В начале 50-х годов XIX века вновь осложнилась ситуация, связан­ная с восточным вопросом. Причиной конфликта явились пробле­мы, связанные с торговлей на Ближнем Востоке, за которую боро­лись Россия, Франция и Англия. Турция, в свою очередь, рассчитывала на реванш за поражение в войнах с Россией (1806-1812 гг., 1828-1829 гг.). Не хотела упустить своего шанса и Австрия, которая стремилась расши­рить сферу своего влияния на турецкие владения на Балканах.

Несмотря на то, что по договору 1833 г. с Россией Турция обя­зывалась в случае войны (против России) закрывать свои проливы для прохода военных судов западных государств, с 1840 г. такое су­доходство возобновилось. Контроль над проливами, согласно Лон­донской конвенции, принял международный характер, и проход через них был запрещен как европейским, так и российским военным судам.

В 1850 г. начинается конфликт между православной и католи­ческой церковью относительно прав на Святые места в Иерусалиме, находившемся на территории Османской империи. Россия рассчи­тывала на поддержку Австрии и Пруссии и нейтралитет Англии и Франции. Однако усиление России на Балканах беспокоило эти го­сударства.

В 1853 г. Россия предъявила Турции ультиматум, в котором пред­лагала свое решение спорного вопроса о Святых местах. Турция уль­тиматум отвергла. Тогда русские войска вступили в Молдавию и Ва­лахию. Турция объявила войну России. Война началась с оккупации Молдавии и Валахии армией под командованием князя Горчакова М.Д., «в залог доколе Турция не удовлетворит справедливые требования России» — т.е. передачу ключей от храма Гроба Господня православным.

Портрет императора Николая I

Портрет императора Николая I

В ходе Крымской войны выделяются два этапа. Первый — это собственно русско-турецкая кампания на Дунайском фронте, ко­торая велась с ноября 1853 года по апрель 1854 года. Второй этап охватывает время с апреля 1854 по февраль 1856 года и связан с англо-французской интервенцией в Крым и боевыми действиями на Кавказском фронте.

В первый период войны русская армия добилась значитель­ных успехов. Перейдя Дунай, она отбросила турецкие войска от правого берега и осадила крепость Силистрию. На Кавказе рус­ские войска 1 декабря 1853 года одержали крупную победу под Башкадыкляром, сорвав расчеты турок на вторжение в Закавка­зье и захват Тифлиса (Тбилиси).

Еще более выдающуюся победу одержала черноморская эскадра под командованием Нахимова П.С., она разгромила и сожгла турецкий флот в Синопской бухте. Командую­щий турецким флотом был взят в плен. После этой победы на стороне Турции выступили Англия, Франция и Сардиния, которые требовали от России освобождения территорий Дунайских княжеств. Но Союзникам не удалось создать общеевропейскую коали­цию против России.

Явно враждебную позицию в отношении России заняли прежние бывшие союзники Николая I — правительства Австрии и Пруссии, по требованию которых русские войска были вынуждены в июле 1854 года снять осаду Силистрии и очистить дунайские княжества (вывести войска из Молдавии и Валахии). Австрия, формально оставаясь нейтральной, сосредоточила свою армию на границе Дунай­ских княжеств. Россия оказа­лась в изоляции. Поскольку сохранялась угроза со стороны Австрии, одна из русских армий оставалась всю кампанию близ юго-западной грани­цы.

Оборона Севастополя (схема)

Оборона Севастополя (схема)

Пришедшая на юг России война показала полную её отсталость, слабость промышленного потенциала и неподготовлен­ность высшего командования к войне в новых условиях. Русская армия уступала английской и французской в технической осна­щенности по всем показателям: количеству паровых судов, нарез­ного оружия, артиллерии. Из-за отсутствия железных дорог плохо обстояло дело и со снабжением русской армии снаряжени­ем, боеприпасами и подкреплениями.

В период летней кампании 1854 г., России удалось успешно противостоять противнику. В нескольких сражениях были раз­громлены турецкие войска. Английский и французский флоты пытались совершить ряд нападений на русские позиции на Бал­тике, в Черном, Белом морях и на Дальнем Востоке, однако каких-либо ощутимых результатов они не имели.

Неприятельские союзные войска обстреляли Аландские острова, Соловецкий монастырь, на Мурманском побережье сожгли старинный русский город Колу, и даже предприняли попытку высадить десант на Камчатке. Англо-французская эскадра поя­вилась перед Петропавловском-Камчатским. Небольшой рус­ский гарнизон под командованием адмирала Завойко B.C. оказал героическое сопротивление и вынудил противника отступить.

На Черном море союзники обстреляли Одессу и высадили десант, который был разбит. Но главный удар неприятель готовил против Черноморского флота, стоявшего в Севастопольской бухте. Уже с лета 1854 г. на побережье Болгарии стала сосредото­чиваться англо-французская армия. Ею командовали маршал Сент-Арно и лорд Раглан. До русского командования дохо­дили слухи, что союзники нацеливаются на Севастополь.

