В кампанию 1788 г., во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг., русское командование намечало взять сильно укреплённую крепость Очаков. Пока эта крепость оставалась в турецких руках, нельзя было считать в безопасности весь Крымский полуостров, и вообще всё Черноморское побережье находилось под большой угрозой.

Очаков решено было взять штурмом. Эту задачу предстояло выполнить Екатеринославской армии при содейсвии действии флота. Черноморский флот должен был заблокировать Очаков с моря и не допустить подвоза подкреплений и продовольствия осаждённым.

К весне 1788 г. в Днепровском лимане было создано две эскадры: гребная (из 7 галер, 7 дубель-шлюпок, 7 плавучих батарей, 7 вооружённых палубных баркасов, 22 канонерских лодок и одного брандера) и парусная (из 2 кораблей, 4 фрегатов и 8 других вооружённых судов).

Из Петербурга в Херсон посылались матросы и рекруты. Потёмкин приказал новобранцев немедленно обучить одиночной стрельбе из ружей, а канониров из пушек. Индивидуальное обучение матросов и солдат было новым явлением в жизни русской армии. Инициаторами этого нововведения  были  в  армии Суворов А.В., а во флоте Ушаков Ф.Ф. После ремонта Севастопольская эскадра снова стала боеспособной, но укомплектована она была рекрутами, которых срочно нужно было обучить. Ушаков руководил обучением молодых матросов.

Штурм Очакова в декабре 1788 г.

Штурм Очакова в декабре 1788 г.

В кампанию 1788 г. турки рассчитывали на успех. Всю зиму английские, прусские и французские инженеры строили и ремонтировали корабли, возводили новые укрепления и батареи в Очакове, на правом берегу лимана. Английские и прусские офицеры спешно обу­чали турецкие войска принятым на Западе приёмам боя на суше и на море.

В начале лета 1788 г. английское правительство добилось создания Тройственного союза против России (Англия, Пруссия и Голландия) и толкнуло авантюристически настроенного, но недальновидного шведского короля Густава III на войну с Россией. Турецкий султан предо­ставил Густаву деньги, и он в июне 1788 г., не объявляя войны, начал военные действия: на суше и в море.

Создалась прямая угроза Петербургу. Русскому пра­вительству пришлось принимать срочные меры к защите столицы. Специальная эскадра, готовая для похода в Архипелаг, была оставлена для борьбы со шведским флотом. Резко сократилась посылка резервов южным армиям и Черноморскому флоту. В начале положение на севере было чрезвычайно на­пряжённым. Однако скоро Балтийский флот и армия нанесли шведам настолько чувствительное поражений, что заставили их отступить. Война с Турцией снова становилась в центре внимания русского  правительства.

Желая  ослабить  своего союзника, Австрия не оказывала серьёзной помощи России.  В прошлогодней кампании австрийские войска не участвовали. В 1788 г. Австрия, сосредоточив некоторые силы на границах с Турцией, продолжала бездействовать. «Император поставил себя в оборонительное положение — ничего не делает», — жаловался Потемкин Г.А. Екатерине II 8 июня 1788 г. Весной Украинская армия Румянцева П.А. двинулась к Днестру. А в мае 100-тысячная Екатеринославская ар­мия начала стягиваться под Очаков.

Султан бросил в Чёрное море весь свой флот. 18 мая 1788 г. на виду Очакова появилась большая неприятельская эскадра под флагом капудан-паши. Она состояла из 13 линейных кораблей, 15 фрегатов и 17 разных вооружённых судов. Эскадра бросила якорь на внешнем рейде Очакова. Кроме того, под стенами крепости русские насчитали до 53-х разных вооружённых судов. Таким образом, к Очакову турки стянули около ста боевых судов.

Вторая турецкая эскадра из 8 кораблей, 8 фрегатов, 4 бомбардирских судов и 20 шебек находилась у устья Дуная. Два дня капудан-паша спокойно наблюдал за лиманом. Затем подтянулся к Очакову и заблокировал лиман. Однако добиться каких-либо успехов турки не смогли.

20 мая русская дубель-шлюпка под командованием капитана 2-го ранга И.-Р. Остен-Сакена, возвращаясь из-под Кинбурна, где служила для связи крепости с флотом, была атакована 32 турецкими судами.

Сакену не удалось уйти от преследования. Недалеко от устья Буга его настигли одиннадцать галер противника. Турки пошли на абордаж. Чтобы не попасть в руки врага, Сакен, не колеблясь, спустился в пороховой погреб и взорвал судно. Дубель-шлюпка и её славный командир погибли, нанеся существенный вред неприятелю. Подвиг Сакена произвёл на османов сильное впечатление. Они долго боялись близко подходить к русским судам и избегали абордажа.

