Среди маршалов Наполеона, вышедших из прос­того народа, было много выдающихся полководцев. Но наибольшей славой и любовью в армии по праву пользовался маршал Мишель Ней (1769-1815). Он был сыном простого бочара из Лотарингии.

Военачальники Наполеона отличались храбростью. И всё-таки Нея называли храбрейшим из храбрых. Со шпагой в руке, в чёрном с золотом маршальском мундире, он всегда был впереди своего корпуса. Не единожды собственным примером останавливая бе­гущих, Ней в одиночку бросался в атаку, увлекая за собой солдат.

Пылкий, добрый, он пользовался заслуженным почётом и уважением в военной сре­де. Пожалуй, это был единственный маршал, ко­торый не имел врагов и против которого не строили козни соперники. И это несмотря на то, что он дос­таточно скупо делился славой, предпочитая «тя­нуть одеяло на себя».

Ней начал службу в 1788 г.  возрасте 18-ти лет записался в гусарский полк, начал служить в королевской ка­валерии. В революционной армии он быстро достиг командных высот, став в 1796 г, бригадным гене­ралом, получил прозвище – «Неутомимый». Он служил на Севере Франции, поэтому не разделил славы Итальянского похода.

В 1798 г. о Нее узнала вся Франция: благодаря искусно организованной операции он хитростью захватил крепость Манхейм, имея всего 150 человек. Директория высоко оценила его заслуги, и в 1799 г. он получил чин дивизионного генерала.

Несмотря на то, что Ней не принадлежал к «ко­горте Бонапарта», он сразу стал своим в окружении первого консула, и честностью, преданностью и тактичностью сумел завоевать расположение Напо­леона. Ему император поручал самые опасные пред­приятия.

Он отличился в битве при Гогенлиндене 3 декабря 1800 г., где французская армия под командованием генерала Моро нанесла поражение австрийской, взяв в плен около 12 тыс. человек и больше половины австрийской артиллерии — 87 орудий из 150. Первый консул очень заинтересовался способным генералом и назначил его генерал-инспектором французской кавалерии, а затем послом в Швейцарию.

В 1804 г. Ней, в числе восемнадцати наиболее прославленных генералов, был произведён императором Наполеоном I в маршалы Франции. Маршал Ней в октябре 1805 г. в сражении под Ульмом командовал корпусом, лично водил войска в атаку под сильным огнём австрийской артиллерии. И одержал блестящую победу: 20-тысячная австрийская армия была отброшена от Эльхингена, потеряв в сражении 3 тысячи человек и почти всю артиллерию. За эту победу маршал Ней получил от императора Наполеона I титул герцога Эльхингенского.

М. Ней

Маршал Наполеона М. Неу

Во время русско-прусско-французской войны 1806-1807 гг., на территории Восточной Пруссии маршал Ней со своим корпусом отличился в двух сражениях: при Прейсиш-Эйлау и Фридланде.

Надо отдать должное маршалу — он с че­стью справлялся с любой трудной задачей. Его единственным недостатком, как впрочем, и Мюрата, было нежелание работать в штабных условиях. Они предпочитали импровизировать на месте, в сражении. Не было больших врагов штабных карт и больших молчунов на военном совете, чем Ней и Мюрат.

Наполеон и маршал Ней, английская карикатура

Наполеон и маршал Ней, английская карикатура

Были у маршала Нея и неудачи в сражения, случались конфликты с командованием. Так на Пиренейском полуострове в сражении при Бусако его войскам и войскам генерала Ренье не удалось штурмом взять у англичан господствующие над полем боя высоты. В 1811 г. Ней вступил в конфликт с главнокомандующим маршалом Массеной по поводу плана очередной военной кампании и за неповиновение был отстранён от командования корпусом.

В кампании 1812 г. в России Ней командовал одним из корпусов Великой армии. Участвовал в Смоленском сражении, получил ранение. Участвовал в боях при отступлении русской армии по Смоленской дороге. В битве при Бородино 26 августа 1812 г. именно Нею достался наиболее трудный участок — Багратионовы флеши.

