Отечественная война 1812 г., и особенно день 26 августа, когда произошло Бородинское сражение, стали трагической вехой в судьбе многих и многих тысяч русских людей. Среди них хорошо известно имя Маргариты Михайловны Тучковой. По происхождению она была Нарышкина, чей род возвысился в связи с женитьбой (второй брак) царя Алексея Михайловича на Наталье Кирилловне Нарышкиной. Не только отец Маргариты Михайловны Михаил Петрович Нарышкин (1753-1825), полковник, но и ее мать Варвара Алексеевна, урожденная княжна Волконская (1760-1827), принадлежала к знатному дворянскому роду.

В семье было 9 детей: 6 сестер и 3 брата. Старшая дочь, получившая имя в честь бабушки по материнской линии Маргариты Родионовны Волконской (урожденной Кошелевой), родилась 2 января 1781 г. (по другим источникам она родилась в 1782 г.). Маргарита Нарышкина была умна, много читала, любила музыку и обладала прекрасным голосом; далеко не красавица, она была по-своему привлекательна — высокая, стройная, с удивительной белизны кожей и живыми глазами.

С юности и до преклонных лет Маргариту Михайловну отличали подвижность, порывистость движений и оживленность речи; наделенная характером нервным, импульсивным, она была вспыльчива, но и отходчива. Как свидетельствует первый биограф Тучковой Елизавета Шахова (в 1845-1847 гг. — инокиня Спасо-Бородинского монастыря), ей была присуща «…необыкновенная сила и твердость воли, по которой она могла победительно действовать на других и умерять в самой себе стремительные порывы врожденной живости и пылкости характера».

Первая настоятельница Спасо-Бородинского монастыря игуменья Мария (Тучкова М.М.)

Первая настоятельница Спасо-Бородинского монастыря игуменья Мария (Тучкова М.М.)

В шестнадцать лет девушку стали вывозить в свет. В это время Варвара Алексеевна Нарышкина сблизилась с вдовой Ласунской, матерью Павла Михайловича Ласунского, генерал-майора, блестящего кавалера, завсегдатая светских гостиных — «человека образованного, весьма счастливого по службе и успехам в обществе». Он был обходителен, хорош собой, образован, умен, принят при дворе Екатерины Великой, ввиду чего Нарышкины признали его прекрасной партией для Маргариты.

Генерал-майор Тучков А.А. 4-й, литография с оригинала Д. Доу

Генерал-майор Тучков А.А. 4-й, литография с оригинала Д. Доу

Брак был заключен очень быстро, но оказался недолговечным. Получив приданое жены, Ласунский П.М. не изменил своим холостяцким привычкам картежника, кутилы и мота, более того, он приглашал в дом своих приятелей, предлагая юной Маргарите также вести свободный образ жизни. На одном из таких вечеров она познакомилась с блестящим артиллерийским офицером Александром Алексеевичем Тучковым, и молодые люди по-настоящему полюбили друг друга.

Миниатюрный портрет Тучкова А.А., 1803 г.

Миниатюрный портрет Тучкова А.А., 1803 г.

Правда о репутации Ласунского стала известна Нарышкиным, они подали прошение о разводе; Святейший синод дал разрешение, и Маргарите Михайловне был возвращен статус «девицы Нарышкиной», что означало возможность повторного брака. Тучков А.А. поспешил посвататься к ней, но родители посчитали такую скоропалительность неприличной. В 1802 г. он уехал за границу, путешествовал и пополнял свои знания в Германии и Франции. Долгих четыре года только переписка связывала влюбленных.

Николай Тучков, сын Александра и Маргариты Тучковых, рисунок из альбома Тучковой М.М.

Николай Тучков, сын Александра и Маргариты Тучковых, рисунок из альбома Тучковой М.М.

По возвращении Тучков вторично просил руки Маргариты Михайловны и на этот раз получил согласие. Венчание состоялось весной 1806 г. в одной из московских церквей. Там произошло событие, которое можно расцепить как предсказание будущего для новобрачной, — какой-то нищий бросился к ней с криком: «Мать Мария, возьми посох», и дубовый посох оказался в руках Маргариты Тучковой.

Храм Спаса Нерукотворного на средней Семеновской флеши (место гибели генерала Тучкова А.А.), фото 1912 г.

Храм Спаса Нерукотворного на средней Семеновской флеши (место гибели генерала Тучкова А.А.), фото 1912 г.

