Имя великого русского полководца Кутузова Михаила Илларионовича в истории России на­всегда останется связанным, прежде всего с Отечественной войной 1812 г. «Когда народной веры глас воззвал к святой твоей седине: «Иди, спасай!» Ты встал — и спас…» — писал о подвиге Кутузова Пушкин А.С. У Кутузова был свой  стиль ведения войны: он был не только полководцем, а ещё дипломатом и переговорщиком.

Генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, первый в отечественной истории полный кавалер высшего военного ордена Российской империи — св. Георгия Победоносца всех четырёх степеней, происходил, как известно, из дворян Псковской губернии. Одно из имений рода Голенищевых-Кутузовых находилось в селе Фёдоровское Локнянского района современной Псковской области, другое — под Опочкой. В этих местах и прошло детство Михаила Илларионовича. Начиная с семи лет он получал основательное домашнее образование, а в двенадцать был направлен на учёбу в Артиллерийскую и Инженерную школу в Петербург.

По летописям, род Голенищевых-Кутузовых происходит от знаменитого дружинника Александра Невского Гаврилы Олексича. Летописи сохранили имена сына Гаврилы Олексича Андрея Гавриловича и внука Гаврилы Андреевича, названного так в честь своего прославленного деда. Этот-то Гаврила Андреевич получил прозвище Прокша. Прозвище Прокша произведено было от имени Прокофий, что в переводе с греческого означало «схватившийся за рукоять меча».

Скорее всего, Гаврила Андреевич — Прокша — был не из слабохарактерных и умел постоять за себя. Эти качества Гаврила Андреевич Прокша передал и своему внуку — Федору Александровичу, который был прозван Кутуз. Это прозвище производилось от тюркского слова «кутуз», что означает вспыльчивый, бешеный. Чуть позже один из Кутузовых — Василий Ананьевич, по-видимому, высокий и длинноногий, получил прозвище Голенище, и его потомки в отличие от потомков Федора Александровича Кутуза стали прозываться не просто Кутузовыми, а Голенищевыми-Кутузовыми.

Кутузов родился 16 сентября 1745 г. в Санкт-Петербурге в семье известного военного инженера генерал-поручика Голенищева-Кутузова И.М. Надо отметить, что, готовясь к поступлению в Инженерную школу, Михаил Кутузов начал изучать языки: немецкий и французский и поначалу сильно пре­успел в первом из них. Впоследствии он знал семь языков, а не­мецким и французским владел не просто в совершенстве, но с под­линным блеском. Знаменитая французская писательница Жермена де Сталь однажды сказала Михаилу Илларионовичу, что он говорит по-французски, как истинный парижанин, и уж несомненно намного лучше корсиканца Буонапарте. Столь же совершенно владел он впоследствии и немецким, а, кроме того, знал польский, турецкий, татарский, итальянский и латынь.

Что же касается русского языка, то и здесь Кутузов был беспо­добен. Вот что писал много лет спустя о Кутузове-ораторе, о Кутузо­ве-златоусте близко знавший его дежурный генерал Маевский С.И.: «Природа и навык одарили его прекрасным языком, который восходил до высокого красноречия. В нем были счастливые обороты в мыслях и словах; и притом он умел сохранять всегда чудную прелесть лаконизма и игривость от шуточного до величест­венного… Никто лучше его не умел одного заставить говорить, а другого — чувствовать, и никто тоньше его не был в ласкательстве и провидении того, кого обмануть или обворожить принял он намерение…»

Опочка с окрестными уездами была, похоже, благоприятной средой для воспитания талантливых артиллеристов. Символично, что во второй половине XX века именно здесь функционировало Высшее командное ракетно-зенитное училище ПВО, переведённое в 1979 г. в Днепропетровск, которое дало путёвку в жизнь многим землякам Кутузова. Одним из них был и первый командующий Войсками воздушно-космической обороны современной России — Валерий Иванов.

