Прославленный русский флотоводец Дмитрий Николаевич Сенявин родился 6 (17) августа 1763 г. в деревне Комлево Боровского уезда Калужской губернии в небогатой семье премьер-майора Сенявина Николая Фёдоровича. Дед Дмитрия Николаевича — Фёдор Акимович Сенявин был воеводой в Бахмуте. Род Сенявиных, главным образом,  тесно связан с историей Российского флота, прославился своими морскими традициями.

Среди Сенявиных было пять адмиралов: Наум Акимович, Иван Акимович, Алексей Наумович, Николай Иванович и Дмитрий Николаевич. Двоюродный дед Дмитрия Николаевича – Наум Акимович Сенявин стал известен своей крупной морской победой в бою у о. Эзель 24 мая (4 июня) 1719 г. во время Северной войны, а его сын Алексей Наумович Сенявин — российский адмирал командовал Донской и Азовской военными флотилиями. Николай Фёдорович Сенявин одно время был его генеральс-адъютантом.

Как большинство русских адмиралов, Сенявин в ран­нем мальчишестве не слышал ни гула прибоя, ни тяже­лого прихлопывания парусов, ни хохота чаек, ни йоди­стого запаха водорослей, умирающих на берегу. Родовое калужское имение Сенявиных — Комлево и воронежское Конь-Колодезь от моря были далеко…

«Священник прихода сего учил меня грамоте, а на 8-м году я читал хорошо и писал изрядно», — вспоминал о детстве Дмитрий Николаевич. Ему не было суждено стать армейским офицером. «На 9-м году матушка ездила в Петербург: затем только, чтобы определить меня в сухопутный корпус. Матушка имела хорошую протекцию, но я принят не был, а по какой причине — не знаю; одно то справедли­во, кому где определено, тому там и быть. Матушка в большом от сего огорчении тем же временем возвратилась со мною в Комлево», — продолжал Дмитрий Николаевич. Затем будущий адмирал был отдан в городскую школу, где постигал сложение и умножение не с оравой барчуков-митрофанушек, а вместе с солдат­скими детьми.

Сенявин Д.Н.

Сенявин Д.Н.

В феврале 1773 г. отец отвёз его для продолжения образования в Морской корпус. «…Батюшка садился в сани, я целовал его руку, он, перекрестя меня, сказал: «Прости, Митюха, спущен корабль на воду, сдан богу на руки. Пошел!» — и вмиг из глаз сокрылся». Так десятилетний мальчик оказался в закрытом сословном военном учебном заведении.

В Морском кадетском кор­пусе учились недоросли небогатых и средних дворянских семей большей частью из центральных и северных гу­берний. Вельможных отпрысков, как правило, не обрекали кораблям и морю.

О Морском корпусе Сенявин Д.Н. писал: «Кадет учили математическим и всем прочим касатель­но до мореплавания наукам очень хорошо и весьма до­статочно, чтобы быть исправным морским офицером, но нравственности и присмотра за детьми не было никаких, а потому из 200 или 250 кадет ежегодно десятками вы­пускались в морские баталионы и артиллерию за леность и дурное поведение». В первые годы, проведённые в корпусе, рвения к учёбе кадет Сенявин не проявлял.

«Три года прошло, но я все в одних и тех же классах; наконец наскучило, я стал думать, как бы поскорее выбраться на свою волю. Притворился непонятным, дело пошло на лад, и я был почти признан таковым, но, к счастью моему, был тогда в Кронштадте дядя у меня, капитан 1-го ранга Сенявин.

Узнав о намерении моем, залучил меня к себе в гости, сперва рассказал мне все мои шалости, представил их в самом пагубном для меня виде, потом говорил мне наилучшие вещи, от которых я убегаю по глупости моей, а потом в заключение кликнул людей с розгами, положил меня на скамейку и высек препорядочно, прямо как род­ной, право, и теперь то помню, вечная ему память и веч­ная моя ему за то благодарность.

После обласкал меня по-прежнему, надарил конфектами, сам проводил меня в корпус и на прощанье подтвердил решительно, чтобы я выбирал себе любое, то есть или бы учился, или каждую неделю будут мне такие же секанцы. Возвратясь в корпус, я призадумался, уже и резвость на ум не идет, пришел в классы, выучил скоро мои уро­ки, память я имел хорошую, и, прибавив к тому приле­жание, дело пошло изрядно».

Повлияли также рассказы о морских походах старшего брата Сергея. Дмитрий Сенявин начал усердно учиться и в следующие «три года кончил науки и был готов в офицеры». У кадетов и гардемаринов наибольшим уважением и любовью в корпусе пользовался Николай Гаврилович Курганов, он учил их математике.

Настольной у гардемаринов была «Книга морской инженер». В этой книге Курганов тео­ретически обосновал положения об активной блокаде и обороне приморских крепостей. Те самые положении, которые Сенявин позже мастерски осуществил в Адриатике и Эгейском море.

В 14 лет Дмитрий был произведен в гардемарины и в этом звании проплавал две кампании. Пер­вую в 1778 г. на корабле «Преслава» от Кронштадта до Ревеля и обратно. Вторую в 1779 г. на том же корабле под командованием капитана Берка из Кронштадта в Ревель, а оттуда в Северный океан к мысу Нордкап и обратно.

Сенявин Д.Н. окончил Морской кадетский корпус в 1780 г., благодаря усердию и отличным способностям, одним «из первых и лучших». 1 мая 1780 г. Дмитрий Сенявин был произведён в мичманы и назначен служить на корабль «Князь Владимир».

«…Дано нам каждому на экипировку жалованье вперед за полтрети, то есть 20 руб., да сукна на мундир с вычетом в год, да дядюшка Алексей Наумович подарил мне тогда же 25 руб. Итак, я при помощи мундира и 45 руб. оделся очень справно; у меня были шелковые чулки (это парад наш), пряжки башмачные серебряные  превеликие, темляк  и эполеты золотые, шляпа с широким золотым галуном».

В первый же год службы Дмитрий Сенявин совершил плавание из Кронштадта в Португалию, в Лиссабон. По возвращении он был назначен на Азовский флот, где служил на корабле «Хотин», затем получил назначение на Черноморский флот.

По материалам книги Ю. Давыдова «Сенявин», М., «Молодая гвардия», 1972 г.