С 1962 г. в Москве существует улица Генерала Ермолова. Имя Алексея Петровича Ермолова в истории нашей Родины связано с движением декабристов, становлением русской артиллерии как самостоятельного рода войск, с героическими событиями Двенадцатого года. Это генерал-майор Ермолов, начальник штаба 1-й Западной армии, узнав о взятии французами батареи Раевского, ведет в стремительную контратаку батальон Уфимского пехотного полка.

Вот как писал об этом Кутузов М.И.: «Когда неприятелю удалось взять центральную батарею (батарею Раевского) и опрокинуть часть 7-го корпуса, который оную прикрывал, 24-й же дивизии приказано было опять сию батарею взять, то сей генерал (Ермолов) кинулся сам вперед, ободрил своим примером солдат, и вмиг сия батарея была взята и неприятель, в оной находящийся, весь истреблен».

Активный участник Заграничного похода русской армии 1813-1814 гг., Ермолов А.П. в 1815 г. назначается главнокомандующим на Кавказе. В 1827 г. за связи с декабристами, которые намеревались включить его в состав Временного революционного правительства, он был отстранен от должности и навсегда покинул армию. Весной 1829 г. по дороге на Кавказ Пушкин А.С. завернул в Орел, чтобы познакомиться с опальным генералом.

«Ермолов принял меня, — писал поэт, — с обыкновенной своей любезностью. С первого взгляда я не нашел в нем ни малейшего сходства с портретами, писанными обыкновенно профилем. Лицо круглое, огненные, серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на Геркулесовом торсе… Когда же он задумывается и хмурится, то он становится прекрасен… Он был в зеленом черкесском чекмене. На стенах его кабинета висели шашки и кинжалы… Он, по-видимому, нетерпеливо сносит свое бездействие… Думаю, что он пишет или хочет писать свои записки (таковые действительно были написаны и выдержали несколько изданий)… он желал бы, чтобы пламенное перо изобразило переход русского народа из ничтожества к славе и могуществу».

Мозаика в зале станции "Комсомольская"

Мозаика в зале станции "Комсомольская"

Вынужденная отставка Ермолова длилась 35 лет. В 1853 г., когда началась Крымская война, он был избран командующим ополчения в семи губерниях России, но принял эту почетную должность только по Московской губернии. Военачальник суворовской школы, Ермолов был отважным и деятельным участником военных кампаний, которые вела Россия с 1794 по 1827 г. Однако симпатии к декабристам, любовь к солдату, неумение подлаживаться, острый язык, прямолинейность и откровенность далеко не способствовали служебной карьере Ермолова, но создали ему громадную популярность в народе и армии. Это он в период преклонения перед всем прусским на вопрос императора о достойной его награде ответил: «Государь, произведите меня в немцы». Смелость в сочетании с кипучей деятельностью и талантом военного организатора — вот отличительные черты героя.

«Все надобно принести в жертву и с радостью, когда под развалинами можно погрести врагов, ищущих гибели отечества» — в этих словах Ермолов весь. Глубочайшее признание современниками заслуг Ермолова звучит в словах Пушкина: «…Ваша слава принадлежит России».

В Улицы Василисы Кожиной и Герасима Курина — еще одна яркая страница памятной летописи народного подвига. Талантливый самородок, крестьянин села Павлова Богородского уезда Московской губернии Герасим Матвеевич Курин умело руководил действиями крестьянского отряда, численность которого доходила до 5800 партизан. Как он сам писал, жители Вохновской волости, из которых в основном состоял отряд, горели желанием «сразиться с неприятелем, или умереть, или отомстить злодею» и шли в бой «с великою яростью против неприятеля».

Курин разработал и особую тактику партизанских действий. Большую часть сил он оставлял в засаде, а с меньшей завязывал бой с неприятелем. Затем отступал, заманивая врага к засаде, где неожиданно окружал его и громил всеми силами своего отряда. Весь район действий отряда Курина был охвачен сетью взаимосвязанных наблюдательных постов и разведывательных дозоров, что давало ему возможность своевременно получить нужные сведения о неприятеле и подготовиться к нападению.

