Чтобы создать настоящий памятник в Москве, надо любить этот город, надо глубоко чувствовать неповторимую прелесть его древней кольцевой застройки, уют его старых площадей и бульваров, улиц и переулков, почти неправдоподобную, особую, чисто московскую гармонию разноликих и разновозрастных усадеб и особняков, домов и построек.

Памятник, воздвигнутый в Москве, должен усиливать очарование древней русской столицы. Скульптору, взявшемуся за нелегкую задачу создания памятника великому русскому полководцу, надо обладать не только незаурядным талантом, но и огромным художественным и нравственным тактом, чтобы, не разрушая прошлого, органично вместить новый памятник в неповторимый облик Москвы. Ведь «Москва — колдунья, она может заставить тебя в миг забыть обо всём, что искажает ее черты…» (Ю. Нагибин «Московская книга», М., «АСТ», 2005).

Суворов А.В. родился 13 ноября 1730 года. «Бережно хранит Москва память об Александре Васильевиче Суворове. Здесь он родился и вырос, поступил на военную службу, избрав для себя тот нелегкий жизненный путь, который вел его к вершинам мировой славы.

Памятник Суворову А.В. в Петербурге, 1801 г., скульптор Козловский М.И.

Памятник Суворову А.В. в Петербурге, 1801 г., скульптор Козловский М.И.

В столице немало памятных мест, связанных с жизнью и деятельностью Суворова. Именем деда полководца – Суворова И.Г., генерального писаря лейб-гвардии Преображенского полка, соратника Петра I, названа Суворовская улица у Преображенской площади, где стоял его дом. Дом отца, Суворова В.И., поручика того же полка, находился на Арбате, близ Серебряного переулка. Здесь прошло раннее детство Александра. Затем Суворовы поселились в Покровской слободе. Недалеко от их дома, за рекою Яузой, располагалась обширная слобода лейб-гвардии Семеновского полка. Впоследствии в этом полку служил Суворов. Он нес караульную службу в Головинском дворце в Лефортове. Неоднократно назначался Суворов на недельные дежурства в Лефортовский госпиталь, где находились на излечении солдаты и офицеры полка.

Ракурс фигуры полководца

Ракурс фигуры полководца

С конца 60-х годов XVIII века, приезжая в Москву, Суворов останавливается в доме отца на Большой Никитской улице. С 1775 года этот дом перешел ему по наследству» На доме установлена мемориальная доска. В Москве память о Суворове увековечена и в названии бульвара, идущего от площади Арбатские Ворота до Никитских ворот. В 1950 году, в связи со 150-летием со дня кончины полководца, он был назван Суворовским (правда, теперь вновь Никитский). В конце Никитского бульвара стоит церковь Федора Студита, близ которой похоронена мать Суворова А.В.

Его отец, Василий Иванович Суворов, был крестником Петра I. В 1722 году его определили денщиком к царю. Он знал иностранные языки и числился не только денщиком, но и переводчиком. Возможно, что способности к изучению различных языков были унаследованы Суворовым А.В. от отца. Высоко почитавший до конца своих дней полководческую деятельность Петра Великого, Суворов А.В. знал ее не только по книгам и воинским уставам, но и из рассказов отца и его друзей. Суворов В.И. достиг в конце жизни звания генерал-аншефа, был кавалером ордена Андрея Первозванного и других российских орденов, членом Военной коллегии и сенатором.

А.В. Суворов, скульптурная композиция, Комов О.К. (Третьяковская галерея)

А.В. Суворов, скульптурная композиция, Комов О.К. (Третьяковская галерея)

Он не прочил сыну военной карьеры, к тому же тот в детстве был болезненным и хилым ребенком. Однако ранняя его склонность к «военной премудрости», почитание знаменитых военачальников и полководцев, начиная с Александра Македонского, Юлия Цезаря, Ганнибала, определили его жизненный путь. По обычаю того времени «недоросль Александр Васильев сын Суворов» в 1742 году был зачислен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк.

Памятник Суворову А.В., 1982 г., Москва, Комов О.К.

Памятник Суворову А.В., 1982 г., Москва, Комов О.К.

