Луи-Николя Даву (1770-1823) и Луи-Алек­сандр Бертье (1753-1815) в отличие от большин­ства генералов Наполеона были аристократами.

Луи Даву — единственный из 26 наполеоновских маршалов, который не был побеждённым на поле боя. Он стал герцогом Ауэрштедтским и князем Экмюльским, по праву получив прозвище «железный маршал», Даву подчас совершал поступки, которые характеризовали его как человека бесчувственного, жестокого и грубого. Его личное мужество, хладнокровие и упорство завоевали огромное уважение в армии.

Да­ву принадлежал к мелкопоместному бургундскому дворянству. Он получил военное образование, окон­чив Парижскую военную школу в 1788 г. В 1794-1795 гг. Даву служил в Рейнской армии.

В 1793 г. молодой лейтенант, хладнокровно наведя пистолет, заставил замолчать генерала Дюмурье, пытавшего­ся склонить к измене революционную армию. За мужество и удачные боевые операции Даву был про­изведён в чин бригадного генерала.

Египетская эк­спедиция (1798-1801 гг.) Бонапарта заинтересовала Даву, и он при­нял предложение отправиться в жаркие пески. Не­смотря на свой угрюмый характер и склонность к педантизму, молодой генерал достаточно быстро оказался во втором кругу «когорты Бонапарта». В июле 1799 г. он отличился в сражении за Абукир.

В 1800-1801 гг. дивизионный генерал Луи Даву воевал с австрийцами, командуя кавалерией Итальянской армией Наполеона. С 1804 г., став маршалом, Даву был непремен­ным спутником Наполеона во всех его кампаниях. В декабре 1805 г. принимал участие в сражении под Аустерлицем – в «Битве трех императоров», командуя армейским корпусом. Здесь французская армия нанесла сокрушительное поражение союзной русско-австрийской армии.

Особенно ярко способности Даву проявились в кампании 1806 г., когда под Ауэрштедтом он с ус­пехом выполнил свою задачу и наголову разбил вто­рую прусскую армию, довершив разгром Пруссии. За это сражение император удостоил маршала Даву, помимо орденов, ещё и почетного титула герцога Ауэрштедтского.

В феврале 1807 г. Даву со своим корпусом участвовал  в  кровопролитном сражении  при Прейсиш-Эйлау против русской армии. В апреле 1809 г. корпус Даву в Экмюле в ожесточённой атаке сумел опрокинуть численно превосходящие  войска австрийской армии. За эту победу маршалу Даву императором Наполеоном I был пожалован титул принца Экмюльского. А в июле этого же года в сражении при Ваграме он вновь провел блестящую атаку.

В начале кампании в России в 1812 г. Даву должен был на юге окружить русскую армию Багратиона, но, несмотря на все усилия, его маневры успехом не увенчались.  В Бородинском сражении войска его корпуса атаковали укрепления левого фланга русской армии. Получив сильную контузию, маршал Даву потерял сознание и не мог некоторое время руководить своими дивизиями.

При отступлении Великой армии по Смоленской дороге войска Даву под Вязьмой попали в окружение, но благодаря вовремя подоспевшей помощи Е. Богарне, маршалу удалось прорваться, потеряв большое количество своих воинов, однако Наполеон остался недоволен тем, как Даву командовал арьергардом. После событий под Вязьмой Наполеон сменил маршала Даву на посту начальника армейского арьергарда маршалом Неем.

Маршал Наполеона - Луи Николя Даву

Маршал Наполеона - Луи Николя Даву

В трёхдневном бою под Красным остаткам корпуса Даву опять пришлось прорываться сквозь русские войска, при этом была потеряна почти вся артиллерия, обоз и солдаты. В этом сражении арьергард Нея оказался отрезанным от французской армии, в чём Ней без оснований пытался обвинить Даву. Причиной тому были неприязненные отношения между маршалами, в которых они находились с начала русской кампании.

Судьба корпуса маршал Даву, как впрочем, и корпуса Нея в войне 1812 г. оказалась крайне трагичной. В переправе через Березину участвовали около 3-х тысяч его солдат, а к  концу декабря их осталось всего полторы тысячи. Чтобы оценить уровень потерь, привожу численность корпуса Даву на начало кампании в России. По разным источникам  численность его 1-го армейского корпуса составляла 69-72 тыс. человек.

Благодаря военному образованию и будучи прекра­сным стратегом, он оказался для Наполеона исклю­чительно полезным человеком. Если большинство его командующих предпочитали разбираться с про­тивником на месте, блестяще владея тактикой боя, то Даву мог сутками методично разрабатывать пла­ны предстоящей кампании, что, впрочем, не меша­ло ему на поле боя блистать мужеством и талантом.

Он обладал незаурядными математическими способностями, много читал, увлекался философией.  Разносторонне одаренный, он соединял в себе возможности крупного военачальника и государственного деятеля.

Его отношения с Наполеоном Бонапартом в начале были достаточно теплыми и доверительными, но постепенно начали охлаждаться, со стороны Наполеона, во время неудачной кампании в России в 1812 г. и стали особенно натянутыми в 1813-1814 гг. Тем не менее, Луи Даву оставался верным Наполеону во время «ста дней», исполняя обязанности военного министра Франции.

По возвращении Наполеона с острова Эльба в 1815 г. Даву, не раздумывая, присоединился к им­ператору и по его поручению возглавил военное министерство. Хотя сам маршал Даву хотел служить в армии, но на замечание Наполеона: «Я не могу доверить Париж никому, кроме вас», — возразить ничего не смог.

После поражения 18 июня 1815 г. армии императора в битве при Ватерлоо и вторичного его отречения, Даву возглавил французскую армию и оборону Парижа. Но он прекрасно понимал, что отстоять столицу нет никакой возможности, а уж тем более выиграть войну, когда против Франции действует вся Европа. 3 июля 1815 г. он подписал Конвенцию об эвакуации Парижа.

Учи­тывая его дворянское происхождение, королевское правительство не уготовило для него судьбы мар­шала Нея, а отправило в отставку. Надо отдать должное Даву: он не стремился восстановиться в армии и служить королю. Его нельзя было подкупить, запугать или лестью склонить к измене… Даву никогда не склонял голову перед Бурбонами, а следовательно и не мог быть обвинен в измене, как, например, Ней и Брюн.

Однако роялисты не простили ему поддержку Наполеона, защиту Нея и других военных. Даву был лишён звания пэра Франции, денежных пожалований, пенсии и отправлен в ссылку под надзор полиции в Лувьер. Однако в феврале 1817 г. Даву получил маршальский жезл из рук короля, а в 1819 г. он вновь стал пэром Франции, как и маршалы: Лефевр, Журдан, Монсей и Сюше.

«Железный маршал» Луи Николя Даву умер в 1823 г. от туберкулеза легких, похоронен на  кладбище  Пер-Лашез.