Русско-ту­рецкую войну 1787-1791 г. Ушаков Ф.Ф. встретил в чине капитана бригадирского ранга. Летом 1788 г. стоявший у Очакова турецкий флот не позволял на­чать осаду крепости. Потемкин Г.А. приказал отвлечь неприятеля.

18 июня 1788 г. эскадра контр-адмирала Войновича М.И. оставила Севастополь и 29 июня достигла острова Тендра. Появление русских кораблей заставило капудан-пашу отвести турецкий флот от Очакова. Потем­кин начал осаду крепости с суши, а К.-Г. Нассау-Зиген смог истребить ос­татки турецкой гребной флотилии под ее стенами.

Сражение у острова Фидониси 1788 г.

Несколько дней эскадры лавировали в море, наблюдая друг за дру­гом. Турецкий флот насчитывал 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бом­бардирских и 21 мелкое судно; вес залпа 1100 пушек составлял 410 пу­дов. Русская эскадра из 2 кораблей, 11 фрегатов и 18 более мелких судов могла дать залп из 550 орудий весом всего 160 пудов из-за большого чис­ла малокалиберных пушек.

Турецкие корабли, днища которых были об­шиты медными листами, по скорости и маневренности превосходили русские. Чтобы победить при таких условиях, требовалось действовать решительно и неординарно. Войнович, после того как флот понес поте­ри в шторм, чувствовал себя неуверенно и возлагал надежды на коман­дующего авангардом Ушакова Ф.Ф. Он предлагал командирам других судов следовать за передовыми, а капитану Ушакову писал: «Если подойдет к тебе капудан-паша, сожги, батюшка, проклятого». Но Ушаков не собирался ждать, когда противник приблизится, а намере­вался атаковать сам.

50-тысячный фрегат русского Черноморского флота

50-тысячный фрегат русского Черноморского флота

3 июля у острова Фидониси (Змеиный) турки решили принять бой. После перестроения две эскадры шли параллельными курсами, причем османы оставались на ветре. Гасан-паша построил линию из одних линейных кораблей; фрегаты и более мелкие суда составили вторую линию. Авангард под командованием самого капудан-паши атаковал русский аван­гард капитана бригадирского ранга Ушакова Ф.Ф. (корабль «Св. Павел» и 3 фрегата), тогда как остальные турецкие корабли связывали боем рус­ские центр и арьергард.

Чтобы отразить удар, Ушаков выслал вперед 2 фре­гата и сам поторопился за ними под всеми парусами. Он намеревался выйти на ветер и охватить голову турок. Гасан также прибавил парусов, причем его линия растянулась.

Ушаков открыл огонь, только когда фло­ты сблизились настолько, что можно было использовать пушки всех ка­либров, тогда как Гасан-паша, пользуясь преимуществом в артиллерии, старался держаться за пределами дальности стрельбы 12-фунтовых пушек русских фрегатов. Стрельба корабля и 2-х фрегатов нанесла неприятелю та­кие повреждения, что капудан-паша был вынужден отвести свой корабль за линию флота, чтобы погасить пламя.

Корабль «Преображение Господ­не» серьезно повредил 2 корабля турецких вице-адмирала и контр-адми­рала. Остальные корабли русской линии также вели бой с несколькими неприятельскими сразу. После трехчасового боя турецкий флот был вы­нужден прекратить сражение и уходить, пользуясь преимуществом в ско­рости. Турки потеряли шебеку, которую потопил «Св. Павел». Русские потери составили 2 раненых и 5 убитых матросов.

Шебека

Шебека

Победа при Фидониси продемонстрировала, что из командира ко­рабля Ушаков вырос в способного флагмана. Так как Войновича к концу 1788 г. перевели в Херсон, Ушаков остался командующим Севастопольской эскадрой. Осенью и зимой он занимался подготовкой судов к следующей кампании. 14 апреля 1789 г. Ушако­ва Ф.Ф. произвели в контр-адмиралы. К середине мая эскадра уже была гото­ва к плаванию, однако Войнович как главный начальник «над всеми частями правления и флота Черноморского» избегал встреч с против­ником.

