Архив рубрики ‘ Память

Немецкие войска неумолимо приближались к столице. 16 октября 1941 г. паника в Москве достигла наивысшего предела. Москвичей, не имевшие никакой официальной информации, но видевших, как в последние дни друзья, знакомые, соседи лихорадочно упаковывают чемоданы и мчатся на вокзал, охватило отчаяние. К середине октября из 4,5 миллиона жителей столицы было эвакуировано 2 миллиона…

В случае появления войск противника у ворот Москвы планировалось произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также всё электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию). В Москве из всего Генштаба должна была остаться небольшая оперативная группа во главе с Александром Василевским. Сталин предложил членам Политбюро выехать из Москвы 15 октября, а сам решил уехать утром 16-го. Но по предложению Анастаса Микояна было решено, что Политбюро выедет только вместе со Сталиным.

Читать полностью »

Воспоминания пехотинцев о боях 1945 года

Пичугин И.И.

Пичугин Иван Игнатьевич, командир взвода 275-й отдельной штрафной роты. «Меня же с января 1945 года по февраль 1945-го назначили комендантом Гутштадтского уезда. Моей переводчицей стала Катя Телюкова, девушка с необычной и трагической судьбой. Она попала на работы в Германию одной из первых русских женщин, еще в 1939 году, когда в составе группы наших артистов, выступавших в Белостоке, оказалась в немецкой оккупации.

Мой комендантский взвод состоял всего из 12 солдат, и как назло все старики, или хромые, или косые. А во главе я, раненый комендант. Думаю, бродячих немцев в округе еще полно, поэтому решил комендатуру сделать в трехэтажном каменном здании местной школы. Выбрал верхний этаж, чтобы в случае неожиданного нападения враги гранаты не смогли бы забросить.

Читать полностью »

Иванов М.Б.

Иванов Мстислав Борисович, помощник командира взвода 365-й отдельной разведывательной роты 303-й стрелковой дивизии. «Прошли Молдавию, Румынию, Венгрию, Австрию чуть-чуть зацепили, а закончили войну в Чехословакии. Война окончилась 9 мая, а 11 мая подо мной убило коня. После 9-го двигались колонной. Меня и Ваську Сгурина на конях на всякий случай послали вперед. Там была засада. То ли власовцев, то ли эсэсовцев. Дураки, нервы не выдержали. Подпустили бы нас поближе и расстреляли бы в упор, а они с дальнего расстояния открыли по нам огонь.

Моего коня наповал. Он упал и мне сломал ступню. Я сумел отбежать с дороги в кювет. Залегли. Видим, к нам по этой канаве ползут два цивильных парня. Мы стрелять не стали. Понятно, что это мирные жители. Я им показал, что у меня лапа сломана, кость за кость заскочила. Они побежали, приволокли носилки и вытащили меня. В полуподвальном помещении работает пожилой военврач в военной словацкой форме. Вокруг бегают медсестры.

Читать полностью »

Воспоминания артиллеристов о боях 1945 года

Шишкин Н.К.

Шишкин Николай Константинович, командир батареи 1545-го тяжелого самоходного полка. «Подошли к Эльбингу примерно 20-25 января. Взяли город ночью. В ресторанах играла музыка, гуляки на улице были. Нашему полку поставили задачу занять деревни Баумгарт (Ogorodniki), Трунц (Milejewo) и Гросс Штобой (Kamiennik Wielki), с тем, чтобы перекрыть дорогу на Эльбинг отступающим из-под Кенигсберга немецким частям.

Моя батарея расположилась у деревни Гросс Штобой, батарея капитана Зверева заняла Баумгарт, и еще одна батарея — Трунц. К своим позициям мы на буксире подтянули два брошенных «Шермана» — они не могли забраться на пригорок по обледеневшей дороге, и, видимо, их бросили. Потом их пулеметы мне здорово помогли.

Читать полностью »

Воспоминания танкистов о боях 1945 года

Маслов И.В.

Маслов Иван Владимирович, командир 1-й танковой роты 1-го танкового батальона 52-й гвардейской танковой бригады. «Я первый ворвался на станцию Барут со своей ГПЗ и устроил там немцам «изумительный концерт по заявкам». Тремя танками я бы такую большую станцию не удержал, да мне и не давали такого приказа. Это был прорыв в районе Цоссенского укрепрайона, 20 апреля 1945 года. До этого мы прошли почти без боя километров тридцать.

На станцию заехали, смотрим — справа от нас останавливается эшелон. Я подумал: наверное, наши, и вдруг до меня дошло, — какие, к черту, наши, тут же рельсы другие, не как у нас. Развернули башни и врезали по эшелону. В вагонах пехота. Долго их крошили, убили очень много немцев. Сколько мы там немцев положили… Будто сама смерть с косой прошла… Сотни трупов… Рядом на платформах стояли восемь новых немецких танков. Их тоже «в капусту».

Читать полностью »