6 июня русские гребные и парусные суда подошли к турецкой эскадре, стоявшей под защитой очаковских пушек, на расстояние пяти вёрст и построились в боевой порядок. На следующее утро турки атаковали русскую линию. Жаркий и упорный бой продолжался  с семи часов утра до полудня. Но когда одновременно взлетели на воздух два неприятельских судна, и от русских брандскугелей (зажигательный снаряд) сгорело третье, турки не выдержали. Ими овла­дела паника. Несмотря на отчаянные усилия капудан-паши восстановить порядок, его суда одно за другим покидали боевую линию и неслись под защиту крепост­ных батарей. Русские преследовали турецкие корабли до самого Очакова, повернув лишь под выстрелами крепости.

Только через десять дней турки решились повторить атаку. Гасан лично объехал все суда, напомнил матросам и офицерам султанский приказ о необ­ходимости уничтожить русский флот и овла­деть лиманом. Однако русское командование предупредило турок. 17 июня в четыре часа утра русские суда напали на турецкую боевую линию. Завязалась оживлён­ная перестрелка. Бой длился четыре часа. И снова турки в беспорядке отступили к крепости. На этот раз капудан-паша недосчитался двух линей­ных 64-пушечных кораблей, в том числе флагманского. 18 июня сражение возобновилось и продолжалось с преж­ним упорством с двух сторон. Но турки, потеряв не­сколько судов, отступили.

В этом двухдневном сражении было уничтожено пять турецких кораблей. Кроме того, были взяты в плен один 54-пушечный корабль, пять больших фрегатов и семь других военных судов. До тридцати судов было повреждено, они с трудом укрылись под Очаковом. Потонуло и погибло в пламени зажжённых судов свыше 6 тыс. человек турецкой команды. В плен было взято 1673 человека. Русские потери были невелики:   убито 2 офицера, 16 матросов и солдат.  Ранено 67, из них 10 офицеров.

Под впечатлением крупных потерь капудан-паша с флотом ушел в море, оставив под крепостью гребные суда. Как только капудан-паша ушел из-под Очакова, Потёмкин приказал Лиманской флотилии уничтожить турецкие суда, стоявшие под крепостью. 1 июля на рассвете русская эскадра атаковала противника. В 8-ми часовом упорном бою турки потеряли сожженными два небольших фрегата, две галеры, шняву, бомбарда и малое судно. Было захвачено в плен три галеры и 96 турецких гребцов-рабов.

Город и крепость Очаков сильно пострадали от артил­лерийского обстрела с кораблей. Разгром турецкой   Очаковской флотилии  позволил частям Екатеринославской армии, к этому времени со­средоточенной в районе Очакова (в 3 км.), подойти ближе к го­роду и начать осадные работы.

Тем временем авангард Севастопольской эскадры под командованием капитана Ушакова Ф.Ф. нанёс поражение турецкой эскадре в Фидонисском сражении 3 июля 1788 г. Три часа длилось сражение, в результате которого турецкие корабли с сильно повреждёнными бортами, с пробоинами в корпусах, перебитыми мачтами и изорванными парусами вынуждены были покинуть место боя. Это была блестящая победа небольшой русской эскадры над сильным, численно превосходящим противником, сломившая его волю к сопротивлению.

Капудан-паша, не выполнив ни одной из поставлен­ных султаном задач, не мог долго оставаться в бездействии, тем более что осада Очакова велась 100-тысячной Екатеринославской армией при активном содействии Лиманских гребной и парусной флотилий. Зная, что осаждённому очаковскому гарнизону прихо­дится тяжело, Эски-Гасан, наскоро исправив в устье Дуная повреждения, 29 июля с 15-ю кораблями, 10-ю фрегатами и 44-мя мелкими судами появился на очаковском рейде. Осаждённые снова получили серьёзную поддержку с моря. Под прикрытием флота турки укрепили о. Березань и полностью заняли подходы к лиману.

Осадные работы под Очаковом теперь сильно затруднились. В Петербурге тоже начали понимать серьёзность по­ложения на юге. Чтобы отвлечь турецкий флот от Очакова, Потёмкин приказал командующему Черноморской эскадрой Войновичу М.И. выйти в море. Поссорившись с Ушаковым, Войнович, намеренно занизивший перед Потёмкиным успехи капитана в Фидонисском сражении, смертельно боялся встречи с турецким флотом. Но не выполнить ка­тегорических требований командующего он не мог и 24 ав­густа решился вывести эскадру в море. Однако, продержавшись под парусами два дня на виду Севастополя, под предлогом крепких ветров вернулся в гавань.

