Сидор Артемьевич Ковпак родился 26 мая 1887 г. на Полтавщине, в слободе Котельва (Украина), в бедняцкой многодетной семье. После окончания церковноприходской школы Сидора отдали в услужение к хозяину скобяной лавки. Но мальчику очень хотелось продолжать учиться. Сидор стал бегать под окна школы, что располагалась прямо напротив лавки. Школа называлась министерской. Эта школа давала право сдавать экзамен на получение свидетельства сельского учителя.

Учился Сидор своеобразно: пристраивался у приотворенных дверей или у открытых окон и слушал обрывки объяснений учителя и ответов учеников: внимательно слушал и запоминал. И это после длинного трудового дня. Правда, через некоторое время хозяин разрешил мальчику слушать учителя не под окном, а в классе, не освобождая его от работы в лавке.

До призыва на военную службу Ковпак работал приказчиком в лавке своего хозяина. В 1909 – 1912 гг. он — солдат 186-го пехотного Асландузского полка, расквартированного в Саратове. После демобилизации до начала Первой мировой Сидор Ковпак работал кузнецом. Воевал Ковпак в своём полку, в 47-й пехотной дивизии на Юго-Западном фронте, в Карпатах. Ночами излазил, исползал на животе столько немеренных верст, что сам диву давался, откуда силы брались. Заслужил два Георгиевских креста.

Генерал Брусилов А.А. вспоминал: «Объезжая войска на горных позициях, я преклонялся перед этими героями, которые стойко переносили ужасающую тяжесть горной зимней войны при недостаточном вооружении, имея против себя втрое сильнейшего противника». Одним из этих героев был и рядовой Сидор Ковпак, не ведавший тогда, конечно, что почти через тридцать лет ему снова придется воевать в Карпатах — уже советским генералом…

Летом 1917 г. полковой комитет принял решение распустить солдат по домам, оружие, деньги, лошадей разделили между собой. Полк перестал существовать, а Ковпак отправился в свою родную Котельву. В родных местах он организовал красный партизанский отряд, который захватил власть в Котельве. После оккупации немцами Украины партизаны расположились в лесу близ Котельвы и контролировали фактически отсюда обширный район, образованный четырехугольником Полтава — Зиньков — Ахтырка — Краснокутск. Устраивали налеты по ночам на немецкие гарнизоны, стоявшие в окрестных селах, совершали смелые нападения из засад на вражеские колонны. Били и оккупантов, и их местных прихвостней.

Ковпак С.А. в середине 20-х годов

Ковпак С.А. в середине 20-х годов

В начале 1919 г. Красная Армия и партизаны освободили Украину от оккупантов. Перед боями с частями Деникина летом 1919 г. партизаны Ковпака влились в ряды Красной Армии. После тифа Ковпак получил назначение в 25-ю дивизию Чапаева В.И. на Восточный фронт. Из-за ослабленного здоровья его назначили заниматься обеспечением дивизии оружием и боеприпасами из «местных» источников: экспроприация и сбор у убитых. Оружия дивизии постоянно не хватало, поэтому сбор его являлся очень нужным и опасным делом.

После разгрома войск Колчака пришёл черёд освобождению Крыма от врангелевцев. Из Уральска в Таврию послали Ковпака. Ему было поручено доставить в распоряжение 6-й армии эшелон с вооружением, боеприпасами и снаряжением. Это была непростая задача. Что такое дорога поры Гражданской войны от Урала до юга России — известно достаточно хорошо. Но это только одна проблема. Не случайно сам Ковпак впоследствии написал кратко, но достаточно красноречиво о другой: «Бывший комбриг Чапаевской дивизии Сапожков поднял против Советской власти восстание и хотел захватить в городе Уральске вооружение и боеприпасы. Под моим командованием на подступах к городу банда Сапожкова была остановлена…»

После десяти лет службы в армии, семь из которых прошли почти в непрерывных боях Сидор Артемьевич стремился домой. Но был направлен на борьбу с кулацкими бандами, терроризировавшими местные власти и население. Осенью 1924 г. был назначен военным комиссаром Павлоградского округа (Днепропетровская область). Совершенно неожиданно его назначили уполномоченным по организации первого колхоза в округе. А затем военкома единогласно избрали «по совместительству» председателем этого колхоза. Ковпаку пришлось работать на двух должностях…

