Выбором формы атаки полководец одновременно определял и ее главный пункт. На этой основе «Наука побеждать» предус­матривала создание боевого порядка. Указывая на три основные формы боевого порядка — линии, каре, колонны, Суворов предостерегал от шаблона в их примене­нии. Обстановка не повторяется, не могут повторяться и боевые порядки, даже при действиях против одного и того же противни­ка.

Суворов учил создавать боевые порядки в строгом соот­ветствии с обстановкой. Причём боевые порядки, как учил Суворов, независимо от их формы могли быть только расчлененными. Сплошные построения при­знавались невозможными, ибо в обычных полевых условиях воз­росший фронт армии неизбежно пересекается лесом и другими естественными препятствиями. Расчленение боевых порядков вызывалось также ростом поражающих свойств огнестрельного оружия.

«Линию» Суворова нередко отождествляют с линейным бое­вым порядком. Разумеется, он не отбросил целиком линейной тактики, взяв из нее то, что находил полезным, а именно трехшереножный строй. По его мнению, такое построение обеспечи­вало ведение решительной атаки. Он указывал: «В двух шерен­гах сила, в трех — полторы силы: передняя рвет, вторая валит, третья довершает».

Суворовская «линия» отличалась от линейного боевого поряд­ка тем, что она не являлась сплошной. Если разрыв линейного боевого порядка был гибельным для него, то, по словам Суворо­ва, у него «часто линия атакует отделениями». Общей линии в атаке армия никогда не имела. Войска всегда действовали отдельными корпусами и отрядами, каждый своей «линией». Не была суворовская «линия» сплошной и по той причине, что при­менялась, как правило, на пересеченной местности. В этих усло­виях она расчленялась на еще более мелкие звенья.

Штурм крепости Измаил

Штурм крепости Измаил войсками Суворова 11 декабря1790 г.

Каре как форма боевого порядка возникало в ходе борьбы против массовой иррегулярной турецкой конницы. Первоначально оно использовалось исключительно в обороне. Фельдмаршал Румянцев приспособил каре для решения наступательных задач. Он применял дивизионные и полковые каре. Суворов пошел дальше. Он видел в каре «движимые редуты», обладавшие высокими оборонительными и наступательными воз­можностями.

Суворов А.В., миниатюра худ. Шамиссо (тип Крейцингера), нач. XIX в.

Суворов А.В., миниатюра худ. Шамиссо (тип Крейцингера), нач. XIX в.

Благодаря большой огневой мощи каре было неуяз­вимо для иррегулярных турецких войск, наступление можно было вести даже в условиях полного окружения. Будучи замкнуто со всех сторон, каре не боялось также прорыва, так как ворвавшихся внутрь — переколет карейный резерв. Каре обладало большими возможностями действовать на труд­нопроходимой местности. Наибольшей подвижностью обладали полковые и батальонные каре.

Суворовское батальонное каре представляло собой замкнутое построение пехоты, каждую сторону (фас) которого занимала одна-две роты в трехшереножном строю, а в центре располагал­ся резерв силой до роты. На каждом из четырех углов каре следовало по 1-2 пушки. Каре атаковало, имея роты переднего и заднего фасов в развернутых линиях, а роты боковых фасов и резерв — в колоннах. Каре вели исключительно огневой бой.

При необходимости каре могло свертываться в колоннуКолонна вела бой преимущественно хо­лодным оружием. Действия пехоты в каре и в колоннах, как правило, чередо­вались. Суворов ввел построение боевого порядка пехоты в две линии каре, приняв за правило, что 1-я и 2-я линии располагаются в шахматном порядке.

При шахматном построении каре второй линии перекрывали интервалы между каре первой линии, чем создава­лись «огневые мешки». Каждая линия каре должна была иметь возможность вести перекрестный огонь, соблюдая интервалы. Шахматное построение каре применялось, начиная с полка.

Боевой порядок каре имел большую глубину. Обычно, по сло­вам Суворова, он «наступает в 3 линии». Первую линию боево­го порядка составляла пехота, построенная в две линии каре в шахматном порядке; вторую линиюкавалерия, состоявшая из двух линий эскадронов. Наконец, в третьей линии боевого порядка наступала легкая конница — гусары, казаки, арнауты.

Предназначение линий боевого порядка он определял следу­ющим образом: каре пехоты «опрокидывают варваров»; кавале­рия «преследует и рубит»; казаки «врубаются глубже». По этому принципу рекомендовалось создавать боевой порядок не только армии, но и в каждом самостоятельном отряде.

В усилен­ном полку, например, он рекомендовал формировать три каре «с резервами внутри оных», располагая их «в одной линии с большими интервалами для проездов кавалерии». Приданные егерские подразделения предлагалось размещать на флангах, регулярную кавалерию — во второй линии, казаков и арнаутов — в третьей линии.

Таким образом, каре являлось одной из форм расчлененного боевого порядка и применялось в виде замкнутого построения полков и батальонов. Как основа боевого порядка, каре допол­нялось колоннами и рассыпным строем стрелков. Каре должны располагаться в линиях так, чтобы иметь возможность вести перекрестный огонь перед фронтом и в про­межутках между ними.

Вершины своего развития суворовская наступательная такти­ка достигла на основе применения колонн и рассыпного строя. Применение колонн и рассыпного строя обычно связывают с Итальянским походом Суворова. Однако это форма боевого по­рядка широко применялась полководцем задолго до этого.

За 15 лет до того, как колонны начали применять на Западе, в 1778 г. Суворов дал обстоятельную теоре­тическую разработку этого вопроса, суммировавшую накоплен­ный к тому времени боевой опыт. Он указал на три основных свойства колонны, дававших ей в наступательном бою неоспори­мое преимущество перед всеми другими формами боевого поряд­ка: гибкость, быстроту и большую пробивную силу. Наряду с сильными сторонами колонны, полководец указал на ее уязви­мость от картечного огня артиллерии.

Основой боевого порядка он признавал батальонные колонны в пехоте, эскадронные (дивизионные) построения в кавалерии. Те и другие строились в шесть шеренг. Колонны рекомендова­лось располагать несколькими линиями, определяя их количество «по местности», а главное, по необходимости наращивать силу атаки.

Боевой порядок, по его взглядам, должен иметь две линии батальонных колонн. Вторую линию рекомендовалось вести на дистанции 200 шагов, имея между батальонами по 300 шагов интервала. Тех же правил построения боевого порядка придерживался впоследствии и На­полеон, который свою армию строил обыкновенно в две линии расстоянием в трехстах шагах одна от другой, резервы ставил в 300-х шагах от второй линии.

Суворов как полководец представляет выдающееся явление. Как стратег он особенно полно проявил себя в Итальянской кам­пании 1799 г. Как тактик Суворов со свойственным ему блеском проявил себя во всех сра­жениях, в которых ему пришлось участвовать. Вершины такти­ческого искусства он достиг в сражениях на Рымнике, при штур­ме Измаила, в битве на Треббии и в сражении при Нови.

Как в стратегии, так и в тактике Суворов был полководцем-новатором. Особой заслугой его является разработка тактики колонн в сочетании с рассыпным строем — способ боя, создан­ный на Западе лишь в ходе войн Великой французской револю­ции конца XVIII в. и развитый затем Наполеоном.

При написании статьи была использована литература:

Синельников П.С. «Военно-теоретическое наследие А. В. Суворо­ва», М., 1969 г.

Суворов А.В. «Документы»: В 4-х т. М., 1953 г., т. 1,2,3