Поле, восточнее ручья Каменки — около 2 квадратных километров, ограничено с северо-востока Семе­новским оврагом, а с юга — Утицким лесом. Во время Бородинского сражения в 1812 г. здесь шел кровопролитный бой за Семеновские флеши — так называлась система из трех русских оборони­тельных укреплений. В честь полководца, возглав­лявшего войска левого фланга, они были названы Багратионовыми.

Укрепления у Семеновского были возведены 23-25 августа. Три стреловидных укрепления, в том числе два люнета, были на открытой равнине, ограниченной с юга болотистым Утицким лесом, а с северо-востока глубоким Семеновским оврагом. Почти у самого леса виден бруствер левого, или южного укрепления, правое, или северное, укрепление сооружено в 350 метрах правее южного. Они построены таким образом, что артиллерийские орудия, расположенные в них, могли вести огонь по противнику с фронта и во фланг. В случае обхода русского левого фланга для ведения огня по противнику предназначалось среднее укрепление.

Возле них заняли оборону войска армии Багратиона П.И. Орудия, установленные на флешах, мог­ли поражать противника с фронта и с флангов. Здесь расположились 32-я и 11-я батарейные роты. При­крывали их батальоны 2-й сводно-гренадерской ди­визии генерала Воронцова М.С. Позади них заняла по­зиции 27-я пехотная дивизия генерала Неве­ровского Д.П. На высотах Семеновского оврага стояла тяжелая артиллерия, а за нею в резерве — 2-я гренадерская дивизия генерала Дуки И.М.

26 августа 1812 года. «Заря только что начинала зажигаться. Неприятель подвез несколько сот орудий и открыл целый ад. Бомбы и ядра сыплются градом. Треск и взрывы повсеместны», — вспоминал участник сражения Глинка Ф.Н. Почти одновременно с атакой на село Бородино основной удар французов обрушился на флеши Багратиона.

Багратион П.И., неизв. худ., начало XIX в.

Багратион П.И., неизв. худ., начало XIX в.

Войска, находившиеся на левом крыле, приняли на себя удар основных сил Наполеона. В шестом часу утра 26 августа по приказу императора французы начали атаки. По Новой Смоленской дороге они нанесли удар на село Бородино. Одновременно свыше 100 орудий открыли огонь по флешам Багратиона. Дивизии Дессе и Компана из корпуса маршала Даву вышли из леса, чтобы построиться в колонны для атаки. Но русские егеря под командование генерал-майора Шаховского И.Л. при поддержке артиллерии заста­вили противника отойти.

Действия неприятеля, занявшего ранним утром село Бородино и пытавшегося отвлечь внимание рус­ского командования от направления главного удара, были вовремя разгаданы Кутузовым М.И., главнокомандующий приказал  перебрасывать войска к левому флангу. У Багратионовых флешей разгорелся ожесточенный бой, который длился более шести часов. Сюда устреми­лись отборные войска Великой армии.

Мюрат укрывается в каре 25-й Вюртембергской дивизии. Гравюра по рисунку Х.-В. Фабер дю Фора, 1831 г.

Мюрат укрывается в каре 25-й Вюртембергской дивизии. Гравюра по рисунку Х.-В. Фабер дю Фора, 1831 г.

Уже через полчаса после первой атаки францу­зы вновь пошли в наступление на флеши. Им уда­лось ворваться в южное укрепление. Но солдаты Воронцова и Неверовского встретили неприятеля в штыки и при содействии кавалерии выбили его из флеши. В этой атаке были ранены французские ге­нералы Компан, Дессе, Тест. Упал с лошади маршал Даву, и Наполеон получил ложное известие о его гибели.

Около 7 часов 30 минут три дивизии корпуса Нея подошли на помощь пехоте Даву. Свыше 150 орудий ударили по русским укреплениям. Несмотря на силь­ный огонь артиллерии, бившей с флешей, французы устремились в атаку и овладели укреплениями. Но последовала контратака русских гренадер и кавалерии, организованная Багратионом. Она была удач­ной, флеши были отбиты у противника.

Средняя Багратионова флешь

Средняя Багратионова флешь

Через час Наполеон довел количество орудий на этом участке до 186, а численность наступавших — до 35 тыс. Им отвечали 108 русских орудий и про­тивостояли 20 тыс. солдат. Подошли и подкрепле­ния, посланные Кутузовым. Кавалерийские полки Дорохова И.С. поддержали защитников флешей с юго-вос­тока. Почти час длился упорный бой. Неприятель, яростно наседая на дивизии Воронцова и Неверов­ского, занял флеши и часть деревни Семеновское.

