Европейские страны в первое десятилетие XIX века участвовали в наполеоновских войнах против агрессии французского императора, вступившего на путь за­хватнических войн. По­беда в кампании 1805 г. укрепила власть Наполеона над Австрией, а создание Рейнского союза поставило в пол­ную зависимость от Франции 16 немецких   государств. Наполеон бесцеремонно хозяйничал в германских зем­лях. Это заставило Пруссию осенью 1806 г. объявить войну Франции.

На стороне Пруссии были Англия и Швеция, Они обещали ей помощь. Создалась четвертая антифран­цузская коалиция, к которой в условиях сложной и напряжённой международной обстановки присоединилась и Россия. Русские войска более полугода вели борьбу с наполео­новской армией. Особенно упорными были сражения под Прейсиш-Эйлау 8 февраля 1807 г. и при Фридланде 14 июня 1807 г. Наполеон, выиграв последнее сражение, оттеснил русские части за Неман.

Не менее тревожно было на юге, где назревал воору­женный конфликт с Турцией. Русско-турецкие войны вто­рой половины XVIII века (1768-1774 гг., 1787-1791 гг.), в которых Османская империя потерпела поражение, а Россия возвратила себе захваченные турками районы Северного Причерноморья и получила выход к Черному морю, сыграли также большую роль в исторических судьбах народов Балкан, способствовали росту их национально-освободительно­го движения.

Однако русско-турецкие войны второй половины XVIII в. не разрешили острых противоречий между двумя странами. Оттоманская Порта не желала мириться с утратой своего былого могущества. Она вынашивала планы отторжения от России Крыма и Кавказа. На повестку дня вновь выдвигалась проблема борьбы за обла­дание Черноморским побережьем и важными стратегиче­скими пунктами в этом регионе.

Генерал Марков Е.И., худ. Д. Доу

Генерал Марков Е.И., худ. Д. Доу

Найдя в лице Наполеона сильного союзника, в 1806 г. Турция, нарушив Ясский мир, начала войну против России. Для борьбы с Турцией Россия могла выставить лишь незначительную часть своей регулярной армии. Главная масса русских войск сосредоточена была в Восточной Пруссии. В октябре 1806 года двинута была в Бессарабию 35-тысячная армия под начальством генерала от кавалерии Михельсона И.И. Эта небольшая числом русская армия отличалась прекрасными боевыми качествами. В рядах войск можно было насчитать много ветеранов-солдат, участников Суворовских походов.

Турция, как и во времена предыдущих войн с Россией, не имела постоянной регулярной армии. Многочисленный корпус янычар продолжал играть первенствующую роль как вооруженная сила страны. Политическое влияние янычар в это время было весьма велико. Но при возрастающем политическом влиянии янычары утрачивали те исключительные боевые качества, которые в свое время создали им славу непобедимых, сделали их грозою христианских народов Южной Европы. Вокруг корпуса янычар по призыву султана собиралась армия, состоявшая из необученных ополченцев, лихих наездников, полудиких кочевников, являвшихся по зову своего повелителя из недр азиатских стран. Без должной дисциплины эта часть турецких войск была мало пригодна для крупных наступательных операций.

Кроме центральной армии, поступавшей в ведение великого визиря, правители областей и коменданты крепостей имели в своем распоряжении войска, почти совершенно независимые от центральной власти. Подготовка, снаряжение и вооружение этих провинциальных войск вполне зависели от талантов их начальников. Войска эти были чрезвычайно разношерстны, не имели никакой спайки между собою и действовали исключительно для защиты районных интересов.

Как общую черту, свойственную всем турецким войскам, нужно отметить их исключительную способность к обороне. И в полевых окопах, и за крепостными стенами они способны были к упорному сопротивлению. В короткий срок войска возводили искусно примененные к местности укрепления, создавали целые позиции, искусственные преграды перед фронтом и т. п. Численностью своей турецкие силы во все периоды войны значительно превосходили русские силы, но численность не могла возместить недостаток выучки и недостающее единство в управлении и действиях.

Театром военных действий являлись Бессарабия, составлявшая турецкую провинцию, Молдавия и Валахия, так называемые Придунайские княжества, признававшие верховную власть падишаха, и придунайская Болгария. 9 ноября 1806 года русские войска 5-ю отдельными колоннами вступили в пределы турецких земель. Русская армия, перейдя Днестр, в течение двух месяцев овладела важнейшими крепостями: Яссы, Бендеры, Аккермаи, Килия, Галац, Бухарест — и вышла к берегам Дуная. В руках турок из больших крепостей на северном берегу Дуная оставались лишь Измаил, Браилов и Журжа. Однако положение осложнялось тем, что с 1804 г. Россия вела войну с Ираном, а в 1806 -1807 гг. вынуждена была одновременно вести войну и с Францией. Это, естественно, не позволяло русскому командованию направить на Балканский театр достаточные силы, чтобы добиться скорой победы над Турцией.