Чтобы как-нибудь оправдать своё бездействие, он разослал крейсерские суда для разведки и диверсий к европейским и азиатским берегам Турции. Одну из таких диверсий совершил небольшой отряд, состоявший из пяти крейсерских судов, под  командованием капитан-лейтенанта Сенявина Д.Н., ставшего впоследствии одним из виднейших русских флотоводцев.

Сенявин вышел из Севастополя 16 сентября. Через три дня его отряд достиг Синопа и уничтожил там два купеческих судна. На следующий день у местечка Вонна были разбиты и потоплены ещё четыре судна и сожжены хлебные магазины противника. Затем, идя вдоль анатолийского побережья на восток, у города Гересида отряд завязал перестрелку с береговой батареей и, несмотря на решительное сопротивление, потопил четыре транспортных судна.

Несмотря на успех рейда Сенявина, главная цель не была достигнута: капудан-паша с флотом не ушёл из-под Очакова. Он упорно продолжал оказывать помощь Очакову. Лиманская флотилия решительно боролась с переброской подкреплений, всякий раз пуская ко дну прорвавшиеся турецкие суда. Русские войска готовились к решительному штурму крепости. Чтобы сковать действия турецкого флота, Потёмкин категорически приказал Войновичу, невзирая на осеннюю погоду с её сильными ветрами, выйти в море в направлении Очакова.

2 ноября Севастопольская эскадра с попутным ветром вышла в море и на следующий день достигла о. Тендры. Здесь Войнович лавировал полмесяца и ни разу не попытался отвлечь турецкий флот от Очакова. 19 ноября эскадра вернулась в Севастополь, начался ремонт судов и подготовка к новой кампании…

Тем временем турецкий флот продолжал оставаться у берегов Очакова до самой поздней осени. Гасан надеялся, что русские отведут войска на зимние квартиры и снимут осаду крепости. Капудан-паша вынужден был находиться при Очакове, ибо, не выиграв ни одной хотя бы маленькой битвы, он рисковал не только карьерой, но и жизнью.

Однако 4 ноября капудан-паша со всем флотом поки­нул, наконец, очаковский рейд и ушёл в Константинополь на зимовку и для ремонта судов. Пришёл он в гавань столицы 9 ноября, потеряв в пути во время шторма не­сколько малых судов. Как только ушёл турецкий флот, отряд запорожскихказаков 7 ноября атаковал укреплённый турками о. Березань и после ожесточённого боя принудил его гарнизон сдаться. В плен попало 320 турок, а также были захвачены трофеи: 11 знамён, 17 медных пушек и 4 чугунных 46-фунтового калибра, 1149 ядер и 150 бочек пороху, тысячу четвертей пшеничной муки и множество другого продовольствия.

Со взятием о. Березани обстрел Очакова ещё более усилился. Многие батареи, защищавшие подступы к городу, были сбиты, в большей своей части город был сожжён. Но турецкий гарнизон мужественно защищался. Приходилось готовиться к штурму. Подробно был разработан план атаки крепости и уцелевшей части укреплений.

6 декабря на штурм укреплений и крепости пошло шесть колонн. Атака длилась час с четвертью, и Очаков пал. Войска шли на штурм «с неописуемым мужеством и порядком». В этот день османы потеряли одними только убитыми до 7 тысяч человек. Много было захвачено пленных, в их числе был и командующий очаковским гарнизоном Гуссейн-паша. Взяты трофеи: 323 пушки и мортиры, 170 знамён и много другого военного имущества.

Вообще же с начала битвы за Очаков Турция поте­ряла более 40 тыс. человек, свыше ста судов раз­ных рангов, более 1000 пушек, 200 знамён и флагов, в том числе знамя и вымпел капудан-паши. Потери русской армии во время штурма также были значительными: убитых более тысячи человек, среди них два генерала и 119 офицеров; раненых до 1800 человек.

Взятие Очакова было большим военным успехом России и чувствительным ударом для Турции. Взятие Очакова, этого ключевого стратегического пункта на северном  побережье Чёрного моря, давало России важный козырь в ведении переговоров о мире. В случае же продолжения войны, освободившаяся большая Екатеринославская армия могла действовать на Буге, Днестре, Балканах при активном содействии Черно­морского флота.

С ликвидацией турецкого форпоста на Днепровском лимане корабельное строительство в Херсоне и строящемся Николаеве могло беспрепятственно развиваться. Херсон и Николаев становились основными судострои­тельными базами Черноморского флота. Севастопольский же порт превращался в главную военно-морскую базу Черноморского корабельного флота.