Война — сложное общественное явление. Она является продол­жением политики иными, а именно насильственными средствами. Такими средствами служат армия и флот. Их использование для достижения политических целей приводит к вооруженной борьбе, составляющей главное содержание всякой войны. Исход этой борьбы во многом определяется способностью государства вы­ставить достаточно мощные и хорошо подготовленные средства ведения военных действий.

Здесь, на мой взгляд, будет уместно привести цитату  из статьи одного из основоположников марксизма Ф. Энгельса: «Вся организация армий и приме­няемый ими способ ведения боя, а вместе с этим победы и по­ражения оказываются зависящими от материальных, т. е. экономических условий: от человеческого материала и от оружия, следовательно — от качества и количе­ства населения и от техники».

Хочется отметить, что Энгельс был промышленником и неплохо разбирался в военных вопросах, кроме этого очень гордился своей кличкой – «генерал».

Однако наличие материальных средств еще недостаточно для побе­ды на войне. Крайне важно также умело эти средства исполь­зовать. Огромную роль здесь играют талантливые полководцы. Их искусство в управлении войсками на театре военных действий — один из основ­ных факторов достижения успеха в вооруженной борьбе. На­глядным примером тому служит полководческая деятельность Суворова A.В.

Генералиссимус Александр Васильевич Суворов вошел в мировую историю как великий полководец и военный мыслитель. Он оставил огромное теорети­ческое наследие, обогатил все области военного дела новыми вы­водами и положениями.

Суворов А.В., миниатюра неизвестного художника (тип Шмидта-Уткина), первая четв. XIX в.

Суворов А.В., миниатюра неизвестного художника (тип Шмидта-Уткина), первая четв. XIX в.

Суворов разработал и применил в пол­ководческой деятельности наиболее совершенные для своего времени формы и способы ведения вооруженной борьбы, которые подняли русское военное искусство на небывалую высоту. По­бедоносные походы Суворова прославили нашу Родину, они — яркая и незабываемая страница ее славного военного прошлого.

Полководческая деятельность Суворова протекала во второй половине XVIII в. Армии того времени в странах Западной Европы комплектовались путем най­ма и вербовки представителей самых различных слоев общества, в том числе и иностранцев. Комплектование армий за счет основного населе­ния страны — крепостных крестьян — было экономически невы­годно дворянам, ибо в этом случае им пришлось бы терять много свободных рабочих рук.

Суворов А.В. в Альпах, худ. Н. Аввакумов, 1941 г., литография

Суворов А.В. в Альпах, худ. Н. Аввакумов, 1941 г., литография

При таких условиях морально-боевые качества личного со­става находились на крайне низком уровне. Наемный воин не проявлял желания подвергать свою жизнь излишней опасности. Только силой его удавалось заставить идти в бой. Дезертирство было обычным явлением. В целях его предупреждения запреща­лись ночные походы и размещение войск в населенных пунктах.

Армия возила с собой палаточный инвентарь и располагалась биваком. На марше и на стоянке ее охраняли специальные кон­ные отряды. Характеру наемной армии вполне соответствовала система воспитания и обучения войск. Она основывалась на муштре и палочной дисциплине. Ее целью ставилось выработать у личного состава способность механически исполнять приказания.

Солдат не должен был рассуждать. Ему запрещалось проявлять инициа­тиву. Его обязанности были подробно расписаны в уставе. За малейшее нарушение установленного порядка он жестоко нака­зывался. Недаром тогда говорилось, что солдат должен больше бояться палки капрала, чем пули врага.

Снабжение войск производилось из магазинов. По взглядам того времени, удаление армии от основного магазина не должно было превышать более пяти переходов, т. е. примерно 125 км. Иначе могло нарушиться своевременное обеспечение войск про­довольствием. Такая система довольствия называлась пятипереходной. Она вызвала необходимость иметь огромные обозы, что снижало подвижность армии на театре военных действий.

В военном искусстве безраздельно господствовали кордонная стратегия и линейная тактика. Основное правило кордонной стра­тегии сводилось к тому, чтобы равномерно распределить войска на театре военных действий с целью одновременного прикрытия всех важных направлений. Главной задачей считалось не унич­тожение живой силы противника, а овладение крепостями и базами снабжения, занятие территории, маневрирование на флан­гах и коммуникациях противника.

Такая стратегия исключала смелые и решительные наступательные действия, а также была не способна обеспечить прочную оборону. Кордонная стратегия получила теоретическое обоснование в Австрии, ее сторонником был генерал-фельдмаршал Ласси П.П., ирландец по происхождению. Он призна­вал выгодность развертывания армии небольшими отрядами на широком фронте.

Предполагалось, что такая группировка вос­препятствует вторжению противника, заставит его разбросать свои силы и в то же время обеспечит безопасность коммуника­ций и баз снабжения. Теория Ласси имела огромное влияние в Европе. Сражение на уничтожение армии противника занимало в кор­донной стратегии подчиненное место.

Один из виднейших воен­ных теоретиков того времени, английский генерал Г. Ллойд предлагал вести войну путем маневрирования, смысл которого заключался в том, чтобы поставить свою армию в наиболее выгодное положение по отношению к противнику, прежде всего, отрезав его от базы.