Тильзитский договор 1807 г. между Россией и Фран­цией на некоторое время связал руки Наполеону, и он обязался не оказывать Турции военную помощь, не под­держивать ее в войне с Россией. Император французов даже взял на себя посредничество в ведении переговоров между Росси­ей и Турцией о подписании мира. Однако переговоры, начатые в Париже в 1807 г., вскоре показали, что ни Турция, ни Франция фактически не стремились к урегу­лированию конфликта. Заключенное в августе 1807 г. пе­ремирие было нарушено Турцией, и военные действия во­зобновились.

Генерал Засс А.П.

Генерал Засс А.П.

Перед русскими войсками была поставлена задача: ов­ладеть всеми турецкими крепостями на левом берегу Дуная, а затем форсировать реку и, развивая наступление на ее правом берегу, принудить Порту к миру. Началась осада Журжи и Браилова. Однако она велась медленно, не давая надежды на успех. Для улучшения положении дел в Молдавской армии командующим главным корпусом был назначен Кутузов М.И. 2 мая 1808 г. он приступил к исполнению своих обязанностей.

Корпус Кутузова был довольно сильным соединением. В нем находилась почти половина всей пехоты и кавале­рии, которыми располагала Молдавская армия. Весной 1809 г. началась усиленная подготовка штурма сильной турецкой крепости Браилов. По приказу Кутузова войска приступили к заготовке необходимых материалов. Подтягивалась осадная артиллерия, подвозились боеприпасы. К стенам крепости подходила Дунайская флотилия.

Константинополь, пролив Босфор, гравюра, первая треть XIX в.

Константинополь, пролив Босфор, гравюра, первая треть XIX в.

Не завершив подготовки, главнокомандующий Молдавской армией фельд­маршал Прозоровский А.А.  на основе ложных данных о якобы малочисленности турецкого гар­низона и серьезных разногласиях среди его начальников приказал начать штурм. Штурм окончился неудачно, а Кутузов был отстранён от командования корпусом и вновь  назначен Литовским военным губер­натором, отправился в Вильно.

Вскоре Прозоровский умер. В командование Молдав­ской армией вступил генерал Багратион П.И. Под его руководством войска стали действовать более активно. Бои разгорелись по обеим сторонам Дуная. Овладев кре­постями на северном берегу реки, в том числе крепостью Браилов, Багратион начал наступление к Шумле. Однако недостаток продовольствия и боеприпасов не позволил ему добиться решительных успехов. Он вынужден был на зиму отвести войска в Валахию и Молдавию.

С весны 1810 г. военные действия возобновились. Рус­ская армия была значительно усилена, её возглавил мо­лодой генерал Каменский Н.М. Под его руководством войска добились новых значительных успехов. Они пере­шли Дунай, овладели Силистрией, Туртукаем и Базарджиком. Подступив к сильной турецкой крепости Шумла, генерал Каменский решил штурмовать ее.

Однако упор­ная борьба не привела к успеху. Не хватало сил, войска были рассредоточены на большом пространстве, и коман­дующий не имел возможности собрать их к одному пунк­ту. Пришлось вновь отвести армию к Дунаю, а затем на зимние квартиры в Валахию. Кампания 1810 г., как и прежние, не принесла окончательной победы.

Надвигалась война Франции с Россией (Отечественная 1812 г.), поэтому вопрос о позиции Турции для обеих сторон приобретал важное значение. В военных планах Наполеона Турции отводи­лось большое место. Её войска должны были вторгнуться в Россию с юго-запада и, пройдя Украину и Белоруссию, выйти во фланг главной группировке русской армии. За участие Турции в войне на стороне Франции султану бы­ли обещаны Крым и причерноморские земли.

В Петербурге прекрасно понимали необходимость бы­стрейшего окончания войны с Турцией и заключения с ней мира. Для России очень важно было сорвать расче­ты Наполеона на привлечение Турции в качестве военно­го союзника, а также высвободить свои войска для пере­броски их на западную границу, где уже назревала угро­за вторжения наполеоновской армии.

Однако ни один из командующих русской армией на Дунае (а их смени­лось четыре) не добился сколько-нибудь значительных успехов. Было совершенно очевидно, что только Кутузов обладал достаточными зданиями и опытом войны с Турцией. Более десяти лет его деятельности были связаны с этим театром военных действий. В 1811 г., когда военные действия зашли в тупик, а внешнеполитическая обстановка требовала эффективных результатов в войне с Турцией, Александр I, недолюбливая полководца, вынужден был назначить Куту­зова главнокомандующим Молдавской армией.