Суворов А.В., своим примером опровергая русскую пословицу «Солдат спит, а служба идет», тщательно готовил себя к будущей военной службе и физически, и постигая различные науки. На действительную военную службу Суворов был зачислен капралом в тот же Семеновский полк в 1748 году. И с тех пор он прослужил в русской армии до самых последних дней. Войска, под командованием Суворовым А.В., одержали победы более чем в шестидесяти сражениях и боях.

Ракурс фигуры полководца

Ракурс фигуры полководца

Как гениальный полководец Суворов проявил себя в двух русско-турецких кампаниях. Победы в сражениях при Туртукае, Козлудже, Кинбурне, Фокшанах, Рымнике, беспрецедентный штурм крепости Измаил со всей силой раскрыли выдающийся военный талант полководца. Но в царствование Павла I, фанатичного сторонника прусской военной системы, Суворов в звании генерал-фельдмаршала был уволен со службы на шестьдесят восьмом году жизни без права носить мундир. В 1797 году он прибыл к месту своей ссылки. В тридцати пяти километрах от города Боровичи, в новгородских лесах, в селе Кончанском поселился опальный фельдмаршал.

На горе Дубихе он построил двухэтажный летний домик с открытой галереей, знаменитую «суворовскую светелку», в которой коротал дни тягостного бездействия и одиночества. Жизнь казалась конченой, но впереди были новые сражения и победы. К концу XVIII века обстановка в Европе стала напряженной. Против Франции в 1798 году объединилось несколько государств, в их числе была и Россия. Союзники обратились к русскому императору с просьбой поставить во главе войск Суворова А.В., Павел I был вынужден возвратить полководца из ссылки.

Храм Федота Студита у Никитских ворот

Храм Федота Студита у Никитских ворот

В 1799 году Суворов отправился в свой последний, легендарный Швейцарский поход. Войска под его командованием в тяжелейших условиях, когда гибель и капитуляция казались неизбежными, сумели нанести французским войскам ряд серьезных поражений. Это был подвиг, поразивший современников. За Швейцарский поход Павел I пожаловал Суворову звание генералиссимуса.

По распоряжению императора началась подготовка к созданию памятника в честь великого полководца. Павел I нетерпеливо следил за тем, как президент Академии художеств Шуазель-Гуфье осуществлял его «повеление» о создании статуи Суворова в невской столице, подобно тому, как в Древнем Риме воздвигались статуи военачальников-триумфаторов. Среди проектов «высочайшее» одобрение получил проект скульптора Козловского М.И. 5 мая 1801 года, через год после смерти Суворова А.В., памятник был торжественно открыт. Памятник полководцу находился на южной границе Марсова поля близ Мойки. В дальнейшем он был перенесен на его нынешнее место в центре Суворовской площади, «лицом» к Неве.

Когда видишь поставленную на цилиндрический постамент легкую фигуру воина, всю в движении, с занесенной в воздухе шпагой, с развевающимся на шлеме плюмажем, то невольно представляешь аллегорию бога войны Марса. «Подготовительные рисунки показывают, — писал о процессе работы скульптора искусствовед Петров В.Н., — что Козловский уже с самого начала работы над статуей обратился к языку аллегории. Он желал создать не портрет, а символическое изображение, в иносказательной форме прославляющее Россию и ее великого полководца… В соответствии с принципами классицизма, требовавшего отказа от индивидуальной формы, образ Суворова идеализирован и героизирован. Но, жертвуя внешней портретной точностью, скульптор сумел раскрыть и выразить самые существенные черты душевного облика национального героя». (Петров В.Н. «Михаил Иванович Козловский», М., 1977, с. 182).

В изобразительном искусстве русскими и зарубежными мастерами было создано много произведений, посвященных Суворову. Это и большие многофигурные композиции на исторические темы, такие, как картина Сурикова В.И. «Переход Суворова через Альпы в 1799 г.», скульптуры и памятники, живописные портреты, мозаика, рисунки, миниатюры. Все они, многие из которых уже хрестоматийные произведения, сразу ложатся солидным грузом на творческую фантазию любого художника, работающего над образом Суворова. Поэтому в решении этой темы необычайно труден первый шаг. Надо избежать повторений. У художника должно сложиться свое понимание образа Суворова — оригинальности и неповторимости его личности, необычности его внешнего облика…

