Русский генерал, белый эмигрант, профессор Штейфон Б.А. в одной из своих статей писал: «На первое место необходимо выдвинуть  два главнейших достижения русского военного искусства XVIII века: создание Петром Великим регулярной армии, а Суворовым — его военно-воспитательной системы».

Великий Суворов впервые разрешил задачи воинского воспитания в процессе деятельного обучения. Правильное понимание обучения и воспитания как единого процесса обеспечило ему осуществление задачи — создание непобедимой русской армии.

Императрица Екатерины II считала, что Суворов один заменял целую армию,  в 1794 г. она посылала усмирять польских конфедератов «две армии»: русские войска и Суворова… Пришло время, и её сын Павел I вспомнил об отставном фельдмаршале Суворове.

Суворов А.В., гравюра Грина по рис. Фриса, сделанному с натуры в Милане, 1799 г. Англия

Суворов А.В., гравюра Грина по рис. Фриса, сделанному с натуры в Милане, 1799 г. Англия

В связи с образованием 2-й антифранцузской коалиции, в которой участвовала и Россия, Павел I по просьбе союзников в феврале 1799 г. назначил опального фельдмаршала Суворова главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию. В этой кампании Суворову А.В. были подчинены и австрийские войска.

Итальянский и Швейцарский походы 1799 г. обогатили такти­ку новыми способами ведения войны. На р. Адда Суворов впервые в исто­рии военного искусства применил новую форму боевых действий. Его армия форсировала реку на фронте 70 км, нанося одновре­менно несколько ударов, имеющих общую задачу. Здесь, по суще­ству, зародились начала оперативного искусства.

В. Суриков «Переход Суворова через Альпы в 1799 году»

В. Суриков «Переход Суворова через Альпы в 1799 году»

В сражении на реке Треббии, в Северной Италии, Суворов глубоко проник в сущность встречного боя, который стал возможен только при действиях расчлененными боевыми порядка­ми. Войска действовали сходу, вели бой самостоятельно, продви­гаясь по рубежам. Фельдмаршал Суворов, на коне, воодушевлял своих воинов на стремительные контратаки. В результате этого  трехдневного сражения французы из 35 тысяч войска потеряли 16 тысяч человек и  4-х генералов. Потери русско-австрийской армии составили 8 тысяч человек.

У Нови были продемонстрированы действия на широком фронте: нанесение нескольких ударов — завязка боя авангардом, затем шли действия отвлекающих ударов и главного удара, завершение сражения — удар резервом. Несомненно, что против «сумасбродных французишков» Суворов действовал совсем не так, как против пруссаков и турок, а так же, как они, — ко­лоннами.

Особенно интересны разработанные им методы ведения войны в горной местности. До Суворова полководцы стремились обходить горы и не предпринимать там боевых действий. Суворов же разработал тактику горной войны. И в горной войне он придавал решающее значение наступлению.

Возглавив союзную русско-австрийскую армию, Суворов видел, что авст­рийцы не отрешились от фридриховских канонов и, несмотря на жестокие неудачи в борьбе с французской армией, упорно держа­лись устаревшей линейной тактики. Ознакомившись с состоянием австрийских войск, Суворов пришел к выводу о низком уровне ее боевой подготовки. И хотя в его распоряжении было мало вре­мени для радикальной перестройки системы обучения, тем не менее, он направил Багратиону одну за другой несколько инструк­ций по переподготовке и обучению войск союзников действию холодным оружием.

Он требовал «…учиться активным действиям каждый день. Главное — учить войска, как атаковать противника: «Надо атаковать!!! Холодное оружие — штыки, сабли… смять и забирать, не теряя мгнове­ния, побеждать все, даже невообразимые препятствия, гнаться по пятам, истреблять до последнего человека». При этом действо­вать в различных боевых построениях. «Колонны в атаке стреми­тельно атакуют штыками, вместе с кавалерией…»

Таким образом, и на этом этапе деятельности Суворов неукос­нительно держался разработанной системы обучения и воспита­ния войск в духе «наступательной тактики». После капитуляции крепости Тортона, Суворов, согласно приказа, начал переброску своих войск в Швейцарию. Он выбрал для движения на соединение с войсками Римского-Корсакова А.М. самый кратчайший, но и наиболее трудный, путь — через перевал Сен-Готард, занятый французами.

Русская армия под командованием Суворова, несмотря на предательские по существу действия австрийского командования, поражение корпуса Римского-Корсакова под Цюрихом, совершила небывалый в истории труднейший горный переход, отбила атаки превосходящих сил противника, нанесла ему ощутимый урон, вышла из окружения и даже вывела около полутора тысяч пленных, проявив огромное мужество, выносливость и героизм. Такой поход могли совершить только по-суворовски обученные и подготовленные войска.

Суворов считал военную службу служением Отечеству и поэто­му стремился внедрить в сознание солдат чувство долга, дове­денного до сознания необходимости самопожертвования. Не менее важной, он полагал необходимость формирования у солдат чув­ства национальной гордости, чести и славы русского оружия. «Мы русские и потому победим, — не уставал повторять он солдатам во время заграничных походов 1799 г., — нам честь и слава».

Огромное значение придавал Суворов А.В. формированию воинско­го духа. Он был твердо убежден, что высокий моральный дух — первое условие для победы. Одним из средств его формирования было обращение к славным традициям части, которые поддерживались святостью ее знамени и высоким значением самого имени полка. И, наконец, неоднократное подтверждение принадлежно­сти к русской нации, к национальной армии. О себе Суворов часто говорил: «Горжусь, что я — россиянин». И в этом был весь Суворов.

Содержание обучения, определяемое в суворовских наставле­ниях, составило базу, на которой выросла стройная система обучения и воспитания суворовской армии. Обучение шло от простого, к сложному, от одиночного к совокупному и базирова­лось на трех принципах: систематичность, последовательность и непрерывность.

Воспитание нравственных качеств было подчинено задаче фор­мирования у солдат и офицеров воли и твердого характера. Стерж­нем воспитания явилось формирование тех качеств, которые определили сознательность, храбрость и мужество суворовских чудо-богатырей.

По окончании Итальянской кампании Суворов спросил, были ли за время похода какие-нибудь случаи неповиновения. И ему ответили: «Не было ни одного». «Теперь, — сказал Суворов, — узнаю я наше русское войско. Это дисциплине обязан я своими победами, ибо, что есть войско без повиновения, и каким образом могут толпы вооруженных людей направляемы быть безошибочно к назначаемой цели без власти. Наша служба легка, когда ее дружно поднимают все вместе. Нет! Греки и римляне с нами не сравняются».

В написании статьи использовалась литература:

 Александр Васильевич Суворов» под редакцией Бескровного А.Г. и Преображенского А.А., М., «Наука», 1980 г.

 Суворов А.В. «Документы»: В 4-х т. М., 1953 г., т. 1,4.