Герасим Курин был награжден Георгиевским крестом, освобожден от крепостной зависимости, получив звание гражданина, и удостоен серебряной воинской памятной медали за участие в Отечественной войне 1812 г. Современники с восторгом писали, что Курин «во всех делах имел особую расторопность, смелость и отважность, и в глазах его сверкал огонь любви к отечеству».

Василиса Кожина, легендарная «старостиха Василиса», жена старосты хутора Горшково Сычевского уезда Смоленской губернии, возглавила отряд своих односельчан. Имя «старостихи Василисы», ставшее синонимом мужества и пламенного патриотизма, наводило страх на захватчиков. Подобно отряду Кожиной в Сычевском уезде действовали народные партизанские отряды, во главе которых стояли крестьяне Агапий Иванов, Сергей Миронов, Максим Васильев, Андрей Степанов, Антон Антонов, Василий Никитин, пономарь Алексей Смирягин, отставные офицеры Н. Тимашов, Мельников, Н. Нахимов, Е. Богуславский, Т. Карженковский и С. Емельянов. С 19 августа по 25 октября 1812 г. сычевскими партизанами было истреблено 1760 неприятельских солдат и офицеров и 1009 взято в плен. Потери партизан составили 321 человек убитыми и ранеными.

С 1971 г. существует в Москве улица Кульнева. Уроженец Витебской губернии Яков Кульнев жил в семье весьма скромного достатка, рос без отца, учился на казенный счет. В 1785 г. 22 лет он был выпущен из кадетского корпуса поручиком и направлен в Черниговский пехотный полк. В первой же своей кампании против Турции Кульнев приобрел репутацию храброго и ревностного к службе офицера.

С 1807 г. Кульнев мужественно сражался в рядах Гродненского гусарского полка, несшего авангардную службу. Чин подполковника и два ордена были наградой бесстрашному гусару. Свойственная Кульневу молчаливость и даже застенчивость совершенно пропадали в бою, когда он громко и уверенно произносил слова команд, а его бесстрашие и смелость не знали преград. Военачальник суворовской школы, он заботился о солдате и сам вел солдатский образ жизни.

Офицерское жалованье являлось для холостяка Кульнева единственным средством существования. Предельная скромность и бескорыстие были его главными чертами. Он нередко отказывался от своих наград, ходатайствуя взамен о помощи нуждающимся родственникам. Например, пенсию за 12 лет, которой он был награжден за военные заслуги, Кульнев целиком пожертвовал племяннице. В начале Отечественной войны 1812 г. генерал-майор Кульнев, словно предчувствуя близкую гибель, писал брату: «Ежели я паду от меча неприятельского, то паду славно. Я почитаю счастьем пожертвовать последнюю каплю своей крови, защищая отечество». Он пал в бою под Клястицами 20 июня 1812 г.

Дмитрий Петрович Неверовский вписал свое имя в историю Отечественной войны 1812 г. геройским подвигом под Красным. После соединения 1-й и 2-й Западных армий в Смоленске Барклай де Толли и Багратион предприняли попытку перейти в наступление и двинули войска в направлении Рудня — Витебск. Наполеон же, стремительно переправив на левый берег Днепра основные силы, форсированным маршем, в обход русских армий, устремился к Смоленску, намереваясь неожиданно занять город, отбросить русские войска на север и отрезать их от дороги на Москву.

Подступы к Смоленску на этом направлении прикрывал в районе Красного отряд генерал-лейтенанта Неверовского, куда входили 3 полка его 27-й пехотной дивизии. 2 августа разведка донесла, что французская армия движется к Красному, а вскоре показался и ее авангард из 15-тысячной кавалерии и одной пехотной дивизии. Построив свой отряд за городом в каре, Неверовский смело встретил лавину вражеской конницы. Отряд начал «львиное отступление», отбивая непрерывные сабельные атаки. Молодые воины 27-й дивизии не уступали в храбрости старым солдатам.