В своих поисках художественного образа скульптор Комов О.К. опирался не только на обширный иконографический материал, но и на многие биографические и литературные источники. Суворов был необычайно яркой личностью. Его воинские подвиги, любовь к простому русскому солдату, острословие уже при жизни создали ему легендарную славу. «Горжусь, что я русский!» — эти слова Суворова можно взять эпиграфом к его знаменитой книге «Наука побеждать». Короткие как выстрел афоризмы о русском воинском искусстве, собранные в ней, были сочинены полководцем на протяжении его долгой и трудной военной службы. «Надо бить умением, а не числом», «Тяжело в ученье — легко в походе», «Каждый воин должен понимать свой маневр», «Сам погибай, а товарища выручай», «В кабинете врут, а в поле бьют», «Солдат дорог!» — эти и многие другие его выражения стали народными пословицами и поговорками.

Суворов А.В. был широко образованным человеком. Он в совершенстве знал фортификацию, математику, историю, философию, несколько иностранных языков. Большую часть жизни он посвятил обучению и воспитанию солдат. Выступал против жестокости и бесконечной муштры в войсках. Дворянские круги не принимали передовой военной системы Суворова. При царском дворе над ним насмехались и в то же время его боялись. Суворов остро, до болезненности, переживал и то и другое. Его реакция на отношение к нему окружающих была подчас неожиданной.

Солдаты любили Александра Васильевича за его военные качества, за то, что он не бросал их зря под пули, а вел кратчайшим путем к победе, деля с ними на этом пути все опасности. Но недоброжелательство вельмож росло по мере роста его славы, и Суворову все труднее становилось отстаивать свою систему и свои принципы. В связи с этим он все чаще укрывался, как щитом, своими причудами.

Причуды Суворова, надеваемая им на себя маска простака и чудака — это искусная маскировка. К этому можно добавить, что иногда Суворов пользовался своей репутацией чудака, чтобы извлечь из нее конкретную пользу. Так, желая ввести в заблуждение шпионов, он объявлял, что штурм или поход начнется, «когда пропоют петухи», а затем задолго до рассвета самолично кричал петухом».

Бантыш-Каменский Д.Н. так описывал Суворова А.В. в его зрелые годы: «Князь Александр Васильевич Италийский, граф Суворов-Рымникский, среднего роста, взвилистый, сухощавый, имел лицо, покрытое морщинами, большой рот, взгляд быстрый и часто грозный, волосы седые как лунь; был жесток и сострадателен, горд и доступен, снисходителен и склонен к насмешкам; скор во всех своих действиях: никогда не ходил, а бегал; не ездил верхом — скакал» (Бантыш-Каменский Д. Н. «Биографии русских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов», СПб., 1840, ч. II, с. 188).

В обширной историко-библиографической литературе о Суворове есть и такие необычные для исследований о жизни великих полководцев труды: «Жизнь и подвиги светлейшего князя Италийского графа А.В. Суворова-Рымникского русского народного героя. С приложением анекдотов и рассказов современников о Суворове» (М.: Сытин; 1901) и «Суворов-поэт» В.А. Алексеева (СПб., 1901). Уже сами названия этих работ говорят о его самобытности и незаурядности.

На протяжении XIX века ясно обозначились две определенные скульптурные трактовки облика полководца. Всем последующим поколениям скульпторов и художников, которые стремились изобразить Суворова, естественно, приходилось их учитывать. В раннем своем произведении Комов представил зрителям свою художественную концепцию понимания образа полководца. Острота ума, «быстронравие», как говорил о себе сам Суворов, творческая активность, гармоническое соединение тонкого расчета с размахом и удалью — эти черты стали у скульптора решающими в трактовке облика полководца.

Комов уловил миг, момент из всей стремительной жизни полководца. Он будто откинул перед нами полу походной палатки, и мы увидели Суворова без кафтана, в легкой, облегающей его стройную, сухую фигурку рубашке. Перед Суворовым — маленький столик на изящных гнутых ножках, на нем карта, и он, оперевшись на этот столик руками, склонился над ней — подтянутый, решительный, веселый, весь в азарте мыслей и связанных с ними быстрых боевых действий. Именно такой человек был непобедим на поле боя, выносил все испытания… и писал стихи. Вся композиция, проработанная в мельчайших деталях, вместе с тем выглядела цельно, как-то по особенному грациозно, что невольно связывало ее с традициями искусства XVIII века, а сам облик полководца вызывал в памяти фигуру Вольтера. Эта работа была показана на многих выставках и сейчас находится в коллекции Третьяковской галереи.