После окончания Петербургской инженерно-артиллерийской школы Ми­хаил Илларионович получил офицерский чин и стал командиром роты Астраханского полка, которым тогда командовал сам Суворов А.В. Но считать Кутузова в полной мере учеником Суворова наверно нельзя. Основной принцип Суворова «обрушиться на врага как снег на голову» не был близок Кутузову. Михаил Илларионович был чуть ли не единственным полководцем в мире, который умел побеждать отступая. Суворов же, наоборот, сразу отважно бросался вперёд на противника.

Кутузов М.И.

Кутузов М.И.

Кутузов был умным, храбрым, хитрым, осторожным и опытным военачальником. К тому же — искусным царедворцем. Кутузов в своих победоносных сражениях почти всегда командовал войсками, которые уступали противнику по численности. Долгим и непростым был его жизненный путь. До 1812 г. в течение сорока лет он командовал ротой и батальоном, полком и дивизией, корпусом и армией, охранял русскую границу на Буге и Днестре, был послом в Константинополе, выполнял важные дипломатические поручения. Ку­тузов имел опыт встреч на поле боя с самим Наполеоном во время войны 1805 г. в Европе.

С наилучшей стороны Кутузов показал себя в ходе русско-турецкой войны 1768-1774 гг., в битвах при Ларге и Кагуле, где русская армия под командованием прославленного генерал-фельдмаршала Румянцева одержала блестящие победы. В 1774 г., в самом конце войны, турки неожиданно высадили крупный десант в Крыму у деревни Алушта. Подполковник Кутузов со знаменем в руках повёл свой батальон на врага. Противник был раз­бит и сброшен в море. Но сам Кутузов был тяжело ранен в голову.

Пуля попала Кутузову в ле­вый висок и вышла у правого гла­за. Врачи единодушно признали ранение смертельным. Кутузов в конце концов выздоровел, од­нако зрение его было сильно по­порчено, но глаз не вытек и Михаил Илларионович неплохо видел правым глазом, а первые годы после операции и читал, но с течением времени зрение его ухудшалось, глаз часто болел, и, для того чтобы сберечь зрение, Кутузов стал время от времени надевать черную повязку.

Несмотря на ранение, через несколько лет Кутузов вернулся в строй. В чине генерал-майора участвовал в очередной войне с турками. Во время упорного боя у турецкой крепости Очаков Кутузов был вновь тяжело ранен.

Это случилось весной 1788 г., когда командир Бугского егерского корпуса Кутузов М.И. привел свои войска к Херсону, где стояла армия фельдмаршала Потем­кина Г.А. Затем корпус Кутузова передвинулся к осажденной русскими турецкой крепости Очаков. 18 августа турки совершили внезапную вылазку из осажденной крепости. Они пытались захватить одну из батарей, но были от­биты егерями, прикрывавшими орудия. В самом начале турецкой атаки Кутузов был вновь смертельно ранен в голову.

Кончина светлейшего князя М.И. Голенищева-Кутузова в 1813 г., рис. неизв. худ. с ориг. 1813 г. адъютанта Кутузова полковника И.Л. Ефимовича, нач. XX в.

Кончина светлейшего князя М.И. Голенищева-Кутузова в 1813 г., рис. неизв. худ. с ориг. 1813 г. адъютанта Кутузова полковника И.Л. Ефимовича, нач. XX в.

Но Кутузов не умер. Более того, на сей раз он вылечился и вер­нулся в строй очень быстро. Врач, лечивший его, писал: «Сей опасный сквозной прорыв неж­нейших частей и самых важных по положению височных костей, глазных мышц, зрительных нервов, мимо которых на волосок про­шла пуля, прошла и мимо самого мозга, не оставил других последст­вий, как только что один глаз несколько искосило!» И добавлял: «Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна».

Когда Суворов в 1790 г. готовился к штурму Измаила, он поручил Кутузову командовать левым флангом армии, Позже Суворов говорил: «Кутузов шёл у меня на левом фланге, но был моей правой рукой». Не­сколько раз Михаил Илларионович со своими солдатами устремлялся на приступ вражеского бастиона, но всякий раз его отбрасывали назад. На­конец он запросил у Суворова помощи. Суворов же на это ответил, что Кутузов уже назначен комендантом крепости Измаил. Кутузов понял, что великий полководец верит в него и надеется на его успех. С удвоен­ной силой ринулись русские солдаты на штурм и ворвались в крепость. Кутузов был в первых рядах атакующих.