Руднев С.В. в середине 30-х годов

Руднев С.В. в середине 30-х годов

В июле 1926 г. на пятнадцать лет прервалась служба Ковпака в Красной Армии. Ревматизм, заработанный им в окопах Первой мировой, замучил настолько, что военком вынужден был сам подать просьбу о демобилизаций. Его назначили директором Павлоградского военно-кооперативного хозяйства. В 1935 г. Сидор Артемьевич стал заведовать дорожным отделом Путивльского райисполкома. 24 декабря 1939 г. он был избран депутатом районного и городского Совета депутатов трудящихся в Путивле. В 1941 г. Ковпак — председатель Путивльского горисполкома.

Великая Отечественная война – третья, в которой довелось Ковпаку участвовать, хотя ему уже было пятьдесят пять лет. «Дед», — называли его партизаны. Однако с сентября 1941 по январь 1944 он — командир соединения партизанских отрядов Сумской области. На территории Украины были созданы для действий в тылу врага на добровольных началах 883 партизанских отряда, более 1700 диверсионных истребительных отрядов и групп. На территории оккупированной республики было образовано 23 областных, 63 городских, 564 районных подпольных комитета партии.

Ковпак был утверждён командиром одного из партизанских отрядов. После захвата немцами Путивля Ковпак с пятью партизанами ушёл в Спадшанский лес. Партизанские базы были созданы заранее. 22 сентября 1941 г. в отряде Ковпака было 42 бойца. Войну начали с диверсий на дорогах. Охватывая диверсиями пути сообщения гитлеровцев по всему району, Сидор Артемьевич преследовал две важные цели: стремился нанести фашистам как можно больший урон и дать знать населению, что оккупантов можно и должно бить не завтра и не послезавтра, а именно сегодня, немедля. Сфера действия отряда постоянно расширялась.

В октябре была установлена связь с отрядом Руднева, было решено объединить силы обоих отрядов под общим командованием Ковпака С.А., комиссаром отряда стал Руднев С.В., имевший высшее военное образование. У Путивльского отряда появилось своё боевое знамя. В отряде теперь было 57 бойцов. Вскоре произошёл первый серьёзный бой с карателями. Один немецкий танк подорвался на мине и сгорел, другой был захвачен целым, но с небольшим повреждением гусеницы, с полным боекомплектом. На другой день с утра немцы возобновили наступление на Спадщанский лес. Четырнадцать грузовиков с пехотой при поддержке пяти танков и танкетки двигались на этот раз с двух сторон.

Ковпак приказал двум оперативным группам занять оборону на лесных высотах. Немцы вошли в лес, ведя непрерывную, бесцельную стрельбу, но углубиться в чащу даже не успели: два танка, проламывавших им дорогу, тут же подорвались на партизанских минах. Только тогда бойцы открыли огонь по растерявшимся карателям. Через два часа бой был закончен. Немцы отступили, так и не выяснив, что же случилось с танками, пропавшими накануне. К слову сказать, захваченный средний танк партизаны легко отремонтировали, и он потом не раз сослужил им хорошую службу.

Ковпак С.А., конец 1942 г.

Ковпак С.А., конец 1942 г.

В течение всего ноября ковпаковцы действовали настолько активно, что гитлеровцы, в конце концов, бросили на ликвидацию отряда численностью всего лишь в 73 человека во много раз превосходящие силы. Случилось это в начале декабря, когда спасительная листва с деревьев уже опала. Партизаны заняли круговую оборону, охватив кольцом свои землянки. В центре — знаменитый уже трофейный танк с задачей прикрывать землянки и поддерживать огнем все группы. Возле него расположился во время боя и сам Ковпак: подавал команды.

Бой был жестоким. Партизаны выдержали. К ночи немцы отступили, оставив в лесу десятки трупов и пять пулеметов. Но праздновать победу рано. Боеприпасы почти израсходованы, а утром гитлеровцы, ясное дело, возобновят наступление. Спадщанский лес был небольшим и каратели значительными силами могли его блокировать. Чтобы спасти отряд, Ковпак принял решение выйти в рейд в направлении обширных Брянских лесов. За пять дней ковпаковцы прошли 160 км. и вышли в Севский район Орловской области. Отряд обосновался в Хинельских лесах. Партизаны приняли присягу.