Другой крупный прусский военный писатель и теоретик того времени барон Г. Д. Бюлов также исходил из особой важности коммуникаций. Считая основой операции базис (совокупность магазинов) и опе­рационную линию, он увлекся геометризмом. Все мыслимые стратегические комбинации он изображал в виде 60 геометриче­ских фигур. Магазины Бюлов называл сердцем армии, а комму­никации мускулами, разрывом которых парализуется весь ар­мейский организм. Уделив исключительное внимание коммуника­циям, он упустил из виду остальные факторы, влияющие на ход и исход войны.

Кордонной стратегии вполне соответствовала линейная так­тика. Она характеризовалась медленными действиями войск, построенных в длинные, неповоротливые линии. Боевой порядок, как правило, состоял из двух или трёхшереножных линий разверну­тых батальонов на дистанции 200-300 шагов одна от другой.

Артиллерия располагалась на флангах или перед фронтом. Кон­ница выстраивалась за обоими флангами. Армия двигалась как единое целое и могла действовать только на совершенно откры­той и ровной местности. Проведение в ходе сражения каких-либо перегруппировок было невозможно.

Возникновение линейного боевого порядка было обусловлено стремлением полнее использовать возможности огнестрельного оружия. Обычно солдаты первой шеренги вели огонь с колена, а второй и третьей — стоя. Преобладала стрельба залпами: по­батальонно и повзводно. Имелось в виду не столько нанести потери противнику, сколько напугать его и заставить отступить.

Решительные штыковые атаки отвергались. Линейное построение диктовалось также характером армий: оно представляло наилуч­шие условия для наблюдения офицеров за наемными солдатами. Линейный боевой порядок отличался малой подвижностью, слабой ударной силой. При движении он легко приходил в рас­стройство, а его восстановление требовало длительного времени.

Вследствие этого атака пехоты холодным оружием считалась не­возможной. На штык смотрели как на оборонительное средство. Решающая роль придавалась залповому ружейному огню. Часто не только бои, но и крупные сражения сводились к малодейст­венной пальбе. Успех обычно зависел от того, войска какой из сражающихся армий дольше выдержат огонь противника, сохра­няя линейное построение.

Фридрих II завершил развитие линейной тактики. Не нару­шая ее принципов, он нашел способ сосредоточивать превосхо­дящие силы против одного из флангов боевого порядка против­ника. Но свой «косой боевой порядок» он превратил в шаблон. После Семилетней войны 1756 — 1763 г. прусская армия застыла в устарелых формах, доводимых до виртуозности.

Во второй половине XVIII в. русская армия, так же как и армии феодальных стран Западной Европы, являлась вооружен­ной опорой феодально-крепостнического государства. Однако она существенным образом отличалась от этих армий по способу комплектования, своему составу, системе воспитания и обуче­ния.

Русская армия была национально-однородной. Она комп­лектовалась на основе рекрутской воинской повинности, которая в условиях господства феодально-крепостнических отношений была наиболее прогрессивным способом комплектования. Несмотря на всю тяжесть военной службы, ложившейся почти исключительно на плечи крепостного крестьянства, она представля­лась солдату как обязанность перед Родиной. Это создавало ус­ловия для воспитания высокого морального духа и патриотизма в русских войсках, что было недоступно в западноевропейских наемных армиях.

Русская армия была вооружена гладкоствольным кремневым ружьем, которое по своим тактико-техническим данным не усту­пало ружьям других армий. Ее артиллерия считалась лучшей в Европе. Полевая пушка — гаубица, сконструированная офицера­ми Даниловым М.В. и Мартыновым С.А. и известная под име­нем единорога, была для своего времени самым совершенным артиллерийским орудием.

Единороги при меньшем весе, лег­ком и устойчивом лафете имели большую дальность огня, мет­кость и убойную силу, чем такого же калибра орудия западно­европейских армий. Из единорогов можно было стрелять раз­личными снарядами, чего не обеспечивали другие орудия такого же калибра.

Совершенствование ручного огнестрельного оружия в XVIII в. происходило значительно медленней. Образец петровского оружия не изме­нялся очень долго. При Павле I, через 100 лет, ствол пехотно­го ружья был немного укорочен. Герои Полтавы и русские чудо-богатыри, штурмовавшие под руководством Суворова альпийские выси, занятые французскими войсками, имели почти одинаковое оружие.

Происходили изменения в соотношении различных родов войск. Постепенно уменьшался удельный вес конницы, росла численность пехоты и особенно артиллерии. В середине XVIII в. регулярная конница составляла не менее 33% армии; артилле­рия, вместе с инженерными войсками — около 5%. К концу века регулярной конницы в русской армии было менее 15%.

За счет этого резко возрос удельный вес артиллерии, личный состав которой составлял более 10% численности армии, т. е. более чем удвоился. Инженерные войска выделяются из артилле­рии и занимают заметное место в вооруженных силах и их дея­тельности. Несколько возрос удельный вес пехоты.

Большие перемены произошли и внутри каждого рода войск. Пехота не только выросла численно, но и расчленилась на ли­нейную и легкую. Впервые легкая пехота, получившая впослед­ствии название егерской, была создана еще в ходе Семилетней войны 1756-1763 гг. по распоряжению Румянцева П.А. Она предназначалась им для содействия коннице. Но в дальнейшем опыт показал, что легкая пехота может быть использована для ведения прицельного огня из рассыпного строя.

По материалам статьи Ростунова И.И. «Полководческое искусство А.В. Суворова А.В.»