Декабристы и Отечественная война 1812 года — нерасторжимые понятия в историографии. Разгром «непобедимой» французской армии, Заграничные походы пробудили невиданный патриотизм в среде российского офицерства, с одной стороны, а с другой — обострили проблемы отечественной действительности и в первую очередь проблему крепостничества. Многим известно крылатое выражение Муравьёва-Апостола:

«Каждый раз, когда я ухожу от настоящего и возвращаюсь к прошедшему, я нахожу в нём значительно больше теплоты. Разница в обоих моментах выражается одним словом — мы тогда «любили». Мы были дети 1812 года. Принести в жертву всё, даже самую жизнь, ради любви к отечеству было сердечным пробуждением. Наши чувства были чужды эгоизма. Призываю бога в свидетели тому!»

«Трехлетняя война, освободившая Европу от ига наполеонова, последствие оной, введение представительно­го правления в некоторых государствах; сочинения политические, беспрестанно являющиеся в сию эпоху и читаемые с жадностью молодежью; дух времени, наконец, обративший умы к наблюдению законов внутреннего устройства государства, — вот источник революционных мнений в России.

Молодые люди, занимавшиеся сими предметами, вскоре восчувствовали желание видеть в отечестве своем представительное устройство, сообщали друг другу мнение, соединялись единством желаний, и вот зародыш Тайного общества политического», — писал во время следствия над декабристами Муравьев-Апостол С.И., отвечая на вопрос о формировании его революционного мировоззрения.

Беспокойство за народ, стыд за своё благополучие, неприятие пус­той великосветской жизни звали «первенцев свободы» к борьбе. Мат­вей Муравьёв-Апостол писал: «Мы были сыны 1812 года. Порывом нашего сердца было жертвовать всем, даже жизнью, во имя любви к Отечеству. В наших чувствах не было эгоизма. Призываю в свиде­тели самого Бога».

Первой тайной политической орга­низацией будущих декабристов стал Союз спасения. В феврале 1816 г. молодые офицеры Александр и Ни­кита Муравьёвы, Матвей и Сергей Муравьёвы-Апостолы, Сергей Тру­бецкой и Иван Якушкин договори­лись «составить общество, цель кото­рого была в обширном смысле благо России».

Портрет Муравьёва Н.М., худ. П. Соколов, 1824 г.

Портрет Муравьёва Н.М., худ. П. Соколов, 1824 г.

В войнах 1805-1811 гг. участвовало старшее поколение декабристов. Они начали свою боевую военную карьеру еще совсем юными, 15-20 лет. Это не помешало им отличаться в сражениях, проявлять незаурядную храбрость, получать высокие награды и повышения в чине, выполнять специальные задания. Некоторые из них благодаря своим боевым делам стали лично известны высшему командованию русской армии.

Многие из них уже в то время начали интересоваться политическими проблемами и критически относиться к тому, что происходило в России. К возмужавшему в боях старшему поколению готовилось присоединиться новое поколение патриотов, стремившихся своей кровью доказать любовь к Родине. Они понимали неизбежность столкновения с наполеоновской Францией и готовились к этому. Впереди еще предстояли тяжелые битвы.

Одним из них был Муравьев А.Н. В 1810 г. его приняли на службу в свиту по квартирмейстерской части, преобразованную позже в Генеральный штаб. Уже в это время он сблизился с Орловым М.Ф., Сергеем и Матвеем Муравьевыми-Апостолами, Муравьевым А.З., т. е. с теми, кто вошел позже в первое тайное общество в России.

Интересно отметить, что, Матвей Иванович Муравьёв-Апостол вместе со своим казнённым братом Сергеем получил образование в Париже. В 1804 г. братья присутствовали на коронации Бонапарта, а с младшим, Сергеем, Наполеон даже встречался в пансионе, где тот воспитывался, и потом все говорили об их удивительном внешнем сходстве. Вскоре после возвращения в Россию Муравьёв-Апостол был определён в лейб-гвардии Семёновский полк и под его знамёнами сражался при Бородине и Кульме, вошёл в Париж победителем, был ранен, дважды награждён боевыми орденами. В отставку вышел подполковником в 1821 г.

В 1811 г. в Москве в доме отца Александра Муравьева Н.Н. Муравьева-старшего, собиралось Математическое общество, а затем была открыта школа колонновожатых. Слушателями школы и членами Математического общества были Александр и Михаил Муравьевы, Бурцов И.Г., Петр и Павел Колошины. Все они дружили между собою и проявляли интерес и к политическим проблемам.

В 1810-1811 гг. в Москве организовался тайный кружок «Юношеское собратство» — ранняя преддекабристская организация, во главе которой стал 16-летний прапорщик Муравьев Н.Н., брат декабриста. Ее целью была организация нового республиканского общества на каком-нибудь отдаленном острове, например Сахалине. Муравьев хотел «взять с собою надежных товарищей, образовать жи­телей острова и составить новую республику, для чего то­варищи… обязывались быть (ему) помощниками».

