В начале 1796 г. Суворов получил назначение командующим группой армий по южной и западной границам России. В марте 1796 г. он прибыл в Тульчин, небольшой городок, расположенный на берегу Южного Буга, под Винницей. Здесь расположилась штаб-квартира великого полководца.

Именно здесь, в Тульчине, фельдмаршал написал свой знаменитый труд «Наука побеждать», в котором обобщил многолетний опыт обучения и воспитания войск. Здесь в течение года он лично занимался обучением солдат. На полях ближайших сёл — Тимановки, Нестерварки и других – и сегодня можно найти остатки земляных укреплений, на которых русский полководец учил свои войска искусству побеждать.

Находясь в Тульчине, Суворов часто инспектировал войска и давал пространные указания о совершенствовании их боевой подго­товки. Венцом этих указаний явилась инструкция по тактическому обучению, являвшаяся одновременно и солдатской памяткой, на­званная Суворовым «Вахт-парад».

В «Науке побеждать» Суворов сформулировал свои «три воин­ские искусства». Это отправные положения, которыми следует руководствоваться в многообразной боевой деятельности. «Пер­вое — глазомер: как в лагере стать, как маршировать, где атаковать, гнать и бить». Глазомер — это точное знание условий ведения боя — «для занятия местоположения, примерного сужде­ния о силах неприятельских, для узнания его предприятиев».

Суворов А.В. - главнокомандующий союзной армией в Италии, гравюра Н. Чивонетти по рис. К. Хампе, 1799 г. Англия

Суворов А.В. — главнокомандующий союзной армией в Италии, гравюра Н. Чивонетти по рис. К. Хампе, 1799 г. Англия

«Второе — быстрота». Смысл её в обеспечении тактической внезапности. «Неприятель нас не чает, щитает нас за 100 верст, а коли издалека на двух, трехстах и больше. Вдруг мы на него, как снег на голову». Главное — упредить противника, обеспе­чить внезапность, захватить инициативу в бою. Суворов считал, что внезапность восполняет недостаток сил в бою.

«Третье — натиск, нога ногу подкрепляет. Рука руку усиляет. В пальбе много людей гибнет. У неприятеля тоже руки, да русского штыка не знают. Вытяни линию, тотчас атакуй хо­лодным ружьем… В двух шеренгах сила, в трех полторы силы, передняя рвет, вторая валит, третья довершает». Натиск, по Суворову, — это не только технический, но и моральный фак­тор, обеспечивающий наступательный порыв.

Памятник Суворову А.В. в Тульчине

Памятник Суворову А.В. в Тульчине

При решении стратегических задач главным средством явля­ется наступательный бой. Но при этом Суворов использовал многообразные его формы:

а) Баталия полевая. Три атаки: в крыло, в середину и в тыл. Первая атака приносит успех, вторая невыгодна, третья же «очень хороша, только для небольшого корпуса, а армиею за­ходить тяжело».

б) Баталия в  поле:  линией против регулярных, каре против иррегулярных (турецких   войск), колоннами -против французских войск.

в) «Баталия, штурм». «Стрелки очищают колонну, стре­ляй по головам. Колонны, лети чрез стену на вал, сколько на валу, вытягивай линию».

г) «Баталия на окопы» — на основании полевой».

Смысл всех учений состоял в освоении принципов наступа­тельного боя. Быстрота, стремительность и натиск делали учения короткими, но весьма напряженными. «Солдат ученье любят, — говорил Суворов, — было бы коротко, но с толком». Он проводил марши, строил войска в различные боевые порядки, осуществлял разнообразные эволюции с одной целью: из любого положения и в любых условиях вступать в бой, доводя его до атаки.

Все его время поглощало обучение и воспитание войск и постоянно проводимые маневры, которые он максимально приближал к боевой обстановке. Проводились стрельбы холостыми зарядами, пехота шла в атаку со штыками наперевес и только в последний момент поднимала их вверх. Когда в маневрах принимала участие кавалерия, бывало, что несколько человек оказывались раненными и даже искалеченными, но Суворов не собирался отказывался от принятой им системы обучения.

Первое время Суворов проводил односторонние маневры, а в Тульчине он прибегал к двусторонним, получившим название «сквозная атака». Для этого Суворов разделял свои силы на две части, затем они осуществляли сближение на расстояние до 100 шагов, после чего войска бросались в атаку бегом с ружьями наперевес.

