Михаил Богданович Барклай-де-Толли родился 16 декабря 1761 г. в Риге. Родовой герб генерала Барклая-де-Толли украшал девиз «Верность и терпение». Ничто не отра­жает характер и судьбу известного русского полководца лучше, чем этот девиз. А жизнь у генерала Барклая была нелёгкой…

Далёкие его предки были небогатыми шотландскими дворяна­ми. В XVII веке один из них поселился в Риге, которая тогда принадле­жала Швеции. После Северной войны и присоединения Лифляндии к России члены рода Барклаев приняли Российское подданство.

Отец Михаила Богдановича служил в русской армии и вышел в отставку в звании поручика. Сын его добился куда более значительных успехов. Правда, для этого ему пришлось приложить немало усилий — ведь у него не было ни богатства, ни знатности, ни зем­ли, ни крестьян. Большую часть жизни Барклай-де-Толли жил на очень скромное жалованье. «До возвышения в чины имел состояние огра­ниченное, скорее даже скудное», — вспоминал о Барклае генерал А. Ермолов, хорошо знавший его.

Детские годы будущего генерал-фельдмаршала прошли в семье его тёти – сестры матери, которая была замужем за полковником русской армии Георгом Вильгельмом фон Вермеленом. Как было принято в то время в дворянских семьях, Михаил был записан на службу в Новотроицкий кирасирский полк, командиром которого был его дядя. В 15 лет поступил на службу в  Псковский карабинерный полк, а через два года получил первый офицерский чин корнета, затем чин поручика. В этом чине М. Барклай-де-Толли служил адъютантом у ряда генералов.

Портрет генерала Барклая-де-Толли М.Б.

Портрет генерала Барклая-де-Толли М.Б.

В 1788 г. был произведён в капитаны и назначен старшим адъютантом при генерале принце фон Ангальт-Бернбургском в армии Потёмкина Г.А. Здесь он и получил первое боевое крещение в русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Отличился Барклай при штурме турецкой крепости Очаков. За что был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени и Золотым крестом «За взятие Очакова».

Барклай-де-Толли пользовался заслуженной репутацией честного, хладно­кровного, исполнительного и храброго офицера. Он был прекрасно образован­ным человеком, и всё свободное время посвящал чтению.

В 1790 г. принц фон Ангальт-Бернбургский был переведен в Финляндскую армию, Барклаю под его началом довелось участвовать в русско-шведской войне 1788-1790 гг., а в 1794 г. в военных действиях против польских мятежников. Михаил Богданович прошёл все ступени военной карьеры: командовал батальоном, полком, бригадой, дивизией. Чин полковника получил в 37 лет, правда, через год стал генерал-майором, а генерал-лейтенантом  — в 45 лет.

Участвовал в войне с французами в 1808-1807 гг. Проявил храбрость в боях при Пултуске, при Гоффе и при Ландсберге. В сражении под Прейсиш-Эйлау Барклай принимал непосредственное участие в конных атаках и был ранен пулей в правую руку. Рана оказалась весьма тяжелой. Встал вопрос даже об ампутации руки, руку всё-таки удалось спасти, но рана часто давала о себе знать.

В 1808-1809 гг. принимал участие как командир Отдельного экспедиционного корпуса в  русско-шведской войне. Особенно Барклай-де-Толли прославился знаменитым переходом по льду Ботнического залива, решившим исход русско-шведской войны. В марте 1809 г. корпус  Барклая  прошёл по льду залива около 100 км.

В результате такой переброски трёх русских корпусов Багратиона П.И., Шувалова П.А.  и Барклай-де-Толли М.Б., исход войны был предрешен, шведы отступили. За успешные боевые действия Барклай-де-Толли и Багратион были произведены в генералы от инфантерии.  А Михаил Богданович был удостоен ордена Св. Благоверного князя Александра Невского.

В январе 1810 г. Барклай-де-Толли М.Б. был назначен военным министром России. Находясь на этом посту в 1810-1812 гг., он сделал всё, чтобы подготовить страну к войне с Наполеоном: провёл большую работу по усилению русской армии. За счёт дополнительного набора численность армии почти удвоилась, при этом особое внимание уделялось обучению рекрутов. Барклай упорядочил работу штабов, улучшил работу разведслужбы. На западной границе началось строительство инженерных сооружений, создание тыловых баз.

Барклай-де-Толли определил основную стратегическую концепцию борьбы с Наполеоном, исходя из численного превосходства неприятеля. Он считал, что в случае вторжения на русскую территорию наполеоновской армии, необходимо, уклоняясь от генерального приграничного сражения, истощать силы французов в столкновениях с легкими войсками; избегая ударов противника, растягивая его коммуникации.

Он планировал перерезать линии снабжения французской армии, проводить активное стратегическое отступление до прибытия резервов, которые могут решительно изменить расстановку сил. В марте 1812 г. Барклай был назначен командующим 1-й Западной армией.

В начале Отечественной войны Барклай-де-Толли  в условиях значительного превосходства неприятеля в живой силе, претворяя в жизнь свой оперативный план, проявил талант полководца и успешно осуществил отход и соединение 1-й и 2-й Западных армий. Многие обвиняли его в отступлении русских войск, в том числе и князь Багратион. После соединения армий у Смоленска стал осуществлять общее руководство действиями, приказал продолжать отступление, что вызвало взрыв недовольства и обвинения в его адрес в армии и русском обществе.

Некоторые завистники твердили даже о его измене, намекая на ино­странное происхождение генерала. Барклая не любили придворные карьеристы, не пользовался он достаточной популярностью и в ар­мии. Сам Барклай был уверен, что народ ему «позже отдаст справед­ливость». И он был прав.