Он сочинил законы этого общества, целью которых было создать истинных, свободных граждан из жителей острова и об­разовать там республику на основе равенства людей. В «Юношеское собратство» вошли Артамон Муравьев, Матвей Муравьев-Апостол, Лев и Василий Перовские. Друзья созывали собрания, читали и обсуждали сочинен­ные законы своего товарищества, выработали тайные условные знаки, которыми обменивались члены собрат­ства при встречах. Этот кружок закончил свое существо­вание с началом войны 1812 г.

К началу 1812 г. отношения между Россией и Францией осложнились. Наполеон не скрывал своих антирусских настроений, всячески обострял конфликт. «Трудно описать, в каком все были одушевлении и восторге, и как пламенно было стремление к войне не одних только офицеров, но и солдат. Всем хотелось отомстить за Аустерлиц, Фридлянд и за неудачи, которыми мы в прошедших войнах постыжены были», — вспоминал Александр Николаевич Муравьев.

Александр Муравьев был участником боя под Островной.  «Находясь в команде у генерала Лаврова, — вспоминал он, — и, предвидя, что гвардия будет несколько времени стоять без действия, я, горя желанием видеть сражение, выпросил у Лаврова позволение съездить до вечера в сражающийся арьергард у Островны… Все, что я видел и чему научился в этом кровопролитном сражении, меня в высшей степени восхитило. Мы после огромных с обеих сто­рон потерь несколько отступили в должном порядке, и я вечером, радуясь всему, что видел, воротился к своему месту в лагерь гвардейского корпуса под Витебском».

Русские войска отступали к Смоленску. «Хотя: армия наша отступала в чрезвычайном порядке, — писал Муравьев А.Н., — но у всех на душе лежало тяжкое чувство, что французы более и более проникают в Отечество наше, что особенно между офицерами производило страшный ропот».

После Смоленского сражения Александр Муравьев находил­ся в арьергарде под командованием генерала Коновницына. Под Гридневом 22 августа он был «действующим ли­цом в отражении кавалерийской атаки, которую французы произвели на арьергард». «В ночь на 23 число арьергард наш после жаркого дела отошел в ночь к Колоцкому монастырю. Поутру рано открылось нам великолепное зрелище всей огромной французской армии, построенной в боевом порядке… Но это необыкновенное зрелище скоро обратилось для нас в смертоносную битву.

Усиленный неприятельский аван­гард наступал на нас стремительно, а мы шаг за шагом, с большим уроном, уступая свою местность, принужде­ны были постепенно и в порядке отступать и, находясь непрестанно в огне, должны были к вечеру соединиться и войти в состав главной армии, уже построенной в бое­вом порядке на новом месте, при с. Бородине», — писал Муравьев А.Н.

Муравьев А.Н. во время Бородинской битвы состоял при главнокомандующем 1-й Западной армии Барклае-де-Толли «во все продолжение сражения». Он находился в самой гуще боя в центре русской позиции. «Я видел эту ужасную сечу, весь день присутствовал на ней, был действующим лицом, употребляем был Барклаем-де-Толли, при котором весь день находился и исполнял его приказания», — вспоминал Муравьев много лет спустя.

Когда Наполеон в надежде начать мирные перегово­ры с русскими послал в Тарутино к Кутузову генерал-адъютанта Лористона, Орлов М.Ф. и Муравьев А.Н. сопровождали его от аванпостов до ставки главнокоман­дующего. Группа офицеров Семеновского полка, среди которых были и те, кто впоследствии организовал первое революционное общество в России, решила даже в слу­чае согласия правительства на мирные предложения На­полеона продолжать с ним борьбу. Они предполагали об­разовать партизанские отряды и с помощью крестьян преследовать неприятеля, пока он не покинет русской земли.

Штабс-капитан по квартирмейстерской части Му­равьев А.Н. 23 сентября 1813 г. получил назначение в корпус легких войск («летучий отряд») под командованием гене­рала Платова, который со своими казаками забирался в тылы Наполеона, производил там опустошения, уничтожая небольшие отряды французов.

Александр Муравьев в со­ставе отряда сражался 28 сентября у г. Альтенбурга, ког­да был разбит неприятельский корпус, который платовцы гнали до города Цейц. 4 октября он участвовал в деде при Кемнице, 14 октября — у селения Мекленбург.

На территории Франции перед фронтом Главной (Богемской) армии двигался 3-тысячный летучий корпус генерала Платова. В составе этого отряда находился штабс-капитан Муравьев А.Н.  В феврале — начале марта 1814 г. он был в сражениях у г. Сане и при Вильнев-ле-Руа, участвовал в ночном штур­ме и взятии крепости Немур, расположенной по дороге на Фонтенебло, при взятии г. Сезан. Далее Муравьев полу­чил задание открыть сообщение с Силезской армией Блюхера. Во главе небольшого казачьего отряда он дви­нулся в этот опасный рейд и выполнил задание.

20-21 марта 1814 г. происходило сражение в окрестностях г. Арси-сюр-Об. Муравьев А.Н. участвовал в казачьих атаках на неприятельские батареи. За это сражение он был награжден орденом святой Анны 2-й степени, До конца вой­ны во главе отдельного казачьего отряда он поддерживал связь между наступающими на Париж корпусами, одно­временно нападая на неприятеля. Получил чин капитана. Австрийский император наградил Муравьева орденом Леопольда, а от баварского короля получил военный орден Максимилиана.