В июне 1811 г. в Рущукском сражении русский корпус в 15 тыс. человек целый день сражался  против турок, численностью более 60 тыс. человек.  Кутузов отступил за Дунай, а турки бросились его преследовать и попали в ловушку, в которой Кутузов держал их в течение двух месяцев. Ещё до капитуляции император удостоил Кутузова графского титула Российской империи.

Во время Отечественной войны 1812 г. император Александр I назначил его главнокомандующим. Известна фраза, которую сказал Кутузов, отправляясь в августе 1812 г. в действующую армию, в ответ на неосторожный вопрос племянника: «Неужели, дядюшка, вы думаете разбить Наполеона?» — «Разбить? Нет… — произнес тогда Михаил Илларионович. — Но обмануть — да, рассчитываю!» Если девизом Наполеона было: «Ввяжемся, а там посмотрим», то Кутузов мог бы противопоставить ему иной: «Выпутаемся, а там посмотрим».

Бородинская битва состоялась 26 августа (7 сентября) 1812 г. Русская армия насчитывала 154,8 тыс. человек и 640 орудий, французская — 134 тыс. и 587 пушек. Находясь в меньшинстве, французы постоянно атаковали и к вечеру овладели многими русскими позициями. Наполеон создавал значительный численный перевес на всех участках сражения. Кутузов свои резервы израсходовал еще к середине дня, а у Наполеона оставалась «старая гвардия» — около 20 тыс. человек. Плохая расстановка сил русской армии на Бородинском поле и привела к большим, чем у неприятеля, потерям. Потери оборонявшихся русских составили 55 тыс. человек, а у наступавших французов — 34 тыс. Однако, потеряв меньшее число солдат на Бородинском поле, Наполеон потерял практически всю свою кавалерию.

Кутузов послал императору в Петербург донесение о нашей победе в Бородинской битве и был произведён в генерал-федьдмаршалы. Однако речь может идти только о  ничьей. Парадокс заключается в том, что, не проиграв ни одного сражения, даже на Березине часть своих боеспособных войск Наполеон сумел вывести, он проиграл кампанию. А Кутузов, не выигравший ни одной битвы, выиграл войну.

Надо иметь в виду, что одной из главных черт Кутузова была осторожность. Он был предусмотрителен до такой степени, что не только многочисленные недоброжелатели: граф Ланжерон, князь Долгоруков, английский полковник Вильямс, генерал Беннигсен, московский генерал-губернатор Ростопчин, великая княгиня Екатерина Павловна, наконец, сам император Александр I, — но даже соратники и ученики, не понимая его дальновидной мудрости, упрекали полководца в медлительности, бездействии, а враги — даже и в трусости. Свою военную философию Кутузов выразил в простой, но емкой формуле: «Лучше быть слишком осторожным, нежели оплошным и обманутым».

Другой чертой Кутузова — человека и военачальника была хитрость. Упрекавшие его в бездеятельности и пассивности не подозревали, какой огромный темперамент скрыт, спрятан у Кутузова под маской благодушия и спокойствия. Натуре его с младых ногтей свойственны были необыкновенная театральность, артистизм — с притворствами, игрой, лукавством. «Старый лис Севера», — сказал о Кутузове Наполеон. «Умен, умен, его и сам Рибас не обманет», — тридцатью двумя годами раньше, в своей излюбленной «припечатывающей» манере отозвался о нем Суворов. Наполеон хорошо помнил, как обманул его Кутузов в 1805 году сперва у Кремса, а затем у Шенграбена, хотя и не сделал из этого должных выводов.