Александр Алексеевич Тучков (1777/1778 -1812) происходил из старинного дворянского рода, идущего от новгородских бояр, переселенных Иваном III во внутренние области России. Отец Александра — Алексей Васильевич (1729-1799), инженер-генерал-поручик, тайный советник, сенатор — начальствовал над крепостями по польской и турецкой границам, знаменитый Тучков мост в Петербурге строился под его руководством; мать Елена Яковлевна была из рода Казариновых.

Дом-сторожка игумении Марии в Спасо-Бородинском монастыре, открытка 1912 г.

Дом-сторожка игумении Марии в Спасо-Бородинском монастыре, открытка 1912 г.

Семья была большая: 2 сестры и 7 братьев, два из которых умерли в младенчестве, а остальные — Николай, Алексей, Сергей, Павел, Александр — стали генералами, четверо из них участвовали в Отечественной войне 1812 г., причем Николай был смертельно ранен, а Александр убит в Бородинском сражении.

В характере Александра соединились беспримерная храбрость, рыцарская доблесть, доброта и романтизм. Этим качествам соответствовала и внешность молодого офицера: он был на редкость красив и статен. 25 апреля 1799 г. Тучков А.А. получает чин полковника, что сулило ему блестящую карьеру. В 1804 г. его переводят в Муромский пехотный полк; боевое крещение получил в русско-прусско-французской войне 1806-1807 гг., особенно отличился в сражении при Голымине (Польша) 14 декабря 1806 г., командуя Таврическим гренадерским полком.

Место захоронения игумении Марии и её сына Николая в церкви Спаса Нерукотворного, фото 1902 г.

Место захоронения игумении Марии и её сына Николая в церкви Спаса Нерукотворного, фото 1902 г.

В декабре 1806 г. назначен шефом Ревельского мушкетерского (с 1811 г. пехотного) полка, в конце 1807 г. за отвагу награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. 12 декабря 1808 г. становится генерал-майором; имел репутацию способного, деятельного и бесстрашного воина, солдаты любили его.

Желая быть постоянно рядом с женой, Тучков подает прошение об отставке, но император, занятый подготовкой к военным действиям против Швеции, просьбу отклонил. Когда об этом стало известно, Маргарита Михайловна, не в силах выносить разлуку с мужем, она написала письмо Александру I, в котором просила разрешить ей сопровождать его в военных походах. И такое разрешение было получено.

После начала русско-шведской войны (1808-1809) Тучкова М.М. неотлучно находилась рядом с супругом, разделив с ним все тяготы военной жизни; заботилась о раненых; самые бедные семьи в деревнях, через которые проходила армия, получали от нее еду и деньги.

В 1810 г. генерал-майор Тучков А.А. был назначен командиром 1-й бригады 3-й пехотной дивизии Коновницына П.П. (в нее входил и Ревельский полк). В апреле 1811 г. у Тучковых родился сын, названный в честь любимого старшего брата отца Николаем. Александр Алексеевич во второй раз попытался выйти в отставку. Ответом императора был красноречивый подарок — шпага с надписью; «В руку храброму».

Когда войска наполеоновской Франции вторглись в Россию, Ревельекий полк получил назначение выступить к Смоленску. Маргарита Михайловна с маленьким сыном не могла далее сопровождать мужа, потребовавшего, чтобы она покинула действующую армию. Тучкова ехала в дорожной карете с сыном и его няней, француженкой мадам Терезой Бувье, которая впоследствии стала ее истинным другом, прожив в семье долгие годы. Тучков передал жене утварь полковой церкви, опасаясь, что она попадет в руки неприятеля, в том числе икону Спаса Нерукотворного, сопровождавшую полк во всех походах.

Ночь накануне расставания Тучковы провели в крестьянской избе. Маргарите Михайловне приснился зловещий сон, записанный позже с ее слов келейницей Шаховой Е.Н.: «Ей привиделось, будто она одна блуждает по улицам незнакомого ей небольшого городка, и, куда ни обратит взоры, повсюду изображается пред ее глазами, на окнах, на дверях домов, и даже в воздухе, следующая французская надпись: ton sort finira á Borodino (Участь твоя решится в Бородине).

От ужаса она проснулась, и, чтоб не забыть названия места, угрожающего ей чем-то страшным в жизни, взялась рукой за подбородок и повторила мысленно и устами несколько раз: «Бородино». Александр Алексеевич, — пишет Шахова, — желая успокоить жену, попытался найти этот населенный пункт на карте близ западной границы России (Ревельский полк в это время располагался в местечке Долгиново Минской губернии), но безуспешно.