После прибытия новых кораблей в главной базе собралась внуши­тельная эскадра. По приказу Потемкина Войнович с эскадрой из 10 ко­раблей, 5 фрегатов, репетичного судна и крейсера 8 октября выступил к дельте Дуная. Авангардом вновь командовал Ушаков. Однако турки уже ушли в Босфор. Не встретив противника, корабли 3 ноября вернулись в Севастополь.

Керченское сражение 1790 г.

Чтобы активизировать действия на море, Потемкин в октябре 1789 г. объявил, что в будущей кампании флот будет ходить под его кейзер-флагом. В марте 1790 г. он назначил Войновича командующим Каспийской флотилией, а командование Черноморским флотом «по военному упот­реблению» поручил Ушакову. В апреле контр-адмирал уже докладывал, что флот в Севастополе почти готов к выходу в море. На совещании с Потемкиным в Яссах флотоводец предложил помешать туркам высадить десант в Крыму.

Пользуясь свободой действий, Ушаков Ф.Ф. искал, находил непри­ятеля и добивался побед, которые сделали его имя знаменитым. Весной 1790 г. князь Потемкин приказал контр-адмиралу с эскад­рой из 3 кораблей, 4 фрегатов и нескольких мелких судов выйти в крей­серство к берегам Анатолии для борьбы с турецким судоходством. Уша­ков, кроме кораблей и фрегатов, взял репетичное судно и 11 вооружен­ных крейсеров. 16 мая эскадра выступила из Севастополя. Русские моряки захватывали и истребляли торговые суда, обстреливали турецкие порты и 5 июня вернулись в Севастополь.

Флагманский корабль турецкого флота

Флагманский корабль турецкого флота

Флотоводец торопился снарядить эскадру. К 26 июня были готовы 10 кораблей, 6 фрегатов и другие суда. При нехватке средств Ушакову при­ходилось занимать деньги и даже заложить свой дом. Все было готово, чтобы сразиться с неприятелем, который, как полагал Ушаков, будет высаживать десант в Керченском проливе. Он не ошибся. 1 июля большой турецкий флот проследовал на восток. Следующим утром в море отправилась русская эскадра. 6 июля, подойдя к Феодосии, Ушаков узнал, что турки прошли мимо накануне. Правильно решив, что они ночуют в Ана­пе, флагман поторопился войти в Керченский пролив и встал на якорь ранее, чем прибыл неприятельский флот.

В 10-м часу 8 июля со стороны Анапы при попутном восточном ветре появилась эскадра капудан-паши Гуссейна (10 линейных кораблей, 8 фре­гатов и 36 меньших судов). Ушаков приказал построить линию из кораб­лей и фрегатов, оставив легкие суда под ветром. Капудан-паша поместил в линию только линейные корабли; вторую линию составили фрегаты и легкие суда. Турки, используя наветренное положение, атаковали и в пол­день открыли огонь, направив основные усилия против русского аван­гарда капитана бригадирского ранга Голенкина Г.К.

Гуссейн пытался по­ставить его в два огня. Но корабли Голенкина успешно отбивали натиск турок. Тем временем Ушаков приказал фрегатам выйти из линии и идти на помощь авангарду, чтобы поставить в два огня неприятеля. Так флаг­ман оригинально решил проблему резерва. Остальным кораблям он при­казал сосредоточить огонь на неприятельском авангарде и части кордебаталии. Линейные корабли сомкнули линию, после чего контр-адмирал повел кордебаталию на сближение с неприятелем.

Русский линейный корабль

Русский линейный корабль

Около 15.00, пользуясь установившимся благоприятным ветром, Ушаков сблизился с турками, чтобы вести огонь из всех орудий. Корабли «Рождество Христово» и «Преображение Господне» причинили повреж­дения нескольким турецким кораблям. Ядра и картечь крушили корпуса, рангоут, наносили большие потери десантным войскам на палубах. Капу­дан-паша пытался защитить поврежденные корабли, прошел вдоль всей линии русских кораблей и сам серьезно пострадал.

