Трагизм положения заключался не только в огром­нейших потерях, понесенных французской армией, но и в невозможности восстановить ее боеспособность за счет свежих сил. Корпуса маршала Виктора, на который возла­гались большие надежды, в Смоленске не оказалось. Ди­визия, недавно прибывшая из Франции, была разбита партизанскими отрядами, а ее двухтысячный авангард вместе с бригадным генералом Ожеро, попав в окружение, сдался в плен.

Ни о каком серь­езном сопротивлении нельзя было и думать. Уходить из Смоленска как можно быстрее необходимо было еще и потому, что русская армия и партизанские отряды со всех сторон обложили город, а основные их силы выходили западнее Смоленска на пути отхода наполеоновской ар­мии, угрожая перерезать все дороги для отступления.

К вечеру 15 ноября, когда Наполеон с корпусами Ж.-А. Жюно, Ю. Понятовского, гвардией и кавалерией И. Мюрата подошел к Красному, он узнал, что город занят очень сильным (22-23 тыс. человек при 120 ору­диях) отрядом гр. Ожаровского А.П. В то же время войска Милорадовича (два пехотных корпуса и один кавалерийский вышли к Смоленской дороге у с. Мерлино, отрезая тем самым от главных сил Наполеона сразу три корпуса — Е. Богарне, Л.-Н. Даву и М. Нея. Сзади неотступно пресле­довали французов казаки Платова М.И.

В поисках выхода Наполеон делал почти все воз­можное, но допустил и промахи. В ночь на 16 ноября стремительной атакой дивизии Молодой гвардии под командованием генерала Ф. Роге он выбил отряд Ожа­ровского из Красного и расчистил себе путь по Смо­ленской дороге к м. Ляды. Отправив туда Жюно и Понятовского, он сам с гвардией простоял весь день 16-го в Красном, поджидая отставшие корпуса. Уже за полночь в Красный пришел корпус Богарне. Наполеон и его отправил к Лядам. Выяснив, что русские не собираются вступать в генеральное сражение, он оставил в Красном маршала Э.-А. Мортье с Молодой гвардией ждать корпуса Даву и Нея, а Старую гвардию и конницу Мюрата повел вслед за Богарне в Ляды.

Почти целую неделю шли колонны французских войск и обозы по дороге к Красному на Оршу. Красный — небольшой уездный город, находящийся в 49 верстах от Смоленска. Используя создавшуюся обстановку, Кутузов решил атаковать растянувшиеся по дороге колонны французов, воспрепятствовать их соединению и перерезать путь отхо­да от Смоленска к Красному и из Красного к Орше. С этой целью армия была разделена на три крупных от­ряда.

Партизаны в лесу подстерегают приближающихся французов

Партизаны в лесу подстерегают приближающихся французов

Отряд под командованием генерала Тормасова в со­ставе 5-го, 6-го и 8-го пехотных корпусов и 1-й кирасирской дивизии получил задачу утром 17 ноября выступить из се­ла Шилово и, обходя Красный с юга, через Сидоровичи, Кутьково, Сорокино выйти к Доброму, в тыл француз­ской армии, перерезать дорогу и закрыть пути отхода к Лядам.

Отряд Милорадовича в составе 2-го, 7-го пехот­ных, 1-го и 2-го кавалерийских корпусов, скрытно распо­ложившись у сел Мерлино и Ржавка, должен был пропу­стить корпус Даву к Красному и затем выйти ему в тыл. Отряд под командованием Голицына Д.В. в составе 3-го пехотного корпуса и 2-й кирасирской дивизии, выдвинув­шись к деревне Уварово, должен был атаковать противни­ка в Красном.

Сражение под Красным, худ. М. Микешин, 1854 г.

Сражение под Красным, худ. М. Микешин, 1854 г.

В результате хорошо согласованных действий русских на наполеоновскую армию обрушились удары со всех сторон. Войска генерала Тормасова отрезали дорогу отступления из Красного, Милорадович теснил противника с тыла, а отряд Голицына наносил удары в центре. Двигавшийся к Красному корпус Богарне был разбит отрядом Мило­радовича. Богарне пробился к Красному дорогой ценой, потеряв почти всю артиллерию, обозы и 2 тыс. солдат. Остатки корпуса окольными путями, через леса, добирались до Красного.

Сражение под Красным, неизв. худ., первая половина XIX в.

Сражение под Красным, неизв. худ., первая половина XIX в.

Такая же участь постигла и корпус Даву, атакован­ный внезапно с тыла. В панике французы разбежались по лесам, побросав пушки, обозы и оружие. Среди русских трофеев оказался и личный обоз Даву, а в нем — его маршальский жезл. Попытки На­полеона организовать сопротивление силами своей гвар­дии и остатками войск разбитых корпусов были безре­зультатными. Не дождавшись конца сражения, бросив на произвол судьбы весь корпус Нея, Наполеон проселоч­ными дорогами через лес ускакал со свитой к Лядам и да­лее в Дубровно.