26 августа 1812 г., во время Бородинской битвы, Тучков А.А. во главе Ревельского и Муромского пехотных полков защищал Семеновские (Багратионовы) флеши. В разгар сражения, желая увлечь за собой солдат, Александр Тучков со знаменем в руках бросился вперед и был убит. Маргарита Михайловна узнала о гибели мужа 1 сентября. В конце октября Тучкова нашла в себе силы отправиться на поле битвы в надежде отыскать и предать земле тело мужа. Сопровождаемая иеромонахом Иосафом, казначеем Можайского Лужецкого монастыря, она бродила среди тысяч павших воинов, но поиски оказались безрезультатными.

Потекли годы, когда убитая горем вдова, не находя покоя, переезжала из имения под Тулой (Ломаково) в Москву, подолгу жила в Троице-Сергиевой лавре, уезжала в Дерпт и Ревель, но постоянно возвращалась в Бородино. В январе 1817 г. генерал Коновпицын П.П. прислал ей письмо с описанием последних минут жизни Александра Алексеевича и карту, на которой отметил крестом место его гибели.

Со временем она осознала, что должна увековечить память мужа и всех погибших за Отечество воинов, построив храм на Бородинском поле. С этой целью она намеревалась выкупить у местных помещиков три десятины земли, но те, узнав о ее замысле, пожертвовали землю безвозмездно. В 1818-1820 гг. была возведена небольшая каменная церковь Спаса Нерукотворного, простая по архитектуре и убранству. Строительство началось на собственные средства Маргариты Тучковой, пожертвования родных и вдов погибших; 10 000 рублей было получено от императора Александра I. После освящения в церковь поместили полковую икону Ревельского полка — образ Спаса Нерукотворного, — ту самую, которую при расставании передал ей муж, и которую она бережно хранила.

В этот храм со всей России стали приезжать вдовы, невесты, сестры офицеров и солдат, погибших в Бородинской битве, — чтобы помолиться о близких людях. Многие оставались здесь, так постепенно возникла община. Тучкова вместе с сыном и его няней поселилась в домике рядом с церковью. Николай был зачислен в Пажеский корпус в Петербурге, но, поскольку отличался слабым здоровьем, получил разрешение жить дома.

В литературе имеются документально не подтвержденные сведения о том, что он обучался в университете в Дерпте: «Когда Коле пошел девятый год, Маргарита переселилась из тульского имения в Москву, чтобы заняться его образованием. По завершении начального курса наук, она отдала сына в университет города Дерпта, где в течение трех лет он учился под её пристальным наблюдением».

Архивные документы позволяют уточнить информацию, касающуюся пребывания Тучковой в Дерпте в 1822-1824 гг. По воспоминаниям современников, Тучкова М.М. с сыном приезжала в Ревель на лечение. Вероятно, ее привлекало и то, что муж был шефом Ревельского полка.

В июле 1822 г. их посетили Дмитрий Николаевич Свербеев (1799-1871), впоследствии дипломат и мемуарист, и дальний родственник — поэт, переводчик и путешественник Авраам Сергеевич Норов (1795-1869). Свербеев Д.Н. в своих записках так описал встречи с «еще молодой, еще красивой и в самом деле привлекательной» Тучковой М.М.: «Норов узнал, что за городом, в Екатеринентале, находится его родственница, вдова убитого под Бородиным генерала Тучкова, и на другой же день мы к ней отправились. Маргарита Михайловна Тучкова, урожденная Нарышкина, приняла нас радушно в хорошеньком домике почти рядом с небольшим дворцом, построенным Петром Великим и им названным Екатериненталем в честь своей жены Екатерины I <…> Родственница Норова приехала из Дерпта, где воспитывала своего сына, брать морские ванны. <…> Двенадцатилетний красивый мальчик Тучков, страстно любимый матерью, был не лишний в нашей оживленной беседе за самоваром».

В 1826 г. Николай Тучков простудился, болезнь дала осложнение, через три дня, в ночь на 16 октября он скончался (в возрасте 15 лет) и был похоронен в Спасской церкви. Удары судьбы преследовали Тучкову: в 1825 г. умер отец; брат Михаил, член «Союза благоденствия» и «Северного общества», в январе 1826 г. был арестован, а в начале следующего года сослан в Сибирь; в 1827 г. скончалась мать. Маргарита Михайловна потеряла всех самых близких людей, она не находила сил, чтобы жить дальше.