Неверовский смешал все планы Наполеона: авангард его был остановлен, продвижение к Смоленску задержалось на сутки. Это позволило русским армиям вернуться и подготовить город к обороне. 27-я дивизия мужественно дралась и за Смоленск. Под Бородином дивизия Неверовского покрыла свои знамена новой славой. Ей выпала честь защищать Шевардинский редут. В жестоком бою, продолжавшемся весь день, редут несколько раз переходил из рук в руки. В конце дня русская пехота предприняла очередную контратаку. Попытавшийся ударить ей во фланг неприятель был смят конницей. Успех кавалерии закрепила атака 27-й дивизии.

Через сутки, в день Бородинского сражения, 27-я дивизия стояла насмерть на направлении главного удара неприятеля, защищая Багратионовы флеши. Дивизия несла большие потери, но держалась мужественно. Генерал Неверовский был контужен в грудь и левый бок, но остался в строю. В Тарутине 27-я дивизия была доукомплектована. Рассказывая молодым солдатам о пройденном ей героическом боевом пути, Неверовский с гордостью говорил: «Помните, что вы носите имя 27-й дивизии».

Проделав весь поход Двенадцатого года, Неверовский Д.П., словно подводя итог своей боевой службы, в декабре писал жене из Вильно: «Я иногда бросался, куда бы и не следовало. Три раза в разных делах сам в штыки ходил, но долг и честь так повелевали». Имя Неверовского в 1971 г. получила одна из улиц Москвы, расположенная недалеко от станции метро «Фили».

Между Можайским валом и улицей Раевского находится Платовская улица. Начав боевую службу в 19 лет, донской казак Матвей Иванович Платов в том же 1770 г. за проявленную в разных схватках с неприятелем храбрость был произведен в есаулы. На 21-м году жизни он уже войсковой старшина. В 1787 г., уже полковником, он участвует в турецкой войне и отлично проявляет себя при штурме Очакова и Бендер. Блистательными подвигами при штурме Измаила он заслужил орден святого Георгия 3-го класса и звание генерал-майора. В сентябре 1801 г. Платов, произведенный в генерал-лейтенанты, назначается атаманом Донского казачьего войска.

В Отечественную войну 1812 г. в полную меру проявилось незаурядное военное дарование Платова М.И. Предводимые им казаки первыми мужественно встретили врага, вторгшегося в Россию. Прикрывая отход армии Багратиона, казачий корпус Платова в арьергардных боях наносил серьезные удары по наступающей наполеоновской армии. 27 и 28 июня в первом же бою с врагом у местечка Мир донские казаки разгромили 9 уланских полков французской кавалерии. 2 июля у местечка Романово крупные силы неприятельских войск, атакованные казаками, снова потерпели полное поражение. Замечательную отвагу и героизм проявили казаки Платова и под Могилевом, и под Салтановкой, и у Молева Болота.

Во время Бородинского сражения Кутузов направил корпус Платова в обход левого крыла вражеских войск. Удар казаков явился настолько неожиданным, что Наполеон вынужден был приостановить атаки на батарею Раевского. В период подготовки контрнаступления по призыву атамана Донского казачьего войска к армии прибыли 26 полков казачьего ополчения. Заслуга разгрома авангарда наполеоновской армии под Тарутином во многом принадлежит казакам Платова. Они первыми встретили врага и у Малоярославца.

Во время преследования отступающего неприятеля Платов умело использовал свойственные казачьему войску боевые качества: высокую подвижность, выносливость, маневренность. Атаман всегда находился среди казаков. Это был человек большой храбрости, исключительной выносливости, искренней доброты, неутомимый наездник, искусный фехтовальщик, отличный стрелок.

Улица Раевского расположена недалеко от бывшей Дорогомиловской заставы. Николай Николаевич Раевский — полковник и командир драгунского полка в 23 года, один из лучших генералов русской армии, друг Багратиона П.И., «…я в нем любил человека с ясным умом, с простой, прекрасною душою; снисходительного, попечительного друга, всегда милого, ласкового хозяина… — писал хорошо знавший его Пушкин А.С. — Памятник 12 года, человек без предрассудков, с сильным характером и чувствительный, он невольно привяжет к себе всякого, кто только достоин понимать и ценить его высокие качества».