Ковпак С.А. и Руднев С.В. в лесном штабе, 1943 г.

Ковпак С.А. и Руднев С.В. в лесном штабе, 1943 г.

Ковпак считал, что партизанская тактика должна строиться на взаимопомощи отрядов. «Мы приходили к мысли о необходимости объединения самостоятельных групп и отрядов, подчинив их одному штабу. Объединяя таким путем вокруг себя партизан соседних районов, Путивльский отряд мог, оставаясь сравнительно небольшим, быть легкоманевренным, проводить крупные операции. Поэтому если к нам приходило несколько партизан из одного района, из них создавалась новая боевая группа, а когда эта группа вырастала до размеров отряда, мы выделяли ее как самостоятельную боевую единицу, связанную с Путивльским отрядом только оперативным подчинением ему. Так постепенно сложилось наше партизанское соединение, называвшееся сначала Путивльским объединенным отрядом а затем — Группой партизанских отрядов Сумской области», — вспоминал Сидор Артемьевич.

После разгрома немцев под Москвой ковпаковцы решили вернуться к Путивлю и там продолжить боевые действия. На обратном пути ковпаковцы громили отряды карателей, освобождали сёла от немцев и полицаев, собирали митинги, на которых рассказывали о положении на фронтах и о победе под Москвой. Путивльский объединённый отряд получил навыки рейдирующего партизанского соединения. Он численно вырос, к концу февраля насчитывал около 500 бойцов. Ко Дню Красной Армии было решено провести партизанский парад в тылу врага!

Дед считал, что, во-первых, это поднимет боевой дух бойцов и настроение населения; во-вторых, может ввести в заблуждение разведку противника, для чего было объявлено, что в параде примет участие не весь отряд, а только представители входящих в него частей. У присутствующих на параде зрителей (среди них наверняка будут фашистские осведомители) должно создаться представление, что партизан на самом деле многие тысячи. С той же целью единственную тогда пушку возили мимо трибун несколько раз, меняя лошадей. Присутствовали на параде и «минометы» — укрытые брезентом колодки на санях.

Ковпак С.А. в послевоенном Киеве

Ковпак С.А. в послевоенном Киеве

А 28 февраля Ковпак дал фашистам бой в селе Веселом Шалыгинского района. Село это находится между Путивлем и Шалыгином, лежит в котловине с небольшой высоткой в центре. Ковпак все учел, все рассчитал. Позже он всё объяснил: «Располагая большим численным превосходством, противник должен был вообразить, что на этот раз партизаны сами попали в ловушку… Тут-то, думали мы, противник уже проявит упорство, его соблазнит возможность сразу покончить со всем нашим отрядом, запертым в котловине села, и он будет наступать, невзирая на тяжелые потери, введет в дело все свои резервы. Мы хотели перемолоть здесь как можно больше сил противника…»

Такого еще не выпадало ковпаковцам, как в этот раз. Тридцатипятиградусный мороз. Громадные снега. Карателей — до полутора тысяч солдат с минометами и артиллерией. Берут в кольцо. Но у партизанских рот явное преимущество в боевой позиции. Они в укрытиях, и гитлеровцы их не могут видеть. В этом преимущество Ковпака и, наоборот, слабость карателей, бредущих по снежной целине, как черные мишени на огромной белой ладони… Потери карателей были огромны. Даже легко раненных лютый мороз убивал на открытой всем ветрам целине за несколько минут. Зачернел снег темными недвижными фигурами.

В два часа дня противник бросил в бой резервы — до 500 человек. Они нарвались на партизанскую засаду. В панике приняв засаду за… советский парашютный десант, каратели отступили, оставив на снегу сотни раненых и замерзших. В веселовском бою Ковпак успешно применил тактическую хитрость. Он поставил минометы и станковые пулеметы на сани, которые множество раз переезжали с места на место. Тем самым у врага создалась иллюзия, что партизаны обладают большим количеством тяжелого оружия, чем его было на самом деле. В этом бою партизаны потеряли убитыми 11 человек. Раненых было много больше. Среди них и комиссар отряда Семен Васильевич Руднев.