Обрести опору и утраченный смысл жизни ей помог митрополит Филарет (Дроздов), ставший ее духовным наставником. Он обратил ее внимание на то, как много на свете несчастных, слабых и обездоленных; ее долг — быть им опорой, помогать тем, кто в этом нуждается. 4 июля 1836 г. в Троицком соборе Сергиевой лавры был совершен иноческий постриг Маргариты Михайловны, и она возвратилась оттуда в Бородино уже как инокиня Мелания.

1 января 1838 г. был Высочайше утвержден доклад Святейшего синода о преобразовании Бородинского общежития в штатный монастырь с присвоением ему степени второклассного. 28 июня 1840 г. после пострижения в мантию она была наречена Марией, на следующий день возведена в сан игумений и стала первой настоятельницей Спасо-Бородинского монастыря.

В общине, сложившейся на Бородинском поле, а позже в монастыре под руководством настоятельницы велась обширная хозяйственная деятельность: «Почти все жизненные потребности монастыря удовлетворялись силами сестер. Несколько человек были постоянно заняты шитьем ряс и теплой одежды; другие делали камилавки, переплетали книги, шили обувь; иные сами пряли шерсть, ткали, красили холст и монашеское сукно; многие были обучены живописи и писали иконы; другие занимались малярной работой, сами стеклили окна».

Тучкова помогала тем, кто приходил в обитель, а также крестьянам окрестных деревень. В конце жизни она тяжело болела, умерла 29 апреля 1852 г. и похоронена в Спасской церкви рядом с сыном. Внутри храма, налево от входа, был поставлен белый мраморный крест, на его темном подножии выбиты слова: «Помяни, Господи, во царствии Твоем Александра, на брани убиенного». Справа — плита, обнесенная позолоченной решеткой, на которой вырезано имя Николая Тучкова. Перед памятником — аналой с иконой «Всех скорбящих радость», которой Тучков А.А., собираясь в свой последний поход, благословил сына.

Известно, что перед смертью Маргарита Михайловна сожгла свою переписку с родными, друзьями… Сохранились лишь немногочисленные документы о жизни этой замечательной женщины; но даже сейчас возможны интереснейшие находки в архивах. Так, в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), и фонде Алексея Алексеевича Тучкова обнаружен очень интересный и содержательный альбом, принадлежавший Тучковой М.М., который заполнялся ею и разными лицами на протяжении более 30 лет.

Среди авторов, представленных в альбоме Тучковой, немало людей, которые оставили след в истории и культуре: поэт и переводчик Норов А.С., языковед, историк литературы Грот Я.К., выдающийся санскритолог Коссович К.А. , государственный и военный деятель Боратынский И.А., немецкий композитор Август Вейраух, поэт Волков А.А., есть подписи офицеров, посещавших поле воинской славы России.

Не все тексты датированы. Самая ранняя из имеющихся в альбоме дат — 2 января 1820 г., день рождения Маргариты Михайловны, именно в этот год на Бородинском поле была открыта и освящена церковь Спаса Нерукотворного. Последняя из датированных записей относится к 27 апреля 1852 г. Предположительно она сделана Тучковой М.М. или кем-то из родных и близких ей людей.

В то время рядом с Тучковой находились ее единственная оставшаяся в живых сестра, княгиня Евдокия Михайловна Голицына (урожденная Нарышкина), брат Кирилл Михайлович Нарышкин (1785-1857), генерал-майор, и келейница Антония (Александра Николаевна Троилина; 1821-1897), позже ставшая игуменьей Страстного, а затем Ново-Алексеевского монастыря. Кроме даты, в этой записи, сделанной за два дня до смерти Маргариты Михайловны, всего несколько слов: «Бородино… 5 часов пополудни».

Известно, что в этот день мать Мария благословила образами бывших при ней родственников и поручила им передать отсутствующим членам семьи свое предсмертное прощание. Поскольку альбом сохранился в семье Тучковых, не исключено, что запись сделана ее сестрой Голицыной Е.М.

Всего записей около 60 (одна была кем-то стерта) на русском, французском и немецком языках, также имеются 3 рисунка, в том числе миниатюрный профильный портрет мальчика в мундире — по всей видимости, изображение сына Тучковой, Николая. Вот отрывок одного из поэтических посвящений Маргарите Михайловне, написанный А. Норовым:

Поля Бородина — обширная, могила,
Кто в ней почил, тот жив в предбудущих веках.
Так, благодарная Россия не забудет
О славном имени супруга твоего;
И воин молодой воспламеняться будет
Любовью к родине кончиною его…

Статья (с сокращениями) Л. Бодрова, А. Евстигнеева «Пример любви и верности святой…», журнал «Наше наследие» № 103, 2012 г., с. 66 – 78.