В Смоленск Ней  пришел последним и надолго задержался там, чтобы «запасти хлеб для своих солдат» – Наполеон занимался обеспечением только гвардии и не позаботился о его корпусе.  Из Смоленска Ней выступил только 17 ноября Его корпус имел, по французским данным, 6 тыс. бойцов пехоты и 6 орудий, а из кавалерии  — только взвод охраны. Он попытался было пробиться к Красному, но не смог. Русское кольцо вокруг Нея сжималось. Милорадович прислал к нему парламентера с предложением сдаться. Ней задержал присланного, чтобы тот не рассказал о бед­ственном положении корпуса. Тогда от Милорадовича прибыл второй парламентер  — «потребовать своего предшественника и сделать маршалу то же предло­жение».

Ней задержал и второго парламентера. В сражении под Красным был полностью разгромлен корпус Нея. Остатки его войск, побросав зна­мена, пушки, транспорт, сложили оружие и сдались в плен. Утром 18-го маршал повернул на север и, отбиваясь от русских, которые атаковали его и с тыла, и с флангов, устремился на прорыв к переправе через Днепр у м. Сырокоренье. Ценой невероятных усилий и тяжелейших потерь Ней сумел вырваться из русского кольца, перешел в ночь с 18 на 19 ноября Днепр по тонкому льду у Сырокоренья и привел к Наполеону в Оршу 800-900 человек — все, что ос­талось от его корпуса.

Наполеон считал гибель своего «храбрейшего из храбрых» «почти неизбежной». «Я отдал бы 300 миллионов золота, которые хранятся у меня в погребах Тюильри, чтобы спасти его», — говорил он А. Коленкуру. Когда же Ней предстал перед ним живой и невредимый, император, обнимая маршала, признался ему: «Я больше не рассчитывал на вас».

Бегство французской кавалерии, которая съела своих лошадей в России (карикатура)

Бегство французской кавалерии, которая съела своих лошадей в России (карикатура)

Трехдневное сражение под Красным закончилось круп­нейшим поражением армии Наполеона. Противник поте­рял более 6 тыс. убитыми и 26 тыс. пленными, лишился почти всей артиллерии и конницы. Русские потери под Красным, как говорят данные Военно-ученого архива, составили всего 2 тыс. убитыми и ранеными. Кутузов высоко оце­нивал результаты этого сражения, в котором, как он ука­зывал, неприятель понес новое и жестокое поражение. Су­дя даже по французским источникам, после событий под Красным боевой состав наполеоновской армии исчислялся в 23 тыс. штыков, 2 тыс. сабель и 30-40 орудий, хотя корпуса и дивизии сохранили свою нумерацию.

Казаки преследуют наполеоновскую армию после сражения под Красным

Казаки преследуют наполеоновскую армию после сражения под Красным

Однако участники этого сражения Раевский и Ермолов критически отнеслись к тому, что фельдмаршал Кутузов представил государю бои под Красным как генеральное сражение. Они утверждали, что под Красным «сражения корпусов были отдельные, не всеми их силами в совокупности, не в одно время, не по общему соображению». Еще строже высказался Денис Давыдов: «Сражение под Красным, носящее у некоторых военных писателей пышное наименование трехдневного боя, может быть по всей справедливости названо лишь трехдневным поиском на голодных, полунагих французов; подобными трофеями могли гордиться ничтожные отряды, вроде моего, но не главная армия».

Генерального сражения под Красным конечно же не было, поскольку главные силы ни Наполеона, ни Кутузова там не сражались. Сам Наполеон участвовал только в событиях первых двух дней, переправляя свои корпуса из Красного к Лядам. Если не считать атаки Ф. Роге, все бои под Красным шли как бы по одному сценарию: русские регулярные войска Милорадовича М.А., Тормасова А.П., Голицына Д.В., казаки Платова М.И., партизаны Давыдова Д.В. и Сеславина А.Н. атаковали на марше порознь три корпуса «Великой армии» (Богарне, Даву и Нея), по мере того как они проходили от Смоленска на Красный. Каждый из трех корпусов был на какое-то время отрезан, а корпус Нея даже совершенно окружен, но принудить к сдаче хотя бы один из них не удалось

Смоленск и Красный подорвали веру «Великой армии» в непогрешимость своего полководца, его гений. Неудачи, постигшие Наполеона в Смоленске, поспешное оставле­ние города вселили недоверие к императору. Весь труд­ный путь от Малоярославца французских солдат только тем и подбадривали, что обещали с приходом в Смоленск отдых и хорошее питание.

Но на деле для них наступили наиболее тяжелые дни. После сражения под Красным по­ложение французской армии еще более ухудшилось. В этом сражении Наполеон сам руководил войсками, и ви­ну за неудачу уже нельзя было переложить ни на Мюрата, ни на Даву, ни на Богарне.

Теперь даже для ярых приверженцев Наполеона стали очевидны его крупные просчеты в войне с Россией. Вначале он обещал уничтожить всю русскую армию в пер­вом же генеральном сражении и широко открыть ворота России для победоносного марша завоевателей в Петер­бург и Москву. Позже окончание войны связывалось с ов­ладением Москвой и заключением в столице почетного мира. Наконец, отступление к Смоленску объяснялось как необходимый маневр — отход к крупной базе, откуда армия начнет новое наступление и доведет войну до победного конца. Все эти планы рухнули.