После тяжёлого веселовского боя ковпаковцам нужен был отдых, отряд ушёл в знакомые уже Хинельские леса. Однако отдых был недолгим. Немецко-венгерские войска начали прочесывать Хинельские леса, а партизанам удалось уйти из-под самого носа карателей в Брянские леса. Брянский партизанский край включал около 400 сел Украины и Российской Федерации. С Большой землёй поддерживалась постоянная связь по радио и самолетами. На вооружении партизан имелось 4 тяжёлых танка КВ, 10 средних танков Т-34, 2 танкетки, 5 бронемашин, 136 минометов, 112 станковых и 395 ручных пулеметов, 81 орудие различного калибра.

В Брянском крае к весне 1942 г. располагалось более 20 крупных партизанских отрядов. В апреле, в селе Красная Слобода, где располагалось партизанское соединение под командованием Сабурова А.Н., состоялось совещание партизанских командиров, съехавшихся с разных сторон Брянского леса, на котором командиры делились опытом ведения партизанской войны.

Отряду Ковпака предстояло вернуться к Путивлю. Но в отличие от зимнего рейда этот поход совершался по прямому согласованию с командованием Красной Армии. Впервые! И это накладывало на всех командиров и бойцов особую ответственность. Ковпак писал: «Мы шли выполнять задачу, поставленную перед нами командованием Красной Армии, — дезорганизовать  движение на железнодорожной магистрали Конотоп – Ворожба — Курск и на параллельных ей шоссейных дорогах. Все эти коммуникации приобрели в то время особо важное значение. Немцы готовились к наступлению на Воронежском направлении». В пути радисты приняли Указ ВС СССР от 18 мая 1942 г. о присвоение Ковпаку С.А. звания Героя Советского Союза.

И вот соединение Ковпака на территории Путивльского района. Путивль со стороны Брянских лесов прикрывали по фронту почти в тридцать километров венгерские и полицейские гарнизоны. Отряд, конечно, значительно уступал оккупантам в живой силе и технике. Но на его стороне были внезапность, стремительность удара, сосредоточенность его и нацеленность в самое уязвимое место врага, ошеломляющая быстрота действий и маневренность.

Ночью Ковпак ударил по всему многокилометровому фронту, ураганом промчал по фашистским гарнизонам Вязенке, Яцыне, Старой Шарповке, Стрельниках… Свыше 300 трупов оставил противник при бегстве из сел на Клевени. Партизаны взяли большие трофеи: оружие, продовольствие, фураж, обмундирование, а главное — расчистили дорогу к Путивлю. В городе царила паника, среди оккупантов ходили самые фантастические слухи о парашютном десанте, о прорыве Красной Армией фронта и т. п. Все оккупационные учреждения опустели, все начальство, полицаи, солдаты бежали за Сейм.

26 мая 1942 года, в день рождения Сидора Артемьевича Ковпака, возглавляемое им партизанское соединение вступило на улицы Путивля! Жители приветствовали партизан. Но Ковпаку и Рудневу было ясно, что гитлеровцы не смирятся с потерей города, следовало ждать ответного удара. Он и последовал. Причем не только силами охранных частей, фашисты бросили на Путивль отборные фронтовые части. Однако, когда колонна немецких танков ворвалась в город, там не было уже ни одного партизана. Разными направлениями ковпаковцы покинули город, вместе с ними ушли в лес сотни новых бойцов.

Лагеря отряда растянулись на многие километры по обоим берегам Клевени в стыке Путивльского, Конотопского, Кролевецкого, Глуховского и Шалыгинского районов. Фактически вся северная от Сейма часть Сумской области в этот период контролировалась партизанами. Немецкие гарнизоны оставались только в районных центрах, где они, по существу, были замурованы. Все дороги на севере  Сумщины были блокированы. После нескольких успешных диверсий прекратилось движение и на железнодорожной магистрали Конотоп — Ворожба.

Гитлеровское командование восприняло временный захват Путивля партизанами как удар по своему престижу и уже через несколько дней бросило на прочистку Спадщанского леса несколько сот солдат при поддержке 8 танков, 4 бронемашин. Их отбросили. Попытка повторить атаку на следующий день привела фашистов к потере еще 30 солдат и двух танков, И в третий раз полезли автоматчики, на сей раз при поддержке двух батарей 122-миллиметровых орудий и танков, и снова их отшвырнули.

