Имя великого русского полководца Александра Васильевича Суворова известно нам со школьной скамьи. Знать и помнить его будут ещё очень долго. Суворов был истинно народным полководцем. Он по-отечески относился к русским солдатам, часто разговаривал с ними, объяснял, что и как нужно делать.

Суворов сумел из рекрута воспитать находчивого солдата, сознатель­но и со смекалкой выполняющего при­казы. Одним из первых Александр Васильевич на­чал учить солдат грамоте и счёту, чем вызывал недоумение офицеров. Суворов написал специальное пособие для солдат под названием «Полковое учреждение», составленное из предложений, напоминавших на­родные поговорки, а впоследствии военный учебник «Наука побеждать», где  понятным для солдат языком изложил «три воинских ис­кусства»: глазомер, быстрота, натиск.

Да и характер у него самого был поистине русский: стойкий, хитрый, упорный и одновременно бесшабашный, воевал не за награды. Он всегда побеждал, действуя самостоятельно и не надеясь на постороннюю помощь. Противник знал, что Суворов непобедим.  Бессмысленной муштре и помпезным военным парадам Суворов предпочитал повсе­дневные напряжённые учения и практическую подготовку к боевым действиям.  Практически все свои победы он одержал с наименьшими силами.

Многое роднит  Суворова с Ушаковым, которого он горячо и сердечно любил. Оба они — герои русско-турецких войн и первой войны России с Францией; оба — со­здатели школы полководческого ис­кусства, из которой вышли фельд­маршал Кутузов и адмирал Сенявин; оба — непобедимы.

Суворов А.В.

Суворов А.В.

Суворов А.В. провел в войнах 40 лет, принимал участие в Семилетней, двух Польских, 1-й и 2-й русско-турецких войнах, войне 2-й антифранцузской коалиции с Францией… Считается, что за всю жизнь Суворов дал 63 сражения, конечно, число условное, так как включает и генеральные сражения, и мелкие столкновения, которые точно подсчитать трудно. Все сражения были выиграны. Однако некоторые оговорки можно сделать относительно следующих неудачных штурмов.

В феврале 1772 г., не имея осадной артиллерии, Александр Васильевич начал штурм Краковского замка, который завершившийся неудачей, но в апреле замок был им взят в результате осады.

При осаде крепости Очаков в июле 1788 г. турки предприняли вылазку, завязался бой, Суворов хотел ворваться… Но его войска, не получив подкрепления, были отбиты и с потерями отступили, Александр Васильевич был ранен. Эта незапланированная неудачная попытка овладеть Очаковом осложнила отношения между Суворовым и его начальником – князем Потемкиным Г.А., а  императрица Екатерина II выразила резкое недовольство действиями полководца. Очаков после длительной осады был взят фельдмаршалом Потёмкиным штурмом только в декабре 1788 г.

Во время Швейцарского похода в результате вероломства союзников-австрийцев русская армия оказалась в Альпах в западне. Решать задачи, которые ставились перед походом, не представлялось уже возможным – надо было спасти свои войска. С чем Суворов и блестяще справился. Таким образом, Александр Васильевич действительно не проиграл ни одного сражения!

Родился будущий военачальник 13 ноября 1729 г. в семье генерал-аншефа Василия Суворова, назвавшего сына Сашей в честь Александра Македонского.

Мальчик отличался слабым здоровьем — рос тщедушным и хилым, отец был против военной службы, но Саша с детства бредил армией. Начал закалять­ся: каждое утро обливался колодез­ной водой и в любую погоду скакал по окрестным полям верхом на ло­шади. И в 1742 г. добился зачисления в лейб-гвардии Семёновский полк. Так началась карьера самого удивительного русского военачальника.  Командовал семёновцами граф Кирилл Григорьевич Разумовский, уважение к которому солдат Суворов сохранил на всю жизнь.

Сын Суворова А.В. - Аркадий Александрович, неизв. худ. нач. XIX в.

Сын Суворова А.В. — Аркадий Александрович, неизв. худ. нач. XIX в.

Суворов загодя готовил свою армию к сражениям. Так для взятия мощной турецкой крепо­сти Измаил,  чтобы подготовить солдат к штурму, он приказал построить для тренировки земляную крепость. Построенная  военными французскими инжене­рами, цитадель Измаил со стенами 25-метро­вой высоты считалась неприступной. 11 декабря 1790 г. семью колон­нами российские войска атаковали крепость. Один из главных ударов на­нёс генерал Кутузов М.И.

В октябре 1794 г. Суворов участвовал в подавлении восстания Тадеуша Костюшко в Польше, в ходе которого погибло около 15 тыс. поляков. Польское восстание началось с повсеместного истребления русских. Тогда погибли больше 2 тыс. солдат и офицеров, а нападения на русские гарнизоны под лозунгом «Бей москалей!» прокатились по всей Польше. В отличие от восставших Суворов специально никому не мстил и позволил покинуть Польшу всем желающим. Так генерал Михал Огиньский, активный участник восстания, успел эмигрировать и даже написал свой известный полонез «Прощание с родиной». Суворов был удостоен высшего воинского чина фельдмаршала.