Военные действия неумолимо приближались к Первопрестольной. На совете в Филях высказывалось мнение о необходимости отстоять Москву. Генерал Леонтий Беннигсен предлагал дать еще одно сражение, Барклай де Толли рекомендовал этого не делать. Кутузов взял на себя ответственность за непопулярное как в армии, так и в народе решение, сказав: «Властью, данной мне, приказываю отступать». После совета в Филях русская армия отступила от Москвы…

К началу октября Кутузов М.И. вывел армию к селу Тарутино, отрезав пути движения Наполеона в южные районы страны. Для преследования русской армии Наполеон отправил корпус Мюрата. Русские войска под руководством генерала Беннигсена атаковали Мюрата и разбили. Кутузов был уверен — Россия превратится для французов в пустыню, они не смогут здесь найти ни провианта, ни фуража, ни лошадей, ни вина… Неприятности русской осени — слякоть, дожди, непролазные грязные дороги, а затем лютые зимние холода сделают своё дело.

Александр I отверг предложение Наполеона о мире. Отсутствие снабжения армии и падение дисциплины, привели к тому, что Наполеон решил отступить к Смоленску. Во второй половине октября его армия покинула горящую Москву и двинулась на Малоярославец. После сражения под Малоярославцем армия Кутузова завладела инициативой и вынудила отступать французскую армию по разорённой Смоленской дороге. А после Смоленска отступление французов превратилось в паническое бегство.

В сентябре 1812 г. Державин Г.Р. выпустил в свет оду «На парение орла», вот несколько строф из оды, посвящённых Кутузову – спасителю России:

…Мужайся, бодрствуй, князь Кутузов!
Коль над тобой был зрим орел,
Ты, верно, победишь французов
И, Россов защитя предел,
Спасешь от уз и всю вселенну,
Толь славой участь озаренну
Давно тебе судил сам рок;
Смерть сквозь главу твою промчалась.
Но жизнь твоя цела осталась,
На подвиг сей тебя блюл Бог!

После 1812 г. Кутузова М.И. стали называть Спасителем Отечества. В декабре 1812 г. он получил от Александра I титул князя Смоленского и был награждён орденом Св. Георгия I степени, став полным Георгиевским кавалером.

«Шестое число у нас в руке!» — часто говаривал Михаил Ил­ларионович Кутузов, находя, что именно в этот день в июле, авгу­сте, сентябре, октябре, ноябре и декабре 1812 года русские войска одерживали знаменитые победы над неприятелем либо происходили важные события. 6 июля Александр I подписал «Манифест», оканчивающийся следующими словами: «Дотоле не положу оружия моего, доколе не сотру с лица земли Русской врага, дерзнувшего войти в ее пределы. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина…»

6 августа из Смоленска была вынесена икона Смоленской Божьей матери. Причем священник читал при этом Евангелие от Луки и провозгласил: «пребысть же Мария три месяца и возвратится в дом свой». Тем более было дивно, что именно 6 ноября эта икона была внесена в собор, откуда вынесли ее ровно за три месяца перед тем.

6 сентября Кутузов начал свой беспримерный фланговый маневр, перейдя с Рязанской дороги на Калужскую, закрыв, таким образом, от французов плодоносные южные губернии, что и обрекло в ближайшем будущем их армию на полную гибель. 6 октября русская армия атаковала корпус Мюрата при Тарутине, и в тот же день Витгенштейн разбил корпус Сен-Сира при Полоцке.

6 ноября была одержана победа в жестоком и кровопролитном сражении при Красном. 6 декабря остатки главных сил Наполеона оставили территорию  Российской империи.

От брака с Екатериной Бибиковой имел пять дочерей и сына, который умер в младенчестве. Михаил Илларионович любил всех своих дочерей. Однако более других любил он дочь свою Лизаньку. И к зятьям своим отно­сился Кутузов с любовью, однако более всех любил мужа Лизаньки — полковника и флигель-адъютанта графа Фердинанда Тизенгаузена. Он даже называл его своим сыном. Любимый зять Кутузова был убит под Аустерлицем в роковой для русских день 20 ноября 1805 года… Полководец увлекался театром, любил охоту.

Умер Михаил Илларионович 16 апреля 1813 г. в силезском городке Бунцлау (ныне польский город Болеславец), не дожив до окончательной победы над Францией. Похоронен Кутузов М.И. в Петербурге в Казанском соборе. «Счастье и величайшая честь — носить русский мундир», — писал Кутузов. И чести этого мундира он не посрамил ни разу.