Противник выделил для «окончательного» уничтожения отряда несколько венгерских полков, предназначавшихся первоначально для отправки на фронт, осадил весь район. С 20 июня пошли непрерывные бои. Атаки фашистов, поддерживаемые авиацией и артиллерией, следовали одна за другой. Отряд своё дело сделал, нужно было уходить… Ковпаковцам удалось оторваться от преследователей, но по железной дороге Конотоп – Курск каждый день следовали немецкие воинские эшелоны. Отряд остался в округе продолжать боевые действия.

Путивльский отряд засел в монастыре, он отвлекал на себя войска противника, в то время как группы подрывников ушли на железнодорожную магистраль. Через три дня монастырь был окружён. Каратели остервенело атаковали осаждённых. Бой шёл с невиданным ожесточением. Кое-где шла рукопашная. Партизаны сражались уже третий день без еды и отдыха. Вечером к монастырю пробились бойцы с отдалённых участков леса – пришла подмога, но патроны почти закончились…

То, что произошло ночью, было похоже на сказку. В темноте с пением «Интернационала» бросившись в атаку, братский отряд конотопцев обратил в бегство танкетки, выставленные противником в качестве заслона по ту сторону болота. Конотопцы заняли рабочий поселок, расположенный против монастыря. В кольце окружения Новослободского леса была пробита брешь, в нее партизаны и проскользнули под покровом ночи. Рассвет их застал уже далеко от монастыря, на дороге, проходящей другой стороной болота.

Обнаружив, что ковпаковцы бесследно исчезли, фашисты за какие-нибудь полчаса расстреляли в селе Новая Слобода 586 человек, в том числе стариков, женщин, даже грудных детей… 24 июля отряд, выросший за время рейда до 1300 человек, сметя со своего пути мелкие вражеские группировки, вернулся в южную зону Брянских лесов.

После встречи командиров партизанских отрядов в Москве со Сталиным и Ворошиловым ковпаковцы и сабуровцы получили приказ Главнокомандующего партизанского движения маршала К.Е. Ворошилова от 15 сентября 1942 г. о выходе в новый район объединенных отрядов Ковпака и Сабурова. Приказ предписывал обоим соединениям совершить рейд по территориям Киевской и Житомирской областей, по дорогам, где враг перебрасывает из далекого тыла свои резервы, боевую технику, боеприпасы и горючее на фронт, вывозит в Германию награбленное имущество и продовольствие.

Рейд на Правобережную Украину

Рейд на Правобережную Украину (26.10.1942 — 12.06.1943)

Отряд должен был, кроме того, широко развернуть в Киеве и прилегающих районах диверсионную работу, разрушать и сжигать электростанции, систему водоснабжения, склады продовольствия и боеприпасов, аэродромы, военные мастерские, депо и другие военные объекты. С боями объединённый отряд вышел из Брянских лесов и в ночь 26 октября ушёл в рейд до Днепра и за Днепр. Захватив город Лоев, партизаны (оба соединения) на двух захваченных паромах и 20-ти баркасах начали переправу через Днепр. Отбив атаки карателей, соединения выступили по своим маршрутам. Ковпаковцы укрылись в лесах Полесья.

С ходу по тонкому льду преодолели Припять. И снова вперёд, вновь по пути бои с вражескими гарнизонами; схватки с полицией; уничтожение предателей, старост, пособников гитлеровцев. Ковпаковцы захватили районный центр Лельчицы, уничтожив более 300 немецких солдат и офицеров. Отбитое добро, Дед, как обычно, приказал раздать населению. Первая задача рейда – прорыв на Правобережье – была выполнена. Теперь главное: разрушение путей сообщений врага и развертывание массового партизанского движения в крае.

Было решено блокировать Сарненский железнодорожный узел. Но в Сарнах был большой гарнизон, а подступы к нему хорошо укреплены. Ковпак предложил одновременно подорвать мосты вокруг узла и тем самым застопорить движение эшелонов во всех направлениях. Замысел Деда был блестяще осуществлён в ночь на 5 декабря 1942 г. Работа узла была полностью парализована на полтора месяца!