В дальнейшей работе над памятником скульптору необходимо было углубить ее социальную значимость и вместе с тем сделать так, чтобы не потускнели новизна и живость при передаче внешнего облика полководца. На Суворовской площади (тогда площадь Коммуны) в Москве был установлен закладной камень с надписью: «Здесь будет сооружен памятник великому русскому полководцу Александру Васильевичу Суворову. Заложен 18 мая 1950 г.» К 250-летию со дня рождения Александра Васильевича Суворова Министерство культуры объявило конкурс на лучший проект памятника полководцу. После двух туров конкурса в 1980 г. дальнейшая работа над памятником была поручена скульптору Комову О.К. и архитектору Нестерову В.А.

Выбор места для памятника сделан не случайно. Еще в 1777 г. Екатерина II купила в этом районе двор и устроила там Инвалидный дом для старых офицеров и солдат, сподвижников Салтыкова П.С., а позже Румянцева-Задунайского П.А. и Суворова А.В. Этот дом впоследствии был перестроен Жилярди И.И., Жилярди Д.И., Григорьевым А.Г., и здесь находился Екатерининский институт благородных девиц, затем Центральный Дом Советской Армии имени М.В. Фрунзе (сейчас — Культурный центр ВС РФ). В 1934-1940 гг. на самой площади Коммуны было сооружено по проекту архитекторов Алабяна К.С. и Симбирцева В.Н. здание Центрального театра Советской Армии (Центральный академический театр Российской армии), а в 1965 г. недалеко от театра построено здание Центрального музея Вооруженных Сил СССР. Таким образом, весь этот район непосредственно стал связан с культурно-просветительной деятельностью Российской армии, а в ретроспективе имел прямое отношение и к воинам Суворова.

Комов решает изобразить Суворова в период его наивысшей славы, таким, каким он был в последнее десятилетие своей жизни. С этой точки зрения использование посмертной маски полководца для работы над портретным сходством играет большую роль. Но впоследствии, решая проблемы создания художественного образа и переводя маленькую гипсовую фигуру в большие размеры, он все более совершенствует свою работу, стремясь преодолеть мертвенность фактического слепка. Скульптор предпочёл не разворачивать фигуру полководца в пространстве, а, наоборот, сделать ее собранной, плотной, как бы сжатой внутренним волевым напряжением, и вместе с тем спокойной, уравновешенной, классической в своих пропорциях, поместив её на цилиндрический пьедестал.

Дальнейшие творческие поиски привели Комова к мысли «одеть» фигуру в плащ. Это придало всей скульптуре необходимую устойчивость, сделало контур самой фигуры Суворова неразрывно и органично слитой с цилиндрическим пьедесталом. Всего один орден, и не случайно, среди многочисленных русских и иностранных высших наград, которыми был отмечен полководец, выбрал и изобразил скульптор на груди Суворова. Это орден святой Анны, которым он был награжден в 1770 году. С тех пор он стал любимейшей наградой полководца. Часто, готовясь к бою, Суворов надевал только один этот орден, девизом которого было «Любящим справедливость, благочестие и веру».

Было решено установить памятник точно на месте закладного камня и развернуть его «лицом» по направлению к зданию театра. 14 февраля 1982 года состоялся монтаж всего памятника. Памятник Суворову А.В. был открыт 17 февраля 1982 года. Он органично вписался в планировку всей площади Коммуны. Неподалеку от нее расположен современный спортивный комплекс «Олимпийский», идея создания которого также созвучна взглядам Суворова, — ведь именно он впервые ввел в русской армии для солдат физическую зарядку и придавал большое значение закалке и воспитанию выносливости воинов.

Время не властно над славой Суворова. Он воспитал замечательное поколение русских солдат и полководцев. Его ученики во главе с фельдмаршалом Кутузовым разгромили войска Наполеона в Отечественной войне 1812 года. Имя Суворова, как пример беззаветного служения своей отчизне, незримо присутствовало во всех наших победах в годы Великой Отечественной войны…