В начальный период Отечественной войны 7-й пехотный корпус, которым командовал генерал-лейтенант Раевский, отступал в составе 2-й Западной армии под командованием Багратиона. Чтобы беспрепятственно выйти в район Смоленска на соединение с 1-й Западной армией Барклая де Толли, Багратион решил обмануть врага. Он поручил Раевскому демонстрировать намерение всей армии пробиться к Могилеву, для чего, сколь можно решительнее, атаковать превосходящие силы противника.

11 июля 1812 г. примерно в 11 километрах от Могилева, у деревни Дашковки, корпус Раевского атаковал врага. Ожесточенный бой продолжался около десяти часов. Задуманный Багратионом и осуществленный Раевским маневр блестяще удался. Неприятель ввел в сражение все свои резервы, решив, что за 7-м корпусом движется вся 2-я армия. А в это время Багратион переправил войскa через Днепр южнее Могилева и двинулся к Смоленску на соединение с 1-й армией.

В этом бою солдаты Раевского проявили исключительное мужество и героизм. Не отставал от них и сам командир. В решительный момент боя у Салтановской плотины Раевский, взяв за руки своих сыновей — 11-летнего Николая и 16-летнего Александра, повел в атаку на французские батареи Смоленский пехотный полк со словами: «Вперед, ребята! Я и дети мои укажем вам путь!» Уже во время атаки, когда упал сраженный полковой знаменосец, Александр подхватил знамя и высоко поднял его над головой, увлекая вперед солдат. Вдохновленные геройским примером Раевского, солдаты рванулись вперед, сметая все на своем пути.

Весть о подвиге командира быстро облетела армию, а рассказы о нем превратились в легенду. Умалчивая, как всегда, о личных заслугах, Раевский в рапорте Багратиону заботливо отмечал своих солдат и офицеров: «Единая храбрость и усердие российских войск могла избавить меня от истребления против толико превосходного неприятеля и в толико невыгодном для меня месте; я сам свидетель, как многие, получа по две раны, перевязав оные, возвращались в сражение, как на пир. Не могу довольно похвалить храбрость и искусство артиллеристов: в сей день все были герои, чему свидетельствует превосходная противу нашей потеря неприятеля».

Раевскому принадлежит честь защиты Смоленска, Центральной высоты Бородинского поля, названной его именем, и Малоярославца. Корпус его отличился и во многих боях при контрнаступлении русских армий. Умелое руководство войсками, необыкновенная смелость, редкая отвага, ясность и прямота суждений вынудили Наполеона признать, что Раевский создан из такого материала, из которого делаются маршалы. Декабристы намечали ввести Раевского в состав Временного революционного правительства.

«Николай Николаевич Раевский соединял в себе способности государственного мужа, таланты полководца и все добродетели честного человека, — писал Денис Давыдов. — Он скончался на 59-м году своей жизни, не оставив на сем свете ни одного человека, который бы имел право восстать против его памяти. Раевский принадлежит семейству храбрых».

Имя прославленного командира «летучего» войскового партизанского отряда носит с 1963 г. Сеславинская улица. Герой-партизан, рожденный в огне Отечественной войны 1812 г., Александр Никитич Сеславин относится к числу талантливых военачальников русской армии. Боевой артиллерийский офицер, даже будучи адъютантом Барклая де Толли, он старался не пропускать ни одного серьезного боя.

Когда армия остановилась в Тарутинском лагере, Сеславину было поручено сформировать «летучий» отряд для действий в тылу врага, вдоль Калужской дороги. Успехи отряда не раз отмечались Кутузовым. Благодаря своевременному предупреждению капитана Сеславина о движении главных сил Наполеона из Москвы на Калугу русская армия сумела преградить путь неприятелю на юг. После поражения у Малоярославца войска Наполеона стали поспешно отходить по Старой Смоленской дороге. Отряд Сеславина продолжал успешно громить отступающие части врага.

5 декабря 1812 г. Сеславин А.Н. был произведен в полковники и назначен командиром Сумского гусарского полка. Неутомимый и бесстрашный Сеславин, участник 74 сражений, боев и стычек, получивший шесть ран, по свидетельству Давыдова Д.В., «любил опасности, как свою стихию», всегда был «пылким, но благородным» воином. Недалеко от станции метро «Фили» располагается Тучковская улица, названная так в память о четырех братьях — Николае, Сергее, Павле и Александре Тучковых, героях Двенадцатого года.