Между тем гитлеровцы, оправившись после сарненского потрясения, перешли к активным действиям против партизан. 22 декабря пять батальонов войск СС и жандармерии с двух сторон повели наступление на Глушкевичи – партизанскую базу. Ожесточенный бой длился день и ночь, после чего Ковпак принял решение оторваться от противника. Все дороги были перекрыты, в селе Бухча, избранном как место прорыва, также оказалось до батальона немцев. Фактически (включая ночной марш) партизаны не выходили из боя третьи сутки. И все же в 20-часовом сражении за Бухчу, когда пришлось брать штурмом каждый дом, они разгромили вражеский гарнизон. Гитлеровцы потеряли убитыми до двухсот солдат и офицеров.

В этом трехдневном бою серьезные потери понесло и соединение: пятнадцать партизан было убито, свыше сорока ранено… Нужно было где-то укрыться, подлечить раненых и перевести дух. Нашли медвежий угол — село Ляховичи близ Князь-озера (Червонное), оно вместе с селом в кольце непроходимых лесов и болот. Кроме самих местных, никто сюда не проберется. А 30-сантиметровый лёд озера стал площадкой для транспортных самолетов с Большой земли. По несколько самолетов за ночь принимал этот аэродром.

Гитлеровцы нащупали-таки соединение. Начались непрерывные налеты вражеских самолетов на ледовый аэродром и окрестные села. Разведчики докладывали, что на дальних подступах к Червонному озеру стали увеличиваться гарнизоны, появились подвижные немецкие части. Готовилась карательная операция. Оставаться у озера не имело смысла, так как все раненые и больные были отправлены на Большую землю, вооружение, боеприпасы, медикаменты, обмундирование получено в должном количестве, продовольствие фураж заготовлены, люди хорошо отдохнули. Личный состав соединения на 1 февраля 1943 года насчитывал 1535 человек. В ночь на 2 февраля ковпаковцы мгновенно снялись с места, переправились по захваченному конными разведчиками мосту через Случь и взяли направление на запад.

Ковпак С.А. в Верховном суде УССР, 1947 г.

Ковпак С.А. в Верховном суде УССР, 1947 г.

Дед вел соединение к Цумани — маленькому городку и крупной станции западнее Ровно, объявленного гитлеровцами «столицей» оккупированной Украины. В Ровно были расположены рейхскомиссариат Украины (РКУ) и резиденция самого рейхскомиссара, одного из ближайших подручных Гитлера, Эриха Коха. Ковпак рассчитывал, что его появление здесь, под боком у Коха, наделает столько паники и шума, нагонит столько страху на немцев, сколько ему потребуется для того, чтобы снова мгновенно исчезнуть, уйти дальше и так же неожиданно вынырнуть под самым Киевом.

Узнав о Сталинградской победе, ковпаковцы приветствовали её партизанским салютом: взрывом эшелона из 40 вагонов с живой силой на участке Клерань – Рудечна; уничтожением состава с танками на перегоне Зверув – Олыка; взрывом эшелона на участке Киверцы – Зверув; разгромом немецкого хозяйства в Софиевке; налетом на Цумань. При этом около 60 «казаков» из состава цуманского гарнизона перебили своих офицеров и присоединились к партизанам. Перейдя реку Тетерев, ковпаковцы вступили в бой с двумя передовыми батальонами гитлеровцев у села Кобра. Здесь гитлеровцы потеряли более 250 солдат и офицеров, потери партизан: 18 убитых и 41 – раненый.

Итак, отряд Ковпака появился под Киевом. Затем часть партизан соединения разгромила два батальона гитлеровцев и полицаев у Блитче, а другая — взорвала мост через реку Тетерев. Движение на перегоне Киев – Коростень замерло надолго… Ещё в Москве Ковпак получил задание разведать правобережье Днепра, установить какие и где возведены гитлеровцами укрепления. Разведчики Ковпака быстро разобрались с «Днепровским валом». На самом деле была только видимость значительных укреплений, а не сами укрепления, о чём было доложено в Москву. Видимо у немцев уже не было сил на сооружение настоящего «вала».

