Первое десятилетие XIX века — сложный и напряженный период в истории России. Не успела закончиться продолжавшаяся почти шесть лет война с Турцией (1806-1812 гг.), как на Россию надвинулось грозное нашествие наполеоновской армии. Борьба с этим нашест­вием, вошедшая в историю под наименованием Отечест­венной войны 1812 г., составляет одну из наиболее зна­менательных страниц героического прошлого России.

Россия для наполеоновской Франции представляла в первую очередь интерес как страна с огромными людски­ми и материальными ресурсами. Завоевать ее, овладеть всеми ее богатствами было главной задачей французской буржуазии. Наполеон знал, что основным покупателем русских товаров являлась Англия.

В Англию вывозилось: льна — 91%, пеньки — 73%, сала — 77%, железа — 71% от всего русского экспорта. Из 987 иностранных кораб­лей, ежегодно выходивших из Петербургского и Крон­штадтского портов, больше половины были английскими.

Экономические причины войны Франции против Рос­сии были главными. После войн против наполеоновской Франции 1805-1807 гг. Россия оказалась в тяжелом положении. Француз­ские войска вышли к ее границам, нависла угроза их втор­жения в пределы страны. На юге шла война с Турцией. Оставшись без союзников, не получая никакой реальной поддержки от Англии, Александр I вынужден был резко изменить внешнюю политику.

Он согласился заключить с Францией перемирие, а затем принял предложение На­полеона встретиться с глазу на глаз, чтобы обсудить усло­вия мирного договора. Эта встреча произошла у Тильзита 7 июля 1807 г. на плоту на Немане. Александр согла­сился участвовать в любой акции, направленной против Англии.

По Тильзитскому мирному договору Россия признава­ла все завоевания Наполеона в Европе, прекращала воен­ные действия с Турцией и обязывалась вывести войска из Молдавии и Валахии. Наполеон взял на себя роль посред­ника при заключении мира России с Турцией. Из земель Речи Посполитой создавалось Варшавское герцогство. За­ключив столь выгодный для себя договор, Наполеон стал истинным хозяином континентальной Европы.

Годы, последовавшие за Тильзитом, показали, что отношения между Россией и Францией оставались весьма сдержанными. Правда, Наполеон сразу же стал перебра­сывать войска из Центральной Европы в Испанию и к бе­регам Эльбы и даже делал Александру предложение о совместном походе против Турции и Персии, но то были лишь фантастические проекты. Подспудные же конфликт­ные процессы уже давали о себе знать.

Император Александр I

Император Александр I 1814 г.

Чтобы несколько смягчить разногласия, возникшие между обеими сторонами, Наполеон в октябре 1808 г. пригласил российского императора на свидание в Эрфурт. Он рассчитывал, что тот будет так же уступчив, как в Тильзите.

Но Александр I, пристально следивший за положением дел во Франции и особенно за военными со­бытиями в Испании, где усиливалось сопротивление наро­да французским оккупантам, уже не желал идти на даль­нейшие уступки и занял твердую позицию.

И хотя в Эрфурте были подтверждены условия Тильзитского договора и достигнута взаимная договоренность не вступать с Англией ни в какие переговоры, непрочность этого союза становилась все более очевидной. Результаты «эрфуртского свидания» показали, что Наполеону так и не уда­лось устранить уже наметившиеся разногласия во внеш­неполитических вопросах и что эти разногласия все боль­ше и больше обострялись.

Начиная с 1809 г. напряженность в отношениях Фран­ции и России непрерывно нарастает. Наполеон оскорблял­ся, что предложение его руки сперва великой княжне Екатерине Павловне, а после Анне Павловне, не было принято: Александр, дав сначала свое согласие, ото­звался после, что на этот брак не было соизволения императрицы Марии Федоровны. Отказ выдать замуж за императора французов сестру Александра I великую княгиню Анну Павловну был воспринят как публичное оскорбление. И когда в начале 1810 г. Наполе­он женился на австрийской эрцгерцогине Марии-Луизе, это, естественно, коренным образом изменило франко-авст­рийские и франко-русские отношения.