Корпус Нея отличился и в бою за Семеновское. На поле битвы маршал не раз менял направление ударов своей группировки, координируя на месте действия французских войск. Надо отметить, что маршал Ней внес существенные коррективы в первоначально запланированные действия Великой армии в этом сражении.

Именно ему и его солдатам ад­ресовались похвалы русского генерала: «Браво! Как красиво идут!» И именно потому, что в Бородин­ском сражении корпус Нея оказался стержнем ос­новных действий французской армии, герцог Эльхингенский получил от императора титул князя Московского.

Зная мужество Нея, Наполеон доверил ему при отступлении из России командовать арьергардом, надеясь на то, что маршал справится с этой задачей. Действительно, в сражении под Красным 2 ноября 1812 г. Ней сумел под бешеным огнём русской ар­тиллерии увести свой корпус. На предложение рус­ских сдаться маршал ответил: «Вы когда-нибудь слыхали, чтобы императорские маршалы сдавались в плен?»

Маршал  Мишель Ней, после  сдачи  в плен значительной части  своих  войск,  принял отчаянное решение — перейти Днепр  по льду у селения Сырокоренья. Оставив на берегу все пушки и снаряжение, маршал в сопровождении полутора тысяч солдат спустился на недостаточно крепкий лёд, приняв в этой ситуации рискованное, но единственно правильное решение к спасению.

В условиях непривычного мороза, под постоянным обстре­лом, редея с каждым днём, корпус Нея выходил из заснеженной России. В небольшом немецком город­ке в офицерский ресторан вошёл голодный, обор­ванный, небритый человек: «Вы не узнали меня, господа? Я — арьергард Великой Армии, маршал Ней».

Ней оставался в рядах наполеоновской армии до конца. Следующие два года после поражения в России Ней провел на ключевых постах французской армии. В 1813 г. после поражения маршала Удино при Гросберене, стал командующим французскими войсками. Потерпел поражение в сражении у Денневица, но отличился в сражении при Бауцене.
Ней участвовал в сражениях при Лютцене и в «битве народов» под Лейпцигом. В военной кампании 1814 года сражался на французской территории у Бриенна, Монмираля, Краона и Шалона на Марне.

После взятия Парижа в 1814 г. именно Мишель Ней, в преданности которого Наполеон никогда не сомне­вался, от имени маршалов Франции по­требовал от Наполеона отречься от престола. И да­же страстная речь Бонапарта, пытавшегося напом­нить Нею о былой славе и призвавшего продолжить войну, не заставила маршала пуститься в эту аван­тюру.

В 1815 г., когда Наполеон начал свой поход на Париж, взоры короля и его окружения обратились к единственному, кто мог бы остановить Бонапарта, — маршалу Нею. Он дал себя уговорить и даже пообещал привезти Наполеона в железной клетке. Но, едва завидев Наполеона, солдаты категориче­ски потребовали от Нея присоединиться к армии императора. Маршалу ничего не оставалось, как ус­тупить. И в тот же день он приступил к исполнению своих обязанностей уже в армии Бонапарта, и был вместе с ним все «сто дней».

Во время битвы при Ватерлоо под Неем было убито пять лошадей. Он старался увлечь оставшихся в строю немногих солдат и офицеров в последнюю атаку. В изодранном мундире, с лицом, почерневшим от пороховой копоти, Ней бесстрашно прокричал: «Смотрите, как идет на смерть маршал Франции!»

Мужественное поведение маршала в сражении при Ватерлоо, его необычайная популярность в армии и незнатное происхождение послужили причинами суда над ним. Суд пэров перевесом всего в один голос вынес смертный приговор. Единствен­ным, кто отказался судить старого боевого друга, был маршал Монсей, вынужденный после этого уйти в отставку.

Ней предпочёл сам отдать солдатам приказ: «Огонь!». Но они, вынужденные расстреливать сво­его любимого командира, только ранили его. Обли­ваясь кровью, Ней просил дать ему пистолет, чтобы избавиться от мучений. Но никто не посмел этого сделать. У стены Люксембургского сада оборвалась жизнь одного из талантливейших полководцев На­полеона…