Сражение продолжа­лось до 17.00. Контр-адмирал, оказавшись на ветре у противника, прика­зал кораблям выстроиться за ним в линию, не соблюдая своих мест. На­рушая догмы линейной тактики, моряк сократил время маневра и сам возглавил боевую линию. Быстрое построение русских кораблей застави­ло турок растягивать линию, прикрывая поврежденные корабли. Капу­дан-паша решил не испытывать судьбу и бежал, используя большую ско­рость.

Поражение у Керченского пролива помешало туркам высадить де­сант на берега Тавриды. Эта победа прославила Ушакова и впервые продемонстрировала его тактический талант. За победу флотоводца награ­дили орденом Св. Владимира 2-й степени.

Сражение у Тендры в 1790 г.

В начале августа Ушаков получил приказ Потемкина совместно с Лиманской флотилией отогнать неприятеля от устья Дуная, а при удоб­ном случае — и разбить. Только 25 августа он смог выступить. 28 августа в шестом часу с русских судов заметили неприятельский флот, стоявший на якорях между Тендрой и Гаджибеем. Под начальством капудан-паши было 14 кораблей, 8 фрегатов и 23 мелких судна, у русских — 10 кораб­лей, 6 фрегатов, 21 меньшее судно. Воспользовавшись попутным ветром, Ушаков атаковал в походном порядке.

Турки, беспечно не выставившие охранение, в 9-м часу заметили приближающегося противника. Они рубили якорные канаты и спешно снимались с якоря. Капудан-паша собирался избежать сражения и ото­рваться от русских. Но когда он увидел, что эскадра Ушакова готовится окружить и прижать к берегу отставшие суда, Гусейну пришлось около полудня повернуть, чтобы выручить свои корабли и вступить в бой. Во главе турецкой линии шли флагманские корабли.

Бомбардирский корабль (в центре)

Бомбардирский корабль (в центре)

Ушаков построил линию баталии, чтобы, не прекращая наступле­ния, действовать параллельно неприятелю. В 14.00 он приказал 3 фрегатам выйти из линии, образовать резерв и быть на ветре авангарда. В 15.00 рус­ский флот сблизился с неприятелем на дистанцию картечного выстрела. 6 кораблей шли на авангард и передовую часть кордебаталии, а 4 корабля и 6 фрегатов остались на ветре в резерве. Первым в 15.00 открыл огонь корабль «Мария Магдалина» командующего авангардом капитана брига­дирского ранга Голенкина. Основной удар был направлен на головные турецкие адмиральские корабли. Не выдержав удара, турки в 17.00 начали отворачивать под ветер и в беспорядке выходили из боя.

Когда преимущество российских кораблей стало явным, Ушаков приказал резерву (4 корабля, 2 фрегата) атаковать остальную часть ту­рецкого флота. Сражение стало общим. В это время один из быстроход­ных турецких адмиральских кораблей выдвинулся вперед и повернул, чтобы напасть на головные русские корабли. Тогда контр-адмирал под­нял сигнал оставшимся 3 фрегатам резерва атаковать этот корабль. Фре­гаты принудили неприятеля идти между двумя линиями, русской и ту­рецкой, и претерпеть большие повреждения.

К вечеру разбитый турец­кий флот начал спускаться под ветер, и Ушаков приказал преследовать не­приятеля. Сам он возглавил погоню. Турки старались убежать, но рус­ские корабли обстреливали их, нанося значительные повреждения. Только темнота и большая скорость позволили османам скрыться. Следующим утром русские моряки уничтожили один и взяли второй неприятель­ский корабли.

За 29-30 августа посланные Ушаковым крейсеры захва­тили турецкие лансон, бригантину и плавучую батарею. При переходе к Босфору затонул еще один 74-пушечный корабль. Турки потеряли свы­ше 2000 человек. Пленных оказалось 733 человека. Потери русской сто­роны составили убитых 21 и раненых 25 нижних чинов. Повреждения на кораблях эскадры оказались невелики. За Гаджибей Ушакова наградили орденом Св. Георгия 2 класса и 500-ми душами крестьян в Могилевской губернии в вечное и потомствен­ное владение.