«Эта атака была действительно свалкой, — писал  француз Дюбокаж — очевидец маневров в Тульчине, — которая происходит и в настоя­щем деле. Она производилась обеими сторонами, атакующими друг друга с фронта, все равно, стояли ли они в развернутом строе или в колоннах — среди огня пехоты и артиллерии, при криках «Ура!», повторяемым всяким пехотинцем и кавалеристом. Офицеры кричали при этом: «Руби! В штыки!»… Пехота шла на пе­хоту  бегом…»

Понятно, замечал при  этом Дюбокаж,  что войска, выдержанные в духе таких маневров, смотрели на бой, как на маневры, а на маневры — как на бой. «Нужно ли после этого всего распространяться о причинах непобедимости Суво­рова?»

В указаниях австрийским войскам Суворов писал: «Армия, стоящая на месте, открывает действие пушками. Ружейный огонь плутонгами начинается с 60 или 80 шагов, а когда про­тивник подойдет на 30 шагов, то стоящая армия сама движется вперед и встречает атакующую армию штыками. Штыки держат плоско правою рукою, а колят с помощью левой. При случае действуют прикладом в грудь или по голове. В этом и весь сек­рет. Пехота проходит сквозь пехоту и кавалерию, кавалерия сквозь пехоту и кавалерию, и как только все прошли насквозь, — строят­ся линии опять на прежнем расстоянии…»

Тот же самый маневр повторяется снова. «Армия, которая прежде была атакующей, теперь уже стоит на месте, а стоявшая прежде — теперь атакует и то же самое соблюдает. В конце маневров солдатам произносится сильная речь, а за­тем — по домам». К идее двусторонних маневров Суворов вернулся во время командования союзными войсками в период Итальянского похода.

«Науку побеждать» Суворов разделил на две части. Первая — «Вахт-парад», содержащая изложение теоретических основ, предназначалась главным образом для офицеров, а вторая для солдат. Характерно, что эту часть полко­водец назвал «Разговор с солдатами их языком». Этот раздел инструкции включал изложение указанных выше тактических принципов.

Но в то же время он содержал общие строевые поло­жения, сформулированные в лапидарной форме и превратившие­ся в солдатской среде в пословицы: «Военный шаг — аршин, в захождении — полтора аршина: береги интервал…»; «Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, как негде взять. Стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко. Пуля обмишулится, штык не обмишулится: пуля — дура, штык — моло­дец …»; «Обывателя не обижай: он нас поит и кормит, солдат — не разбойник».

«Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, правдиву, благочестиву»; «Ученье свет, а не­ученье — тьма. Дело мастера боится. И крестьянин не умеет со­хою владеть — хлеб не родится. За ученого трех неученых дают; нам мало трех, давай 6, нам мало 6-ти, давай нам 10 на одного; всех побьем, повалим, в полон возьмем».

Заканчивается инструкция перечислением положений, состав­ляющих кодекс военного человека: «Субординация. Послушание. Дисциплина. Обучение. Ордер воинский. Порядок воинский. Чи­стота. Опрятность. Здоровье. Бодрость. Смелость. Храбрость. Экзерциция. Победа и слава!».

Через суворовские приказы и через «Науку побеждать» в осо­бенности проходит идея, что солдат — защитник Отечества, что он является главной силой армии, что, завоевав его доверие, можно требовать высшего напряжения в бою и побеждать. В этом документе еще отчетливее сформулировано положение, что солдат — это человек, в котором нужно сформировать высо­кие моральные качества и обучить профессиональному мас­терству. Главная заслуга Александра Васильевича Суворова была в воспитании русского солдата нового типа.

В «Науке побеждать» проводится идея национального единст­ва. Солдат — русский человек. Армия — представительница наро­дов России. Её предназначение — служба России — ей честь и слава. Да и сегодня в «Науке побеждать» привлекает ее патриотическая направленность, бесконечная вера Суворова в морально-боевые качества русского солдата и офицера: «Богатыри! неприятель от вас дрожит…»

С воцарением Павла I фельдмаршал Суворов А.В. выступил против внедрения чуждых русской армии прусских порядков, что вызвало враждебное отношение к нему государя и двора. Суворов отказался выполнить приказ императора Павла I привести подчиненные ему войска «в мой порядок», это также послужило причиной опалы прославленного полководца и увольнения его в феврале 1797 г. в отставку. После отставки Суворов течение 2-х лет жил в своем имении Кончанское Новгородской губернии под негласным надзором.

При написании статьи использовалась литература:

«Александр Васильевич Суворов», к 250-летию со дня рождения под ред. Л.Г. Бескровного, М., Наука, 1980 г.

Ростунов И.И. «Генералиссимус Александр Васильевич Суворов: Жизнь и полководческая деятельность», М., Воениздат, 1989 г.

Суворов А.В. «Наука побеждать», М., Воениздат, 1987 г.