Николай Алексеевич Тучков, старший из братьев, с 17 лет начал службу в артиллерии, затем перешел в пехоту. За мужество и отвагу, проявленные в Швейцарском походе Суворова, Тучков был произведен в генерал-лейтенанты. В период военных действий 1806 г. умелое руководство дивизией в ряде сражений поставило его в число лучших военачальников русской армии. Закаленным в боях опытным командиром корпуса выступил Тучков Н.А. в свой последний поход в июне 1812 г.

В памятный для всей России день — 26 августа — Тучков 1-й, как называли старшего из братьев, командовал отдельным утицким отрядом, прикрывавшим левый фланг бородинской позиции у деревни Утицы на Старой Смоленской дороге. На рассвете 5-й корпус армии Наполеона атаковал войска Тучкова, оттеснил егерей передового прикрытия и занял Утицу. «Потом вышел на равнину, невзирая на жестокий огонь нашей артиллерии, повел атаку на 1-ю гренадерскую дивизию, которая, однако, принудила его к отступлению. Неприятель, подкрепленный новыми силами, принудил генерал-лейтенанта Тучкова 1-го отступить по дороге немного назад и занять на высотах выгодную позицию под прикрытием устроенных батарей, наносивших чувствительный вред Неприятелю.

Французы, заметя важность сих высот, повелевающих всею окружностью, овладев коими легко можно было взять во фланг левое наше крыло и отнять способы держаться на Смоленской дороге, поставили против оных батарею о 40 орудиях и, усилясь новыми войсками, повели атаку сомкнутыми колоннами… Генерал-лейтенант Тучков 1-й, став в голове Павловского гренадерского полка, приказал ударить в штыки неприятеля. Полки, опрокинув со своей стороны неприятеля, овладели вскоре высотою, покрытою неприятельскими трупами…» — вспоминал участник Бородинского сражения Толь К.Ф. Тучков Н.А., ведя в контратаку Павловский гренадерский полк, был ранен вражеской пулей в грудь. В тяжелом состоянии вынесли его с поля боя. После трехнедельных мучений Николай Алексеевич скончался в Ярославле.

«Он был небольшого роста, рябоват, ловок в обращении и с светским образованием, — писал хорошо знавший Николая Алексеевича адъютант Кутузова Михайловский-Данилевский А.И. — Воин в душе, при замечательных своих дарованиях военных, он имел ум просвещенный, обхождение привлекательное, но отличительными чертами его характера были строгое бескорыстие и непоколебимое прямодушие. Чуждый всех личных выгод, он помышлял только о добросовестном исполнении своего долга». И долг свой герой исполнил до конца.

Александр Тучков — это, пожалуй, самый романтический образ среди героев Двенадцатого года. К 22 годам он уже был полковником артиллерии. Первое же его появление на поле брани в 1806 г. отмечено исключительной храбростью.

Под Бородином он находился в самом жарком месте сражения — на знаменитых Багратионовых флешах, где с раннего утра кипел яростный бой. Враг предпринимал здесь ожесточенные попытки смять левый фланг русской позиции. Флеши несколько раз переходили из рук в руки. Около 11 часов, предприняв отчаянное усилие, враг снова овладел флешами. Не дав неприятелю утвердиться, русские пехотинцы стремительно ударили в штыки.

Александр Тучков повел в контратаку Ревельский пехотный полк. Картечь и пули вносили страшное опустошение в ряды атакующих. Солдаты остановились. В эту критическую минуту боя раздались слова молодого генерала: «Ребята, вперед! Вы стоите?.. Я один пойду!» Тучков схватил полковое знамя и кинулся навстречу свинцовому ливню. С громовым раскатистым «ура!» солдаты рванулись за своим командиром. Враг был сметен с флешей и отброшен к лесу.

Тучков А.А. получил смертельную рану в грудь. Четверо солдат подняли генерала. Но не успели они сделать и сотни шагов, как рядом упало вражеское ядро… Прах героя так и не удалось отыскать. На месте его гибели, указанном Коновницыным П.П., в 1820 г. был воздвигнут первый на Бородинском поле памятник павшим в сражении русским воинам.