По мнению М. Фон-Визина: «Со стороны Алексан­дра причины к войне: общая неприязнь к Франции рус­ских, которых народное чувство страдало, оскорбляясь утратой военной славы в неудачные походы против На­полеона, расстройство финансов, вследствие этих войн, упадок и почти банкротство наших ассигнаций при не­возможности исправить это, оставаясь верным конти­нентальной системе Наполеона, которая, уничтожая на­шу заграничную торговлю с Англией, наносила очевид­ный вред и государственному, и частному благосостоя­нию.

К 1810 году между Францией и Россией не существовало уже ни одного вполне независимого государства, Все они покорились одной воле, воле завоевателя, который еще после заключения Тильзитского мира сказал своим приближенным: «Через пять лет я буду господином мира, остается одна Россия, но я раздавлю ее…» К этой поре Франция представляла собой агрессивное буржуазное государство, в котором ничего не осталось от революционных идеалов 1789 г.

Дипломатические сношения обоих кабинетов ста­новились день ото дня   холоднее  и  недружелюбнее. Дерзкий и презрительный тон французских дипломатов в Петербурге вызывал русских на подобные же оскорб­ления, и наши гвардейские офицеры не оставались у французов в долгу. Все предвещало скорую, неизбежную войну с Фран­цией…»

Дух Тильзита фактически уже не существовал. Напо­леон и его дипломаты, и, прежде всего Талейран, исполь­зуя различные поводы и каналы, создавали общественное мнение о русском царе как об отступнике и первом сопер­нике французского императора в европейских делах. Бо­лее того, Наполеон заявлял, что Александр будто бы за­мышлял войну против Франции. Многократные попытки Коленкура, бывшего с 1807 по 1811 г. послом в Петербур­ге, и его преемника Лористона переубедить своего импе­ратора не возымели действия.

В январе 1812 г. Наполеон разослал своим немецким союзникам документ, в котором перечислялись обиды, на­несенные Россией. В нем говорилось, что «территория конфедерации находится в опасности», и содержался приказ Жерому, королю Вестфальскому, провести мобилиза­цию до 15 февраля. Австрии было предъявлено требова­ние выставить 40 тыс., а Пруссии 20 тыс. солдат для уча­стия в походе на Россию.

Наполеон готовился к походу на Россию со всей тща­тельностью. Ценой огромного напряжения материальных и людских ресурсов Франции и порабощенных стран За­падной Европы ему удалось создать так называемую «Ве­ликую армию», предназначенную для осуществления за­хватнических планов. Эта армия насчитывала 600 тыс. человек и 1372 орудия. Она состояла из гвардии, 12 пе­хотных и 4 кавалерийских корпусов.

Наполеон рассчитывал закончить войну с Россией в короткие сроки и надеялся уже в пограничных сраже­ниях добиться решительной победы. Такие сражения, по его расчетам, должны были произойти в течение первого месяца войны. Из этого предположения исходило и обес­печение армии всем необходимым, включая продовольст­вие и фураж. Перед началом вторжения Наполеон отдал распоряжение, чтобы войска были обеспечены четырех­дневным запасом хлеба и двадцатидневным запасом муки; в дальнейшем армия должна была снабжаться путем рек­визиций.

В полосе вторжения главных сил Наполеона со сторо­ны России были развернуты 1-я Западная армия под командованием военного министра Барклая-де-Толли М.В. в составе шести пехотных и трех кавалерийских кор­пусов общей численностью 127 тыс. человек и 2-я Западная армия под командованием генерала Багратиона П.И. в составе двух пехотных и одного кавалерийского кор­пусов численностью 39 тыс. челочек. Южнее 2-й армии, на Волыни, находилась 3-я армия генерала Тормасова А.П. численностью 45-48 тыс. человек.

В ночь на 24 июня «Великая армия» начала переправу через Неман. Ее силы на главном направлении превосхо­дили силы русской армии почти в три раза. Севернее Полесья у Наполеона было 412 тыс. человек, у русских — 166 тыс., или в 2,5 раза меньше, причем из 412 тыс. че­ловек на виленском направлении французы имели 300 тыс. человек, а русские — 127 тыс. (вместе с казаками).