Подпоручик Сергей Муравьев-Апостол с начала Отечественной войны состоял при Главной квартире 1-й Западной армии. Его прикомандировали к саперным войска корпуса инженеров путей сообщения под начальством инженер-генерал-майора Ивашева, получившего задание задержать французов под Витебском. 23-25 июля корпус принял на себя натиск Великой Армии. Это было первое сражение Муравьева-Апостола С.И.

Муравьев-Апостол С.И. был участником боев 5-6 сентября, предшествовавших генеральному сраже­нию. В день Бородинской битвы он, будучи прикоманди­рованным офицером от корпуса инженеров путей сообще­ния к саперным войскам, под ураганным огнем неприятеля со своей ротой непрерывно отбивал атаки французов, строя и защищая укрепления — редуты.

18 октября Муравьев-Апостол С.И. сражался под Тарутином, а 24-25 октября под Малоярославцем. Затем его перевели в летучий армейский отряд под командованием генерала Ожаровского А.П. Отряд действовал южнее главных сил Кутузова, громил тыловые базы противника, вел дальнюю разведку. Особенно отличился отряд Ожаровского в сражении под Красным. Сергей Муравьев-Апостол за прояв­ленную доблесть был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». При взятии Могилева и при переправе через Березину он проявил незаурядную храб­рость. В декабре 1812 г. его произвели в поручики и на­градили орденом Анны 4-й степени.

Поручик Муравьев-Апостол С.И. в апреле 1813 г. получил назначение в батальон великой княгини Екате­рины Павловны. В его составе он сражался при городе Люцене, за что был награжден орденом святого Владимира 4-й степени с бантом. Он проявил мужество в сражении при Бауцене и за отличие в этом деле был произведен в штабс-капитаны.

Сергей Муравьев-Апостол под Лейпцигом сражался в 3-м гренадерском корпусе под командованием генерала Раевского Н.Н. За отличие в сражении он был произведен в капитаны. Капитан Муравьев-Апостол С.И., адъютант ко­мандира 3-го гренадерского корпуса генерала Раевского, за взятие Парижа получил в награду орден святой Анны 2-й степени.

Во время Бородинской битвы Михаил Муравьев, прапорщик свиты по квартирмейстерской части, находился в распоряжении начальника главного штаба генерала Беннигсена Л.Л. Муравьеву еще не было и 16 лет. «На батарее Ра­евского, где был огонь ужасный, лошадь его убило яд­ром… Ядро вылетело сквозь лошадь и задело ему левую ногу… не раздробив, однако, кости, бросило на землю, о которую он ударился головой и лишился на время па­мяти». Беннигсен, уверенный, что молодой человек убит, воскликнул: «Жаль, это был хороший офицер». За Бородино Муравьев М.Н. был награждён орденом святого Влади­мира 4-й степени с бантом — заслужил он его очень тяжело — чуть не потерял ногу.

Прапорщик Муравьев-Апостол М.И. во время Бородинской битвы стоял в охране знамени 3-го батальона Семеновского полка. За героизм и стойкость в сражении он был награжден знаком отличия военного ордена св. Геор­гия, т. е. солдатским знаком военного ордена. Присуждение офицеру такого военного ордена — редкий случай в истории русской армии.

Интересно рассказывают декабристы о солдатской жизни во время войны. Легенда о морозах, якобы погубивших французскую армию, не соответствовала действительности. От холода должны были одинаково страдать солдаты Наполеона и русские солдаты. Муравьев-Апостол М.И. писал: «У нас полушубков не было, но ни одного солдата я не видел замерзшим или замерзающим. На ночь рота расстилала часть шинелей на снегу и ложилась на них, тесно прилегая друг другу; другая часть шинелей служила ей общим покрывалом. Мы, подпрапорщики, ложились между солдатами проводили ночь спокойно, не чувствуя холода, и вставали с общего ложа бодрыми и веселыми».

В Кульмском бою прапорщик Муравьев-Апостол М.И. был тяжело ранен, затем награжден орденом святой Анны 4-й степени и орденом прусского Железного креста.

К главнокомандующему адмиралу Чичагову был при­командирован прапорщик Артамон Захарович Муравьев. Он участвовал во всех боевых делах. С 22 сентября «при преследовании австрийских и саксонских войск через м. Люблин до Брест-Литовска, 29 при ретираде оных и в сражении при деревне Клениках на реке Лесной, потом по выступлении из Брест-Литовска следовал с армией на Ковеш и Минск до Борисова». Весь ноябрь до 26 декабря он провел в боях с французами в районе Березины. За отличие в сражениях Чичагов командировал Муравьева А.З. с картами в Петербург.

Артамон Муравьев участвовал во многих сражениях Заграничного похода русской армии. За взятие Парижа поручик по квартирмейстерской части Муравьев А.З. был произведен в штабс-капитаны и удостоен перевода в гвардию.