В связи с надвигавшейся войной Франции с Рос­сией перед самым приездом Кутузова половина войск (пять дивизий) из Молдавской армии была переброшена к западной границе. В распоряжении Кутузова оставалось всего четыре дивизии (8, 10, 16 и 22-я), несколько казачь­их полков и Дунайская флотилия. Общая численность войск составляла более 45 тыс. человек, в том числе пе­хоты — 27 тыс., кавалерии — 13,7 тыс. и артиллерии — 4,5 тыс.

Эти малочисленные силы были разбросаны на территории протяжением более 1000 км. Мало того — часть русских войск была связана обороной крепостей Никополь, Рущук и Силистрия, расположенных на южном берегу Дуная. Совершенно очевидно, что при таком распылении войск невозможно было успешно вести ни оборонитель­ные, ни тем более, наступательные операции. Об этом Кутузов доложил государю и военному министру.

Положение осложнялось еще и тем, что Турция, под­стрекаемая Наполеоном, значительно активизировала свои действия. Численность ее армии была доведена до 80 тыс. человек. Основные силы сосредоточивались в од­ном месте, против центра русской армии, и занимали мощные крепости Шумла и Видин. Главнокомандующим (верховный визирь) турецкой армии был назначен Ахмет-паша. Османы готовилась к наступлению. План ее командования сводился к тому, чтобы, наступая по двум направлениям из Шумлы через Разград к Рущуку (60-ты­сячная армия Ахмет-паши) и из Софии на Видин (20-ты­сячная армия Исмаил-бея), выйти к Дунаю для дальней­шего наступления на Бухарест и занятия Валахии и Мол­давия.

Перед русской армией стояла решительная цель — разгромить турецкую армию и заставить султанское пра­вительство заключить мир на выгодных для России условиях. Кутузов должен был добиться победы в войне в короткие сроки, со значительно меньшими силами и в бо­лее неблагоприятной обстановке, чем его предшествен­ники.

В этих неблагоприятных условиях смелый и в высшей степени оригинальный план Ку­тузова заключался в том, чтобы, отведя русскую армию на северный берег Дуная и собрав её в один мощный кулак, заставить великого визиря вывести свою армию к Рущуку. Далее на северный берег Дуная, обескровить ее в боях, а затем всеми силами перейти в решительное на­ступление и окончательно разгромить противника. Свой план Кутузов держал в тайне и от военного министра, и от государя.

Кутузов сосредоточил глав­ные силы к центру, в районе Бухареста и Рущука, обеспечив, таким образом, свои стратегические флан­ги крупными отрядами; правый – отрядом генерала Засса, распо­ложенным у Крайова; левый — отрядом Тучкова, находившимся в низовьях Дуная. Это давало возмож­ность надежно прикрывать важнейшие направления и, в случае необходимости быстро сосредоточивать силы там, где развертывались главные события.

Войска, занимавшие на правом берегу Дуная Нико­поль и Силистрию, были отведены на левый берег, а са­ми крепости взорваны. Это позволило Кутузову усилить ос­новную группировку войск и не распылять силы на обо­рону второстепенных объектов. Одновременно внимание противника приковывалось к одному направлению, а имен­но рущукскому, и еще больше укрепляло уверенность Ахмет-наши в слабости русской армии.

Состояние правого фланга вызывало у Кутузова серьезную тревогу. Из Софии двигались войска Исмаил-бея (20 тыс. человек) к крепости Видин, где турки пред­полагали использовать имевшиеся там торговые суда и переправиться на левый берег Дуная. Чтобы ликвидиро­вать эту угрозу, Кутузов проявил исключительное искус­ство и настойчивость. Он привлек на свою сторону видинского Мулла-пашу, предоставив ему большие льготы в торговле с Австрией. Умело использовав противоречия, существовавшие между визирем и Мулла-пашой, Кутузов смог не только закупить суда, но и получить от Мулла-паши подробные сведения о расположении турецких войск и намерениях визиря.

В это же время в армии развернулась кипучая подго­товительная работа: строились мосты через реки Ольта и Дунай, пополнялись боеприпасы, заготавливалось про­довольствие и фураж, велась постоянная боевая подго­товка войск. Готовясь к решительным боевым действиям, Кутузов поощрял распространение слухов о слабости и бедствен­ном положении русской армии, чтобы выманить турок из крепости и заставить их сражаться в открытом поле.

Узнав, что турецкая армия сосредоточивается в Шумле и гото­вится перейти в скором времени в наступление, он, что­бы это наступление не застало врасплох русскую армию, разбросанную на широком фронте, завязал «дружествен­ную» переписку с великим визирем Ахмет-пашой, хорошо ему знакомым еще со времен пребывания послом в Константинополе. Вскоре Ахмет-даша выразил желание начать переговоры о заключении мира и, получив согласие Кутузова, направил из Шумлы  своего уполномоченного Гамид-эфенди.