С сентября 1854 г. развернулись основные боевые действия за Крым, французский флот высадил десант у Евпатории. 60-тысячная армия союзников сразу же двинулась на Севастополь. 8 сентября 1854 г. она встре­тилась на р. Альме с 35-тысячной русской армией под коман­дованием генерала Меншикова А.С. Огонь англо-французской эскадры по­зволил союзникам обойти русские войска с фланга и продол­жить движение на Севастополь.

Главная база Черноморского флота почти не имела сухо­путных укреплений. Союзники могли овладеть Севастополем с ходу. Тем более, что Меншиков, не очень заботясь о его судьбе, отступил к Бахчисараю. Но на подходе к городу у союзников возникли сомнения относительно успешности не­медленного штурма. Они пошли в обход бух­ты, чтобы обеспечить себе морскую базу в Балаклаве и дей­ствовать против Севастополя с юга.

Войска союзников двигались к Севастополю, но парусный Черноморский флот не мог вступить в бой с паровым флотом английской и французской армий, поэтому было принято решение у входа в бухту русский флот затопить, чтобы закрыть путь эскадре неприятеля.

Обороной Севастополя командо­вали вице-адмиралы Корнилов В.А. и Нахимов П.С. и контр-адмирал Истомин В.И., а укрепления (8 бастионов) были построены под началом инженера Тотлебена Э.И. Эти наскоро сделанные укрепления из земляных валов, траншей, мешков с песком, корзин с землей (туров) были хорошо приспособлены к ме­стности и отвечали современным условиям боя.

Кончина императора Николая I, литография 1898 г.

Кончина императора Николая I, литография 1898 г.

Утром 5 октября союзники начали бомбардировку. В тот день адмирал Корнилов, объезжая бастионы, отмечал недо­статки в обороне, давал указания, старался определить ус­пешность ответного огня русских батарей. На Малаховом кургане он был смертельно ранен. «Отстаивайте же Севасто­поль…», — сказал он, теряя сознание. Бомбардировка нанесла большие потери защитникам го­рода. Не избежали их и союзники. У них было взорвано три пороховых склада, получили повреждения некоторые кораб­ли, участвовавшие в обстреле города. Главное же, не удалось заставить замолчать русскую артиллерию.

«Русская армия настолько остро ощущала недостаток современного стрелкового оружия, что после удачных вылазок трофейные штуцера у солдат покупали по 5 рублей за штуку. Неприятельские пули, ещё горячие, добывались прямо во время сражений. За пуд такого свинца платили 4 рубля. Отчаянные головы лезли под самые пули, чтобы их добыть, нередко погибая. Потери были настолько велики, что эту рискованную торговлю командование вынуждено было запретить, несмотря на острый недостаток свинца» (О. Павленко «Священные могилы Севастополя», журнал «Родина, №8 2014, с. 105).

Севастополь выдержал 11-месячную осаду силами 30-тысячного гарнизона и флотскими экипажами. Среди участни­ков обороны Севастополя находились Толстой Л.Н. и Пирогов Н.И. Гарнизон крепо­сти проявил невиданный героизм. Особенно прославились генерал-лейтенант артиллерии Хрулев С.А., многие матросы и солдаты: И. Шевченко, Ф. Самолатов, П. Кошка и др.

Герой Севастопольской обороны матрос Кошка П.М. (в центре)

Герой Севастопольской обороны матрос Кошка П.М. (в центре)

В 1849 г. крепостной крестьянин Петр Маркович Кошка (1828-1882) был сдан в рекруты и зачислен матросом 2-й статьи в 30-й флотский экипаж Черноморского флота. Во время участия в обороне Севастополя (на батарее 3-го бастиона, прикрывавшего подступы к Южной бухте и центру города) Кошка отличался редкой отвагой и находчивостью. Он участвовал в многочисленных вылазках, действовал и в одиночку, проникал в расположение противника, добывал ценные сведения, пленных и оружие. О нем писали журналы и газеты. Тимм В.Ф. создал его портрет, а императрица Александра Федоровна прислала «крест благословления». После увольнения в продолжительный отпуск по ранению знаменитый герой жил в большой нужде, ходил с обозами в Николаев, Одессу, Херсон, работал в лесничестве. Затем был возвращен на службу. Через несколько лет вернулся в родную деревню и умер в 54 года…

После высадки союзников в Крыму Меншиков считал войну проигранной. Но царь требовал активных действий. Главнокомандующий правильно рассчитал, что слабым местом у союзников является Балаклава. Здесь стояли англича­не. С тыла их прикрывали турки. 13 октября русская армия сбросила турок с нескольких редутов. Затем русские войска были остановлены подоспевшими англичанами. Русские занимали окружающие долину высоты, и их позиция напоминала вытянутую подкову. Они выждали, когда английская кавалерия углубился в эту «подкову», и начали обстрел кар­течью с флангов и в лоб. Разгром довершила русская кава­лерия. Лишь при помощи подоспевших французов остаткам английского полка удалось вырваться из «долины смерти». «Атака легкой кавалерии» стала потрясением для английского общества. Однако русское командование не использовало успех под Балак­лавой.

