Архив за Декабрь 2011

Личная жизнь генерала Багратиона П.И.

В истории разведывательной деятельности значится немало женских имен. Шпионажем занимались и ода­ренные писательницы, и отличные переводчицы, и за­мечательные актрисы, и бизнес-леди. Далеко не все из них были писаными красавицами, но в любви, браке, диплома­тии, разведке, творчестве и многом другом они были на голову выше других представительниц прекрасного пола. Жили они в разное время, у них непохожие судьбы, резуль­таты их деятельности порой неоднозначны. Единственное, что их объединяет, — любовь к Отечеству.

Княгиню Екатерину Павловну Багратион нам легко представить. По заверениям современников, княгиня послужила прототипом графини Элен Безуховой из романа «Война и мир». Скавронская-Багратион укладывала белокурые волосы вокруг головы в фор­ме ручек греческой амфоры, имела тон­кий стан, алебастровой белизны плечи и была слегка близорука. До старости она оставалась кокеткой и, уже будучи прикованной к инвалидному креслу, но­сила открытые газовые платья.

Читать полностью »

На вопрос Следственной комиссии, откуда он заимст­вовал первые революционные мысли, Волконский С.Г. отмечал: «Полагаю… что с 1813 года первоначально заим­ствовался вольнодумческими и либеральными мыслями, находясь с войсками по разным местам Германии и по сношении моем с разными частными лицами тех мест, где находился. Более же всего получил наклонность к таковому образу мыслей во время моего пребывания в конце 1814 и в начале 1815 в Париже и Лондоне, как господствующее тогда мнение. Как в чужих краях, так и по возвращении в Россию вкоренился сей образ мыслей книгами, к тому клонящимися».

Поражение русских под Аустерлицем сильно уязвило национальное самолюбие. Патриотическо­му чувству был нанесен тяжелый удар. Характеризуя настроения русского офицерства, Волконский С.Г., будущий декабрист,  вспо­минал, что «самая отличительная и похвальная сторона в убеждениях молодежи — это всеобщее желание отом­стить Франции за нашу военную неудачу в Аустерлице». Это воспринималось как «гражданственный долг». Но вместе с тем становилось ясно, «что к отечеству любовь не в одной военной славе, а должна бы иметь целью по­ставить Россию в гражданственности на уровень с Ев­ропою».

Читать полностью »

Декабрист Лунин М.С. – участник войн 1805-1814 годов

Будущие декабристы знали почти наизусть книги Ж.Ж. Руссо, Ф. Вольтера, П. Гольбаха, К. Гельвеция, Д. Дидро, Ш. Монтескье. Читали они и произ­ведения итальянских просветите­лей Ч. Беккариа и Г. Филанджери, изучали работы английских эко­номистов А. Смита, И. Бентама и других, а также конституции запад­ноевропейских стран и Северо-Американских Соединённых Шта­тов.

«Вольнодумцы» верили, что пе­ремены в России возможны; и гото­вы были бороться за них.  «И мыслящие восстали на умственный подвиг, как преж­де толпы восставали на рукопашный бой», — писал Лунин М.С., объясняя на следствии причины своего вступления в тайное общество.

Читать полностью »

Как вспоминал декаб­рист Бестужев А.А., «войска от гене­ралов до солдат, пришедши назад, только и толковали: «Как хорошо в чужих землях». Сравнение со своим, естественно, произвело вопрос: по­чему же не так у нас?». Ответы на вопросы, терзавшие будущих декабристов, они искали и находили в политических и фило­софских сочинениях русских и за­падноевропейских мыслителей, в конституционных основах жизни передовых стран…

Ивана Повало-Швейковского, как было принято в то время, отец записал в Московский гренадерский полк, когда он был еще ребенком. В 1804 г., к тому времени, когда он реально начал службу в полку, он имел уже звание прапорщика. В декабре 1804 г. Ивана Повало-Швейковского, будущего декабриста, назначили батальон­ным адъютантом, а в сентябре 1805 г. он в составе Мо­сковского гренадерского полка отправился в военный по­ход или, как записано в его формулярном списке: «…с 1805-го года находился в кампании против францу­зов… в Австрийской Галиции, Прусской Шлезии, Австрий­ской Моравии».

Читать полностью »

Декабрист Перовский В.А. во французском плену

Русская армия оставляла Москву. 14 сентября арьер­гард под командованием генерала Милорадовича находился в десяти верстах от города. Неприятель наступал. Арьергард начал медленное отступление и пришел около полудня к Поклонной горе. Генерал Милорадович решил попытаться задержать вступление французов в город, что­бы дать спокойно уйти армии и самому отойти «без кро­вопролития слабого своего арьергарда».

Лейб-гвардии гусарского полка штаб-ротмистру Ф.В. Акинфиеву он приказал ехать к начальнику фран­цузского авангарда Мюрату и сказать ему, «что если французы хотят занять Москву целую, то должны, не наступая сильно, дать нам спокойно выйти из нее с артиллериею и обозом; иначе генерал Милорадович перед Москвою и в Москве будет драться до последнего челове­ка и вместо Москвы оставит развалины».

Читать полностью »