Сражение при Калиакрии 1791 г.

16 октября Ушаков вышел по приказу Потемкина с флотом, чтобы прикрыть от нападений с моря устье Дуная, где действовала Лиманская флотилия, и крейсировал до середины ноября. В 1791 г. Севастопольская эскадра к началу мая приготовилась к военным действиям. 10 июля она направилась к Еникальскому проливу. Ушаков нашел непри­ятеля у Балаклавы и 4 дня пытался завязать сражение, но неприятель уклонился от боя, пользуясь преимуществом в скорости. 19 июля флотово­дец вернулся в Севастополь. Но его действия позволили взять Анапу ра­нее, чем турецкий флот появился вновь.

Оставив 5 малых судов и брандер в порту, Ушаков 29 июля вышел с 16 линейными, 2 бомбардирскими кораблями, 2 фрегатами, репетичным судном, брандером и 17 крейсерами на запад, к Румелийскому берегу. Он держал флаг на корабле «Рождество Христово». 31 июля заметили турец­кий флот, стоявший у берега вблизи мыса Калиакрия, под прикрытием построенных на берегу батарей.

Турки располагали 18 кораблями, 17 фре­гатами и 43 мелкими судами; среди них было 10 кораблей флагманских. Ушаков, не меняя походный строй, под выстрелами батарей атаковал турок тремя колоннами со стороны берега, что позволило ему выиграть ветер. Турецкие корабли рубили канаты, сталкивались и в беспорядке спус­кались под ветер. Около 15.15 османы построили боевую линию. Преследую­щий Ушаков около 15.30 перестроил свою линию баталии параллельно турецкой эскадре.

Вырвавшийся вперед авангард Сеита-Али пытался вый­ти на ветер, но Ушаков в 16.15 на корабле «Рождество Христово» поки­нул линию, прошел в голову своей колонны и атаковал с носа корабль алжирского паши, заставив его оставить строй. Потеряв фор-стеньгу, с растрепанными парусами и повреждениями корпуса, корабль Сеит-Али ушел в середину флота. Ушаков последовал за ним и довершил пораже­ние.

Остальные русские корабли, выполняя сигнал начать общее сраже­ние, стремились сблизиться с противником и громить артиллерией в пер­вую очередь флагманские корабли. В 17.00 русские открыли огонь с корот­кой дистанции, а уже в 17.45 турецкий флот бежал, преследуемый кораб­лями Ушакова. Многие неприятельские корабли имели повреждения. Около 20.30, пользуясь преимуществом в скорости, турки оторвались и ушли к Босфору.

После ремонта, продолжавшегося 3 дня, Ушаков решил направить­ся к Варне, где, как он знал от пленных, стояла турецкая флотилия, а после ее уничтожения направиться к Константинополю. Но вскоре стало известно о перемирии по случаю начала переговоров, и флагман вернул­ся в Севастополь.

Тем временем алжирская эскадра достигла Константинополя. Вы­стрелы с тонувшего флагманского корабля Сеит-Али и вид пострадавших в сражении судов вызвали тревогу в столице, тем более что неизвестной оставалась судьба капудан-паши и другой части флота. Верховному везирю было приказано поторопиться с заключением мира. Ясский мирный договор 29 декабря 1791 г. подтвердил условия Кючук-Кайнарджийского договора; турки признавали господство России над Крымом, усту­пали Очаков и земли между Бугом и Днестром, тогда как Россия возвра­тила Турции крепости на Дунае.

За победу при Калиакрии 14 октября 1791 г. флотоводца награди­ли орденом Св. Александра Невского и двумя сотнями душ крестьян с землей в Тамбовской губернии. Победы при Керчи, Тендре, Калиакрии показали правильность так­тики флагмана. Как бы ни был решен вопрос о приоритете Круза или Ушакова, примененная тактика приносила успех. Если бы в строю Чер­номорского флота состояло больше кораблей с тяжелой артиллерией, безусловно, потери турецкого флота были бы значительнее. Однако и так черноморцы под командованием Ушакова Ф.Ф. добились стратегического ус­пеха и способствовали заключению выгодного мира.