И вновь контратака русских. Как всегда, впереди Багратион. Французы не выдержали натиска. Рус­ские кирасиры, содействуя пехоте, гнали неприятеля до ручья Каменки. Маршал Мюрат едва не оказался в плену, ему удалось укрыться в каре Вюртембергской пехотной дивизии.

Икона "Спас Нерукотворный" - икона Ревельского пехотного полка, конец XVIII - начало XIX в.

Икона «Спас Нерукотворный» — икона Ревельского пехотного полка, конец XVIII — начало XIX в.

Сражение продолжалось. Чтобы отвлечь внимание Наполеона от левого крыла и тем самым ослабить натиск французов на флеши, Кутузов приказал казакам Платова М.И. и кавалерии Уварова Ф.П. внезапно ударить по тылам противника. В это же время шел бой в центре поля. Наполеон вводил новые силы и для атак на флеши. Положение русских осложнилось! Но в контратаку включились прибывшие подкрепления.

В составе дивизии Коновницына, подошедшей со Старой Смоленской дороги, была бригада Тучкова А.А., одного из четырех братьев — участников Отечественной войны 1812 г. Полки Ревельский и Муромский, составлявшие бригаду, выйдя из леса, еще не развернулись для контратаки, как во фланг им ударил противник.

Восьмая атака флешей. Ранение Багратиона, худ. Гесс.

Восьмая атака флешей. Ранение Багратиона, худ. Гесс.

Знамя Ревельского полка выпало из рук раненого  знаменосца. Тучков подхватил древко и устремился вперед, увлекая за собой солдат. Против­ник был сломлен — флеши отбиты. Но возглавивший контратаку пехоты генерал Тучков получил тяже­лое ранение. Через несколько минут он погиб от разрыва французской гранаты на центральном ук­реплении. Очевидцем происшедшего стал командир 3-й пехотной дивизии генерал Коновницын П.П.

Уже несколько раз французы шли на приступ флешей, но их постигала неудача. Около 10 часов 30 минут кор­пус Жюно, включившийся в бой, пытался нанести удар в тыл защитникам укреплений. Французская пехота строилась у леса, чтобы начать наступление. Войска Багратиона отражали натиск противника с фронта.

Создалось почти критическое положение. Спасли его подоспевшие резервы. Гвардейская 1-я конная батарея капитана Захарова, развернувшись, обстреляла пехоту Жюно и расстроила ее ряды. Ка­валерия заставила неприятеля уйти в лес, а войска Багговута К.Ф. закончили бой в лесу. Обход французам не удался.

«Ка­питан Захаров Р.И. первый увидел в кустарнике обходя­щего неприятеля… повернул батарею налево и выс­троил фронт. Без прикрытия, имея в виду только предстоящую опасность всей боевой линии, верно оценив критический момент боя, он отважно понесся в карьер на неприятеля, остановился на расстоянии близкого картечного выстрела и открыл беглый, убий­ственный огонь по выходящему из леса неприятелю… Голова ближайшей неприятельской колонны, выхо­дившей из леса, легла в полном смысле слова», — так сообщается о подвиге артиллериста в «Истории гвардейской артиллерии».

В составе батареи Захарова сражался девятнадцатилетний прапорщик Павлов В.А. Самый молодой из офицеров-артиллеристов, он одним из первым погиб на поле брани смертью храбрых. Вскоре на руках своих солдат скончался смертельно раненный капитан Захаров. Его командир полковник Козен П.А. скорбно заметил в то время: «Захаров за Бородино вполне заслужил Георгиевский крест, а мы не могли ему даже поставить деревянного». В боевом содружестве с батареей Захарова и кавалерией Дорохова И.С. шла в контратаку пехота 4-й дивизии Е. Вюртембергского. Не увенчались успехом и попытки овла­деть флешами с фронта: защитники укреплений при­нудили французов к отступлению.

