Архив рубрики ‘ Наполеон

Причины побед и поражений при столкновении народов определяются законами истории, до сих пор человечеству еще не известными. На страницах всемирной истории мы видим смену народов и даже целых культур, как последствия борьбы, где оказавшиеся в конце победителями, по-видимому, не имели права и думать о победе.

Мог ли маленький греческий мир победить всемирную монархию Персию? Что могло произойти с Русью в ее Московский период истории, когда в течение четырех столетий она вела 250 войн и когда из 150 походов и 50 сражений, занесенных в летописи, русские проиграли 38 сражений и выиграли всего 12? По первому впечатлению готовится ответ: Русь должна была погибнуть. История же отвечает, что, напротив, Русь объединилась, окрепла и начала большую историческую работу, чтобы не отстать в культуре от народов Запада.

Читать полностью »

Перед вторжением Наполеона в Россию

С 1799 года Россия участвовала во всех европейских коалициях и больших войнах против Французской республики, а потом и империи Наполеона. Только в борьбе против русских войск великий полководец переживал иногда тяжелые минуты сомнения в успехе. Хотя он и с особенным удовольствием часто вспоминал «солнце Аустерлица», но, наверное, никогда не забывал и «метели Прейсиш-Эйлауской».

Россия была страшным противником на пути великого завоевателя к мировому владычеству. Он неудержимо увлекался роком, говоря: «Я чувствую, что стремлюсь достигнуть неведомой цели; но, по достижении ее, когда я уже буду не нужен, достаточно будет одного атома, чтобы погубить меня; до тех же пор никакие человеческие силы не одолеют меня!» Проникнутый этими чувствами, Наполеон решил очертя голову броситься в борьбу с Россией.

Читать полностью »

Зимой 1812 года Париж был взбудоражен книжной новинкой. 500-страничный памфлет, изданный большим тиражом, был актуален, чтобы не сказать сенсационен. Речь в книге шла о разглашении тайных стратегических планов России, с которой Франция вела войну. Тревожило французов само название памфлета: «О возрастании русского могущества с самого начала его до XIX столетия». Автор книги, некий г-н Лезюр, в самом ее начале сообщал, что в его распоряжение попал некий секретный российский документ. Более того — документ подписан ни много, ни мало Петром Великим.

Созданный г-ном Лезюром образ врага в виде алчной и кровожадной России призван был убедить французскую общественность в том, что наполеоновская армия вершит правое дело, спасая Европу от агрессивных врагов. Для самой же армии книга Лезюра была чем-то вроде допинга. Вот как по этому поводу написал Валентин Пикуль в своем романе «Пером и шпагой»: «Французская армия шагнула за Неман, а тираж книги Лезюра догонял Штабы Наполеона, подстегивая отстающих, воодушевляя сомневающихся…»

Читать полностью »

Наполеон на Бородинском поле

Ночь накануне сражения французская и русская армии про­вели по-разному. Наполеон обратился к войскам с при­казом, который начинался словами: «Солдаты! Вот бит­ва, которой вы так желали! Теперь победа зависит от вас!» Император подбадривал своих воинов, суля им в случае победы «изобилие, хорошие зимние квартиры, скорое возвращение на родину». Он искусно распалял их воинское тщеславие: «Пусть самое отдаленное по­томство с гордостью вспомнит о вашей доблести в этот день! Пусть о каждом из вас скажут: «Он был в вели­кой битве под стенами Москвы!»

Завоеватели, обрадованные возможностью сразиться, наконец, с врагом, который так долго уклонялся от боя, до полуночи веселились и пели. Едва ли кто из них сомневался в победе. С 2 часов ночи и до рассвета французский император скрытно перевел большую часть своих войск на правый берег Колочи вплотную к позиции русского левого фланга. Пока его солдаты настраивались на битву как на праздник, сам Наполеон нервничал.

Читать полностью »

Виленская операция Наполеона

Поставив перед собой цель: принудить Александра I к миру, выгодному для Франции, Наполеон полагал, что цар­ская власть в Петербурге после стольких дворцовых переворотов XVIII в. не может быть прочной. В самом начале войны он рассчитывал даже на оптимальный вариант своего плана, согласно которому первый же решительный удар «Великой армии» мог привести к тому, что Александр I из страха, с одной стороны, пе­ред французским нашествием, а с другой — перед угрозой нового дворцового переворота начал бы пере­говоры о мире.

У берегов Немана Наполеон заявил А. Коленкуру: «Меньше, чем через два месяца, Рос­сия запросит мира». В расчете на скоро­течную войну и были сгруппированы еще до перехода через Неман все силы армии вторжения. Чтобы разобщить и разгромить по частям русские войска, Наполеон осуществил клинообразное выдвиже­ние от Немана на восток трех больших групп «Вели­кой армии»: одну (220 тыс. человек) он повел сам про­тив Барклая де Толли М.Б., другую (65 тыс.) — под командованием вестфальского короля Жерома Бона­парта — направил против Багратиона П.И., а вице-король Италии Евгений Богарне во главе третьей груп­пы войск  (70 тыс.)  «должен был броситься между этими двумя армиями, чтобы не допустить их соединения».

Читать полностью »