После смерти императрицы Екатерины II и воцарения Павла I Суворов получил отставку и был со­слан в поместье Кончанское. Однако о нём быстро вспомнили, когда надо было освободить Северную Италию от французов, что он блестяще и осуществил. Это была последняя победа великого полководца… Но лишённая венскими политиками продовольствия и боеприпасов, русская армия должна была либо сложить оружие, либо через горные перевалы отсту­пить в Швейцарию, где находился русский корпус генерала Римского-Корсакова. Чтобы выйти из окруже­ния, войска Суворова совершили беспримерный переход через пере­вал Сен-Готард в Альпах.

Заболевше­го в Альпах Суворова привезли в Санкт-Пе­тербург, где он уже перед смертью узнал о том, что ему присвое­но звание генералиссимуса. Прах полководца, не проиграв­шего ни одного сражения, погребли в Александро-Невекой лавре. На над­гробной плите высечена краткая, но понятная любому русскому человеку надпись: «Здесь лежит Суворов».

Парадоксальность Суворова проявилась ещё в юности, когда он проводил свободное время не на балах, а за чтением книг великих полководцев и штудированием трудов военных инженеров. А в старости позволял себе юношеские чудачества, до конца жизни радовался каждой новой звезде как ребёнок. Шутки его иногда отличались жестокостью, а противоречивый характер позволял открыто насмехаться над могущественным князем Г. Потёмкиным, высмеивать его спесь и обжорство во время Великого поста.

Суворов был набожен до суеверия. Не любил зеркала и часы, которые всегда приказывал выносить из занимаемых им покоев. Был случай, когда в беседе сановным царедворцем он вдруг вскочил и запел петухом, а потом это объяснил так: «Проживёте с моих лет и испытаете то, что я испытал, и вы тогда запоёте не петухом, а курицей». Авторитетами для него были: Александр Македонский, Юлий Цезарь и Ганнибал.

Надо отметить, что Суворов был образованнейшим полководцем своего времени. К примеру, он много читал, причём выписывал газеты и литературу из-за границы, читал на семи иностранных языках. Спиртных напитков не употреблял, но по большим праздникам мог выпить маленькую рюмочку тминной водки, которую только и признавал. Имел увлечение – пел в церковном хоре Успенской церкви г. Тульчина.

Суворов уверял, что был ранен 32 раза: дважды на войне, 10 раз дома (не складывалась личная жизнь), а 20 — при дворе. Жена, Варвара Прозоровская, будучи моложе на 24 года, ему изменяла — об этом открыто говорила вся столица. Однако развода Суворов добиться не смог. Не помогла и  «церемония обновления венчания». Александр Васильевич проявил характер и 1784 г. ушёл от супруги, вернув родителям жены полученное за ней приданое. От этого брака у него осталась дочь Наталья, в которой генерал души не чаял и ласково называл «суворочка».

Сын Суворова – Аркадий Александрович Суворов (1784-1811), стал генерал-лейтенантом. Участник Итальянского и Швейцарского походов, во время которых состоял адъютантом при Суворове, и войны с Турцией 1806-18012 гг., в которой, командуя дивизией, показал себя талантливым военачальником. Погиб в 1811 г. при переправе через реку Рымну.

Титул Александра Васильевича Суворова в конце его жизни был весьма значительным. Вот он: «Граф Суворов-Рымникский, князь Италийский, граф Священной Римской империи, фельдмаршал русской и австрийской армий, генералиссимус русских сухопутных и морских сил, великий маршал пьемонтских войск, наследственный принц Сардинского королевского дома, кузен короля, гранд короны, кавалер всех русских и многих иностранных орденов».

12 мая 1800 года в день похорон Суворова весь Петербург вышел на улицы, чтобы проводить великого полководца в последний путь. При проносе гроба сквозь узкие ворота кладбища Александро-Невской лавры некоторым показалось, что гроб Суворова не пройдет и застрянет.
И тогда один из солдат, ветеранов суворовских походов, сказал: «Не бось! Пройдет! Везде проходил!»

А закончить рассказ о полководце я хочу строками из его книги «Наука побеждать»: «Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять. Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля — дура, штык — молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка: мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею — отскоча шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Богатырь заколет полдюжины, а я видал и больше».

Уже при жизни Суворов получил общеевропейское признание как великий полководец, особенно во время Итальянского и Швейцарского походов. Слава его гремела от России до берегов Англии. На родине не было более популярного и любимого полководца, чем Суворов. Восторженное отношение современников к герою, не знавшему поражений, прекрасно выразил поэт конца XVIII в. Державин Г.Р.:

«Возьми кто летопись вселенной,
Геройские дела читай;
Ценя их истиной священной,
С Суворовым соображай;
Ты зришь: тех слабость, сих пороки
Поколебали дух высокий;
Но он из младости спешил
Ко доблести простерть лишь длани;
Куда ни послан был на брани, —
Пришел, увидел, победил…»

Воспитание чувства патриотизма было одной из главных задач суворовской системы обучения. «Природа произвела Россию только одну, она соперниц не имеет». «Покажи на деле, что ты русский». «Мы русские, мы все одолеем!» «Горжусь, что я русский!», — говорил и всей деятельностью подтверждал эти слова полководец и патриот. Памятники великому российскому полководцу установлены в Петербурге (1801 г.), Москве (1982 г.), Одессе, Киеве и др. городах.