В центре поля еще продолжался бой за батарею Раевского, когда Даву, Ней и Жюно начали следую­щую атаку на флеши. Но она, как и прежние, была неудачной. Русские стояли, несмотря на большие по­тери. Держались, невзирая на яростное желание неприятеля опрокинуть их. Встречали врага меткой ружейной пальбой. Поднимались в контратаки. Би­лись врукопашную. Багратион, полководец и солдат, был впереди. Солдаты, следуя его примеру, самоот­верженно бросались в бой.

Французский генерал Пеле выразил искреннее восхищение мужеством и стойкостью русских: «По мере того как войска Багратиона получали подкреп­ления, они, по трупам павших, с величайшей реши­мостью шли вперед, чтобы возвратить потерянные позиции. Мы видели, как русские массы маневриро­вали, подобно подвижным редутам, унизанным же­лезом и низвергавшим огонь… Пока у них оставалось сколько-нибудь силы, эти храбрые солдаты снова начинали свои атаки».

К полудню с обеих сторон участвовали в бою огромные силы. Около 400 орудий и более 40 тыс. французских солдат готовились к новому приступу. 300 русских орудий и около 20 тыс. пехоты и кавалерии противостояли им. «…700 огнедышащих жерл на пространстве не более одной квадратной версты собранных, обстреливали во всех направлениях небольшую равнину, находящуюся впереди деревни Семеновской, и изрыгали смерть в громады обороняющихся и нападающих», — так рисовал картину этого ожесточенного боя Бутурлин Д.П., участник Бородинского сражения.

Видя, что артиллерией не подавить огромные силы наступавших, Багратион приказал пехоте и кавалерии занять позиции впереди укреплений и контратаковать противника. Завязалась жаркая рукопашная схватка. В один из моментов французы не выдержали сопротивления русской армии и нача­ли медленно отступать. Чтобы развить успех, Багра­тион вырвался вперед, возглавляя контратаку. Но через несколько секунд он был ранен осколком гра­наты.

Выбыл из строя любимый командир русского воинства. Увидев это, кирасир Адрианов, находив­шийся при Багратионе и хранивший военные планы и карты, подбежал к нему и сказал: «Ваше сиятель­ство, вас везут лечить, во мне вам уже нет надобно­сти». Сказав так, он «в виду тысяч, пустился, как стрела, мгновенно врезался в ряды неприятелей и, поразив многих, пал мертвым».

Ранение Багратиона не могло не оказать воздей­ствия на моральное состояние защитников флешей. «Сей несчастный случай весьма расстроил удачное действие левого нашего крыла», — отметил Кутузов, узнав об этом. Заметив смятение в рядах русских, французы усилили натиск. «Сей оборот, — писал военный историк Бутурлин Д.П.,— мог бы иметь самые пагубные последствия, если бы генерал-лейтенант П.П. Коновницын не принял тотчас начальства… От отвел все войска… за овраг Семеновский, занял высоты при сей деревне и с неимоверною скоростью поставил на оных сильные батареи, через то удержал неприятеля».

Временно принявший на себя командование генерал Коновницын, понимая, что оставшимися силами удержать позиции невозможно, приказал войскам отойти к Семеновскому оврагу. На высотах у деревни была установлена артиллерия. Под ее прикрытием встали пехота и кавалерия. Орудия начали ураганный огонь по французам, стремившимся овладеть Семеновским.

Противник занял русские укрепления, не захватив ни пленных, ни трофеев. Занял ценой громадным потерь. В бою за Багратионовы флеши Наполеон потерял около 30 тысяч войск, что составляло почти 7 семь пехотных дивизий. Не сумев осуществить ос­новную цель — прорыв обороны, — неприятель лишь потеснил русскую армию на 400-500 шагов.

Отойдя за Семеновский овраг, служивший препятствием для наступавших, русские войска про­должили сопротивление. «Все стремления французов сбить наши линии остались безуспешными до конца сражения», — писал один из его активнейших участников генерал Богданов Д.И.

В составе 1-й гвардейской конной батареи капитана Захарова Р.И. сражался и погиб 19-летний прапорщик Павлов В.А. «…Щадя юношу, — писал Глинка С.Н., — начальник хотел поместить его там, где казалось будет безопаснее. Павлов возразил: никому не уступлю своего места; мы в ста верстах от Москвы; там моя родина, там моя мать!». Проникновенным обращением к потомкам звучат слова, высеченные на постаменте памятника: «Доблесть родителей — наследие детей. Все тленно, все преходяще, только доблесть никогда не исчезнет, она бессмертна».