Другие попытки русской армии под командованием князя Меншикова А.С. оттянуть на себя силы осаждающих окончились неудачей. Русская армия потерпела поражение при Инкермане и Черной речке, а также при наступлении на Евпаторию.

Смещение Меншикова и назначение на его место Горчакова М.Д. не внесло перелом в ход войны. Весной 1855 г. возобновились бомбардировки Севастополя. После одной из них, особенно продолжительной, на рассвете 6 июня союзники пошли на штурм. Сразу же заговорили русские пушки. Французам, атаковавшим Малахов курган, удалось зайти в тыл и захватить несколько домов на Кора­бельной стороне.

Перелом в ход сражения внесла отчаянная атака роты саперов, случайно оказавшихся рядом. Подоспев­шими подкреплениями неприятель был выбит с окраин города. Англичане, шедшие на штурм Третьего бастиона, были остановлены в 400 м от цели. В восьмом часу утра союзное командование дало отбой. Штурм был отбит с большими по­терями у нападавших. Лорд Раглан, находившийся в подав­ленном настроении, через несколько дней скоропостижно скончался (Сент-Арно умер несколько раньше)…

24 августа началась новая бомбардировка, а 27 августа союз­ники вновь пошли на штурм. Теперь им удалось захватить Малахов курган — последний бастион перед падением Севастополя, после захвата которого пала и русская военно-морская база. Погибли руководители обороны крепости: Кор­нилов, Нахимов и Истомин.

На Закавказском фронте русские одержали ряд побед и взяли крупную турецкую крепость Карс. Николай I умер 18 февраля 1855 г. (ходили упорные слухи о самоубийстве), войну пришлось заканчи­вать новому императору — Александру II. Стало окончательно ясно, что кризис феодально-крепостнической сис­темы привел к отсталости всего военно-экономи­ческого потенциала страны. Поэт Тютчев Ф.И. пи­сал по поводу тогдашних событий об императоре Николае I: «Чтобы создать такое безвыходное положе­ние, нужна была чудовищная тупость этого злопо­лучного человека».

Поражение в Крымской войне нанесло сильней­ший удар по всей внешнеполитической системе Ни­колая I, убедившегося, что его положение евро­пейского и азиатского властелина есть фикция. Рушились сколоченные им в результате военно-по­литических побед ближневосточные позиции Рос­сии; резко упал международный авторитет и влия­ние Российской империи.

В конце 1855 г. Австрия предъявила России ряд жестких требований, угро­жая вступить в войну. Новый император, Александр II, ре­шил пойти на переговоры о мире. Вскоре в Париже открылся мирный конгресс. 18 марта 1856 г. был подписан позорный Парижский мирный трактат. Рос­сия утратила протекторат над Сербией, Валахией и Молдавией; от нее была отторгнута часть Бессарабии, а Севастополь был возвращен России в обмен на Карс. По условиям этого мира Россия обязывалась уничтожить все крепости и арсеналы на Черном море и не держать там военного флота. Черное море признавалось свободным для тор­говых судов всех держав.

Россия уступала значительные территории и свое влияние на Балканах и в Армении в пользу Тур­ции, что перечеркивало все тридцатилетние дипломатические усилия правительства Николая I в «восточном вопросе». Южная граница им­перии оказалась открытой перед нападением вра­жеских сил.

Для Крымской войны существенным фактором поражения стала уже четко наметившаяся отсталость России в общетехническом, военно-техническом и экономическом отношении. Один тот факт, что юг России не был связан с центром современными коммуникациями, то есть железными дорогами, в результате чего не стала возможной быстрая переброска войск, вооружений и т.п., говорит сам за себя.

Но почему в России не было тогда железных дорог? Вот эти причины — без приоритетов:

1. Развитию железнодорожной сети на юг противились крупные производители товарного экспортного зерна, то есть помещики, поскольку появление в южных портах большого количества зерна привело бы к снижению экспортных цен и доходов помещиков и оптовых перекупщиков.

2. Развитию железнодорожной сети в России противились могущественные консервативные силы, то есть те же помещики-дворяне, высшее дворянское чиновничество, столичная аристократия, поскольку в усилении коммуникативной подвижности населения им виделось развитие революционных настроений.

3. Развитию железнодорожной сети в России противился лично министр финансов Канкрин Е.Ф.