Неверовский Дмитрий Петрович , герой Отечественной войны 1812 г., генерал родился 21 октября (1 ноября) 1771 г. на Полтавщине, с. Прохоровка Золотоношского уезда,  в семье городничего. Службу начал в 15 лет рядовым лейб-гвардии Семеновского полка. В 1787 г. получил чин поручика и продолжал службу в Малороссийском гренадерском полку, затем в Архангелогородском мушкетерском и Екатеринославском егерском корпусе. Неверовский был офицером суворовской школы.

Дмитрий Неверовский участвовал в русско-турецкой войне в 1787-1791 гг. и в военных действиях в Польше в 1792-1794 гг. под командованием Суворова А.В. Отличился в сражении при Городище и получил чин капитана. В сентябре 1803 г. был произведён в полковники. Чин генерал-майора получил в 33 года и был назначен командиром 3-го Морского полка в Ревель. С этим полком в 1805 г. участвовал в экспедиции в Померанию.

Когда Неверовский служил в Ревеле, он познакомился с очаровательной девушкой 17-ти лет, и сразу же покорил сердце юной красавицы. По воспоминаниям современников Дмитрий Петрович был не только красив собой, высок и статен, но отличался «чистосердечностью и прямодушием, с простотою обхождения соединял он ум возвышенный, с откровенностью — здоровое и глубокое воззрение на предметы». В июле 1805 г. он женился на этой девушке — Елизавете Алексеевне Мусиной-Пушкиной, дочери адмирала Алексея Васильевича Мусина-Пушкина. В браке родилась одна дочь.

В 1808 г. 3-й Морской полк нёс караулы в Петербурге и перед императором Александром I продемонстрировал отличную выучку, за что Дмитрий Петрович был назначен шефом Павловского Гренадерского полка.

Генерал Неверовский Д.П.

Генерал Неверовский Д.П.

В 1811 г. царь поручил Неверовскому сформировать 27-ю пехотную дивизию, с которой он вступил в Отечественную войну 1812 г. Новая дивизия формировалась в Москве и была составлена из пехотных полков Одесского, Тарнопольского, Виленского, Симбирского, 49-го и 50-го Егерских.

10-тысячная 27-я дивизия вошла в состав 2-й Западной армии генерала Багратиона П.И. – была в арьергарде армии. Дивизия Неверовского в начале августа находилась в городе Красном. Вот здесь и началось сражение 23-тысячного (15 тыс. одной конницы) при 60 орудиях авангарда Великой армии под командованием Неаполитанского короля И. Мюрата с дивизии Неверовского.

Перед боем генерал обратился к войскам с речью: «Ребята, помните, чему вас учили. Никакая кавалерия не победит вас, только в пальбе не торопись и стреляй метко. Никто не смей начинать без моей команды!» Полтавский полк тут же поклялся «умереть, но не сдаться». Все атаки налетавшей конницы были блистательно отбиты и в промежутках между ними Неверовский производил дивизионное учение! Прояви Мюрат меньше опрометчивости и используй он свою артиллерию — русская пехота была бы уничтожена.

Вот как описывает последующие события писатель Михаил Брагин: «Оказалось, что путь к Смоленску у города Красный преграждает всего одна 27-я пехотная дивизия генерала Дмитрия Неверовского. На её силы мало кто рассчитывал, потому что не могли 10 000 солдат одной дивизии остановить главные силы французской армии, тем более что эта дивизия ещё ни разу не была в бою. Служили в ней крестьяне, только что взятые из деревень на фронт. Эту дивизию молодых солдат атаковали три кавалерийских корпуса маршала Мюрата.

Мюрат был уверен, что его лихие конники порубят русских новобранцев саблями, потопчут лошадьми. Колонны дивизии шли широкой дорогой, обсаженной с каждой стороны двумя рядами старых берёз. Эти могучие берёзы прикрыли своими стволами русских солдат от бешеных атак французских всадников. Мюрат развернул свои войска в широком поле и повёл их в атаку на русскую пехоту. И вдруг из-за деревьев раздался залп… Другой… Третий. На всём скаку стали падать кони, через их головы летели всадники. Масса кавалерии всё же домчалась до дороги, и тут французы увидели за берёзами щетину стальных штыков.