Около двух месяцев продолжались мирные перегово­ры. Уже с первых заседаний стало очевидным, что согла­шение достигнуто не будет, так как султан и слышать не желал об отказе от своих прав на Молдавию и Валахию, на чем настаивала русская сторона. Однако Кутузов под предлогом необходимости получения инструкций из Пе­тербурга задерживал в Бухаресте турецкого уполномочен­ного Гамид-эфенди. В конце концов, Ахмет-паша понял, что он ловко одурачен, что Кутузов умышленно затяги­вает переговоры с единственной целью — выиграть время…

Итак, предпринятые дипломатические шаги положи­тельных результатов не дали. То, что не было достигнуто в результате переговоров, должно было решиться на поле сражения. 4 июля 1811 г. произошло Рущукское сражение, которое продолжалось более 12 часов. Несмотря на четырёхкратный перевес в силах (у Кутузова -15 тыс. войска, у османов – 60 тыс.) конница Ахмет-паши была опрокинута, отступила, оставив на поле сражения более 4-х тыс. убитыми. Кутузов сумел добиться блестящей победы. В сражении отличились генерал-лейтенанты Ланжерон А.Ф. и Воинов А.Л., генерал-майор Воронцов М.С.

Таким образом, Кутузов М.И. отказался от оборонительного метода ведения войны, которого придерживалось большинство его пред­шественников, и применил активные, наступательные дей­ствия. Он заставил неприятеля принять невы­годную для него форму борьбы — сражение в открытом поле.

После блистательной победы под Рущуком главнокомандующий отвёл всю армию на левый берег Дуная, одновременно взорвав крепость, затем начал строить оборонительные сооружения. Рационально распределив свои немногочисленные силы на три отряда, полководец добился того, что каждый из отрядов успешно справился с возложенными на него задачами. Части генерала Засса А.П. помешали войскам Исмаил-бея про­рваться в Малую Валахию, чтобы совместно с армией Ахмет-паши взять русские войска в клещи.

После переправы через Дунай у Слободзеи 40-тысячной армии Ахмет-паши корпус Эссена П.К. не позволил османам продвинуться вперёд, заперев их на небольшом плацдарме. Корпус генерала Маркова Е.И., 7,5 тыс. пехоты и кавалерии, незаметно пере­правился на правый берег Дуная и неожиданно напал на турецкий лагерь у Рущука. Османы были деморализованы и понесли значительные потери. Затем войска Маркова с о. Голь участвовали в осаде лагеря частей Ахмет-паши, переправившихся на левый берег Дуная.

В результате согласованных действий всех трёх русских корпусов и Дунайской флотилии 40-тысячная блокированная армия Ахмет-паши у Слободзеи от постоянных обстрелов из крупнокалиберных орудий, от голода, трусливо оставленная своим командованием, лишилась более двух третей своего состава. Около 12 тыс. окружённых турецких войск сдались в плен.

Потеряв армию, Турция запросила мира. Но пере­говоры о заключении договора между воевавшими сторо­нами затянулись. Они длились целых шесть месяцев. Про­токолы мирной конференции, проходившей в Журже и Бухаресте, показывают, что причиной затяжки перегово­ров было активное вмешательство французских диплома­тов. Наполеон стремился не допустить заключения мира Турции с Россией.

Султанское правительство Махмуда II, цеплялось за любую возможность, стремясь затянуть переговоры. Только благодаря настойчивости и дипло­матическому таланту Кутузову удалось преодолеть все трудности и 28 мая 1812 г., менее чем за месяц до вторжения Наполеона в Россию, заключить выгодный для России Бухарестский мирный договор. В результате одержанной победы и  Бухарестского мира была обеспечена безопасность русских юго-западных границ.

По условиям договора Турция не могла выступать в союзе с Наполеоном. К России отошла Бессарабия с крепостями Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия и Измаил. Русско-турецкая граница устанавливалась по реке Прут до соединения ее с Дунаем. Россия полу­чала право торгового судоходства по всему течению Ду­ная. Для народов Молдавии и Валахии сохранялись все привилегии, установленные Ясским мирным договором. Сербии предоставлялась автономия в вопросах внутрен­него самоуправления.

Победа русской армии на Дунае имела крупные поли­тические последствия. Она подрывала военно-политическое могущество Оттоманской Порты, способствовала усиле­нию национально-освободительной борьбы балканских на­родов, томившихся под турецким игом. Присоединение Бессарабии к России избавило молдавский народ от турецкой кабалы.