…Это произошло во время отхода русских армий от Смоленска. Генерал-майор Павел Алексеевич Тучков командовал авангардом одной из колонн. Утром 7 августа он вышел к Лубину и, чтобы прикрыть движение русских войск с фланга, занял позицию недалеко от Московской дороги. В 10 часов утра авангард был атакован французским корпусом. Несмотря на многократное превосходство врага, полки Тучкова мужественно отбивались в течение пяти часов. В 3 часа дня они вынуждены были отойти за речку Страгань, здесь бой продолжался с еще большим упорством. Ожесточенные фронтальные атаки и яростные попытки обхода были отбиты.

А тем временем корпуса русской армии беспрепятственно вышли на Московскую дорогу. Отряд Павла Тучкова выполнил свою задачу, но бой не прекращался. Около 10 часов вечера свежая французская дивизия, воспользовавшись сумерками, стремительно атаковала позицию русского отряда. Тучков повел Екатеринославский гренадерский полк в контратаку. Когда под генералом убило лошадь, он встал с ружьем в руках в ряды первого взвода гренадер. В жестокой рукопашной схватке Тучков был ранен штыком в бок и несколькими сабельными ударами в голову.

Он потерял сознание и упал среди сражающихся. Заметив на раненом богатое шитье генеральского мундира, вражеские солдаты поспешили захватить его в плен. По пути во Францию Павел Алексеевич узнал о печальной участи братьев Николая и Александра. Только через два года он был освобожден русской армией, вступившей в Париж, и снова стал командовать пехотной бригадой.

Вписал свое имя в историю Отечественной войны 1812 г. и генерал-майор Сергей Алексеевич Тучков. Он начал службу в 1773 г. и лишь через 35 лет стал командиром пехотной дивизии. Его «отличное благоразумие и знание военного искусства… отличные заслуги и достоинства… деятельность и усердие к службе» неоднократно отмечались Кутузовым М.И. Наряду с военными дарованиями Тучков проявил себя как отличный администратор и широко образованный офицер.

Командующий Дунайской армией так докладывал об основанном Тучковым возле Измаила поселении более чем из 1500 домов: «…труды и попечительность генерал-майора Тучкова положили ему основание и привели в надлежащее цветущее состояние. В одобрение за столь полезное дело я бы почитал весьма приличным — город сей назвать по имени учредителя его…» Указом от 4 сентября 1812 г. город получил название Тучков.

Во время Отечественной войны Тучков С.А. умело командовал боевыми действиями корпуса в составе 3-й Западной армии. Однако в конце 1812 г. по бездоказательному обвинению он был отстранен от должности. Разбирательство, тянувшееся 12 лет, завершилось полным оправданием генерала. Но из-за этого Тучков, числясь в армии, до 1828 г. оставался без должности. С началом турецкой войны его, как храброго и опытного командира, направили в штаб действующей армии и через год за отличное руководство войсками произвели в генерал-лейтенанты. С 1830 по 1835 г. Тучков С.А. успешно занимался военно-административной деятельностью в Бессарабии. Уйдя в отставку, он жил в Измаиле, но последние дни жизни провел в Москве.

Не только улицы Москвы хранят память о героях Двенадцатого года. Их именами названы и станции московского метрополитена. Под Кутузовским проспектом, у бывшей Кутузовской слободы, в 1958 г. открылась станция «Кутузовская». Просторная посадочная платформа станции «Багратионовская» располагается с 1961 г. под улицей Барклая. Тема победы России над наполеоновскими агрессорами нашла отражение и в отделке станции «Комсомольская»-кольцевая. На одном из мозаичных панно изображен фельдмаршал Кутузов на фоне развевающихся знамен. Полководец приветствует победоносные русские войска. Эта мозаика создана в 50-е годы художником СССР Кориным П.Д. Барельефы с изображением Кутузова М.И. украшают и станцию «Новокузнецкая». Кинотеатр «Бородино». В память о Бородинском сражении назван и ныне закрытый кинотеатр «Бородино».