Соединение Ковпака покинуло Блитчу, переправившись через Тетерев по наплавному мосту, построенному местными жителями. Отряд двинулся на север, переправился через Припять, разбил базу в небольшом селе Аревичи. Так как многие железнодорожные магистрали были парализованы действиями украинских и белорусских партизан, оставался водный путь. Было решено сорвать немцам весеннюю навигацию. Партизаны подожгли и потопили пароход и баржи флотилии, шедшей из Чернобыля в Мозырь. На следующий день ковпаковцы расстреляли из орудий, бронебойных ружей и пулеметов другую флотилию: из двух бронекораблей и четырёх бронекатеров. Фашисты так и не смогли воспользоваться рекой для перевозки грузов. 9 апреля 1943 г. Ковпаку С.А. было присвоено звание генерал-майора.

Итоги рейда на Правобережье были впечатляющими: пройдено с боями свыше 6400 километров, уничтожено 14 железнодорожных мостов, 28 шоссейных, пущено под откос 14 эшелонов, потоплено 15 речных судов, разгромлено 6 станций, 7 узлов связи, истреблено свыше 6 тысяч гитлеровцев. Собрано и передано командованию Красной Армии большое количество важной информации, оказана действенная помощь десяткам местных партизанских отрядов и подпольных групп.

В конце апреля 1943 г. Ковпак увёл соединение из Аревичей на север. Сидор Артемьевич решил перейти на правый берег Припяти. Один батальон строил переправу, остальные бойцы заняли оборону у села Тульговичи. Гитлеровцы бросили против партизан часть двух снятых с фронта пехотных дивизий, при поддержке авиации. Бой продолжался целый день. Не считаясь с потерями, фашисты атаковали непрерывно. К вечеру немцы отошли на исходные позиции, оставив на поле боя 300 убитых, 4 уничтоженных танка, танкетку и бронемашину. В начале танковой атаки фашисты погнали впереди местных жителей, но партизаны предусмотрели и это: ночью убрали с дороги противопехотные мины, оставив противотанковые. Жители не пострадали. Припять партизаны форсировали за время рейда уже пятый раз, вырвавшись из подготовленного немцами мешка.

Памятник Ковпаку С. А. на байковом кладбище в Киеве

Памятник Ковпаку С. А. на байковом кладбище в Киеве. Скульптор Ф. Коцюбинский, архитектор Г. Урусов

Ковпаковцы устремились в южное Полесье. Немцы преследовали и выставили сильные заслоны впереди. Целыми днями шли дожди, заканчивались продукты и фураж, бойцы были измучены вконец. Но надо пробиваться… и пробились. Ковпаковские батальоны вышли в южное Полесье. Отдых устроили у села Милошевичи. И вот уже приземляются самолеты с Большой земли, доставившие взрывчатку, боеприпасы, одежду, медикаменты и забравшие раненых.

Соединению предстоял очень тяжёлый рейд в Карпаты, задания которого были успешно выполнены. Это был последний партизанский рейд Сидора Артемьевича. 4 января 1944 г. генерал-майору Ковпаку С.А. было присвоено звание дважды Героя Советского Союза. 5 января 1944 г. Сидор Артемьевич был назначен членом Верховного суда Украинской ССР. Проработав в Верховном суде УССР три года, Ковпак стал заместителем Председателя Президиума Верховного Совета Украинской ССР. С апреля по декабрь 1967 он — член Президиума Верховного Совета УССР.

Ковпак ни высшего, ни среднего, ни какого-либо специального образования не имел и, следовательно, высокие государственные посты, доверенные ему, занимал, не будучи подготовленным к ним в общепринятом смысле слова. Но в том-то и дело, что Ковпак — самородок, и общепринятые мерки к нему не применимы. Только незаурядностью его личности и можно объяснить тот факт, что малообразованный старик, более чем скромный даже в части элементарной грамотности, всегда был на высоте положения! Если же к таланту Ковпака приложить его огромный жизненный опыт и неистощимую работоспособность, станет понятной сила этого человека и в годы войны, и в мирное время.

И еще — стиль работы Ковпака. Коротко его можно сформулировать в одном неизменном правиле: главное — людская душа. Все остальное потом. С познания этой самой души Ковпак начинал решительно все. Он никогда ничего не предпринимал, пока не убеждался, что разобрался в человеке до конца.

Скончался Сидор Артемьевич 11 декабря 1967 г., похоронен 13 декабря на Байковом кладбище в Киеве.

По материалам книги Т. Гладков, Л. Кизя «Ковпак», М., Молодая гвардия, 1972 г.