Однако недовольство действиями главнокомандующего Барклай-де-Толли продолжало нарастать. Царь Александр I назначил 8 августа вместо Барклая главнокомандующим русской армией Кутузова М.И. Барклай-де-Толли остался командующим 1-й Западной армии, но в конце августа  был освобожден от должности военного министра. Разобравшись в обстановке, Кутузов приказал продолжать отступление…

В Бородинском сражении Барклай командовал правым крылом и центром русской позиции, проявил себя как бесстрашный и твёрдый командир. Он сам лично командовал кавалерийской атакой. Под ним было убито несколько лошадей, а рядом погибли 2 адъютанта и было ранено 9 офицеров его окружения. По мнению Кутузова: «храбрость его превосходила всякие похвалы». За Бородинское сражение Михаил Богданович был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени.

Первого сентября, несмотря на мучившую его лихорадку, Барклай-де-Толли, объехал предполагаемую для нового сражения позицию. На совете в Филях высказался против нового сражения, признав позицию,  выбранную Беннигсеном Л.Л., неудобной для обороны, и поддержал решение Кутузова об оставлении Москвы. Но считал, что отступать надо по дороге к Нижнему Новгороду.

С приходом армии в Тарутино взаимоотноше­ния в среде высшего генералитета крайне обострились. Против Кутузова создавалась сильная оппозиция во гла­ве с Барклаем-де-Толли, Беннигсеном, Ростопчиным и английским представителем генералом Вильсоном.

Назначение Кутузова главнокомандующим всеми ар­миями, безусловно, удручающе отразилось на Барклае-де-Толли. И хотя он уверял царя, что этим его самолюбие не оскорблено, однако все его дальнейшее поведение отража­ло то тревожное состояние духа, в котором он находился. Особенно осложнилось положение Барклая-де-Толли пос­ле объединения 1-й и 2-й Западных армий. Этот акт ли­шал его всякой самостоятельности и власти.

Действия Кутузова вызвали со стороны Барклая-де-Толли резкую и несправедливую критику, вначале скрытую, а затем и открытую. Донося царю о непорядках в армии, о плохом управлении ею, Барклай-де-Толли во всем обвинял Куту­зова и его начальника штаба Беннигсена

1 октября Кутузов доносил Александру I: «Главно­командующий 1-й армиею господин генерал от инфантерии и кавалер Барклай-де-Толли за увеличившеюся в нем болезнью просил увольнения от командования армиею. Уважая сие обстоятельство, я склонился на сию просьбу и приемлю все обязанности его по армии на себя…»

Таким образом, Кутузов отстранил от руководства ар­мией Барклая-де-Толли. Конечно, не болезнь  последнего была то­му причиной. Просто враждебная позиция Барклая-де-Толли становилась сильной помехой армии, готовившейся к решительным схваткам с наполеоновскими войсками. В сентябре 1812 г.  Барклай покинул действующую армию.

В армию он вернулся только в феврале 1813 г., получив назначение командующим 3-й армией вместо заболевшего адмирала Чичагова П.В.

Войска под  командованием Барклая  взяли крепость Торн, за что Михаил Богданович был награждён орденом Святого Александра Невского. Барклай-де-Толли отличился в сражении при Кенигсварте, в Бауценском сражении. В мае 1813 г. Барклай был назначен главнокомандующим русско-прусскими войсками, а после вступления Австрии в ряды союзников командовал русско-прусскими войсками в составе Богемской армии.

Принимал участие в сражении при Дрездене, Кульме, в Лейпцигском сражении, рискуя жизнью, сражался мужественно и хладнокровно, с большим искусством, командуя войсками. Был награжден орденом Святого Андрея Первозванного. Как один из главных героев победы в Лейпцигском сражении был  возведён в графское достоинство Российской империи.

В 1814 г. Михаил Богданович командовал русскими войсками в сражениях во Франции. Участвовал в сражениях при Бриенне, Фер-Шампенуазе и при взятии Парижа, за что получил чин генерал-фельдмаршала, а по возвращении в Россию был назначен главнокомандующим 1-й армией. После бегства Наполеона с о. Эльба Барклай-де-Толли с этой армией в 1815 г. совершил вторичный поход во Францию. В сентябре русские войска вступили в Париж.

За образцовое состояние русской армии, продемонстрированное на смотре в окрестностях Вертю, Михаил Богданович Барклай-де-Толли был возведен в княжеское достоинство Российской Империи.

В 1817 г. он сопровождал царя в путешествии по стране, предпринятом с инспекционными целями. В 1818 г. здоровье генерал-фельдмаршала значительно ухудшилось. Получив отпуск, он по совету врачей отправился для лечения на курорты Мариенбад и Карлсбад. Но проезжая через Восточную Пруссию, неподалеку от Инстербурга (сейчас Черняховск) почувствовал себя плохо. Михаил Богданович скончался 14 мая 1818 г.на 57-м году жизни. В Инстербурге было захоронено его сердце. Останки Барклая де Толли были перенесены в Бекгоф – имение жены в Лифляндии, в полутора километрах от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте, где находятся в усыпальнице и сейчас.

Наряду с Кутузовым и Багратионом Барклай-де-Толли является одним из выдающихся героев войны 1812 г. Пушкин А.С., считавший, что Барклай «останется навсегда в исто­рии высоко поэтическим лицом», посвятил ему стихотворение «Полко­водец», в котором есть такие слова:
О вождь несчастливый! Суров был жребий твой…
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчаньи шёл один ты с мыслию великой…
И долго, укреплён могучим убежденьем,
Ты был неколебим пред общим заблужденьем.