Всадники ринулись между стволами, но в оскаленные морды лошадей вонзались ружейные штыки. Кони поднимались на дыбы, сбрасывая седоков, их добивали штыками пехотинцы 27-ой дивизии. Но Мюрат снова и снова строил свои войска к атаке. И снова вдоль рядов своих солдат проходил со шпагой в руке, в белой рубахе под расстёгнутым мундиром красавец генерал Дмитрий Неверовский. Он воодушевлял гренадеров, и сами новобранцы, впервые понюхавшие пороху, увидели, что смелая пехота, построенная в плотные ряды, может залпами из ружей и штыками отбить атаки даже знаменитой конницы Мюрата».

Отходя к Смоленску, солдаты Неверовского, имея всего 7 орудий, в течение 5 часов оказывали ожесточенное сопротивление противнику, мужественно отражая атаки  кавалерийского корпуса маршала И. Мюрата. Французские историки признают, что «Неверовский отступал как лев».

Дивизия Неверовского Д.П., отбив более тридцати атак, понесла огромные потери, но отступила в полном порядке и успела задержать французов, что помогло русским частям беспрепятственно занять Смоленск. За этот подвиг Неверовский был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

В Смоленском сражении солдаты Дмитрия Петровича вместе с корпусом генерала Раевского Н.Н. должны были защищать город несколько дней — пока не соединятся 1-я и 2-я Западные армии. Неверовский в течение двух дней лично водил своих воинов в штыковые атаки. Потери дивизии были велики.

24 августа 27-я пехотная дивизия стойко обороняла Шевардинский редут. В Бородинском сражении поредевшая 27-я дивизия доблестно сражалась на левом фланге под командой Багратиона. Ключевым пунктом здесь были флеши — укрепления, построенные солдатами практически за одну ночь. Флеши неоднократно переходили из рук в руки. Они были завалены тысячами трупов людей и лошадей, опрокинутыми орудиями и пустыми снарядными ящиками. Над полем висел густой дым, воздух был пропитан запахами пороха и человеческой крови. Неверовский сам повёл свою дивизию в одну из контратак. В Бородинском бою погибла большая часть дивизии Неверовского Д.П., упорно сражаясь за Семеновские флеши, а её командир был контужен. С остатками своих войск Неверовский соединился с другими частями и продолжал бой.

Дивизия Неверовского в Тарутинском лагере получила пополнение, была вновь укомплектована и участвовала в сражении под Малоярославцем. За мужество, проявленное в этом сражении, Дмитрий Петрович получил чин генерал-лейтенанта. 27-я дивизия участвовала в преследовании отступающего противника.

Настигнув его  в Вильно, дивизия Неверовского, по приказу Кутузова М.И. была оставлена для вторичного укомплектования. Весной 1813 г. Неверовский присоединился к союзным войскам. Он участвовал в сражениях при Кацбахе и под Лейпцигом.

Особенное геройство и смелость генерал-лейтенант Неверовский Д.П. проявил в Лейпцигском сражении — овладел северным предместьем Лейпцига, он был тяжело ранен пулей в ногу. Умер от гангрены 21 октября 1813 г., похоронен был в городе Галле, в 30 км. от Лейпцига. В 1912 г., к столетнему юбилею Бородинской битвы прах генерала Неверовского Д.П. был перезахоронен на Бородинском поле.

На Бородинском поле по центру левой Семеновской флеши находится обелиск «Бессмертной дивизии Неверовского». У исходящего угла флеши, на возвышающейся земляной площадке — надгробие из черного полированного гранита, увенчанное крестом. С лицевой стороны надгробия начертаны слова: «Здесь погребен прах генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского, мужественно сражавшегося во главе своей 27-й пехотной дивизии и контуженного в грудь ядром 26 августа 1812 года».

С обратной стороны надпись: «Генерал-лейтенант Д.П. Неверовский сражен в 1813 году под Лейпцигом. Прах его покоился в Галле и в 1912 году по Высачайшему повелению Государя Императора Николая Александровича перенесен на родину 8-го июля того же года».