После сражения под Малоярославцем французы были остановлены и вынуждены от­ступать по ими же разоренной Смоленской дороге. Отступление французской ар­мии было похоже на беспорядочное бегство. Его ускоряло развер­нувшееся партизанское движение и наступательные действия русских войск. Грабежи и мародерство француз­ских солдат вызывали сопротивление местных жителей. Но не это было главным — русский народ не мог мириться с присутствием за­хватчиков на родной земле.

Французская армия проходила по уже полностью разорённым вой­ной областям, где невозможно было найти ни пищи для солдат, ни фуража для лошадей. От бескормицы падали ло­шади — приходилось бросать артиллерию, спешивалась ка­валерия.

От знаменитой кавалерии Мюрата сохранились жалкие остат­ки. Вдоль дорог валялись брошенные пушки, зарядные ящики, обозы, приходилось оставлять даже раненых. В рядах ещё недавно мощ­ной и дисциплинированной армии начались голод и беспорядки. В по­исках пропитания разрозненные группы мародёров уходили далеко от дороги, где чаще всего станови­лись жертвами партизан.

Русские войска преследовали неприятеля. Кутузов так распределил и направил свои силы, что с востока тылы Наполеона атаковал сильный авангард под командованием генера­ла Милорадовича; севернее Смолен­ской дороги не давали покоя французам казачьи войска атамана Плато­ва; с запада Великой армии наноси­ли удары летучие партизанские от­ряды, а южнее Смоленской дороги двигались главные силы русской ар­мии.

Кутузов управлял действиями армий Чичагова и Витгенштейна, перешедшими в наступление. При этом русский командующий, про­должая бить противника, стремился сохранить своих солдат и не допус­тить ненужных потерь.

Он понимал, что главная цель почти достигнута и наибольший урон французы несут от голода, холода и истощения. «Го­лубчик, будь осторожен, избегай слу­чаев, где ты можешь понести потерю в людях», — обращался Кутузов к ге­нералу Ермолову, действовавшему в авангарде. Тем не менее, Наполеон, преследуемый русскими, не имел ни дня отдыха, французские отряды то и дело участвовали в мелких стычках и настоящих сражениях.

У Вязьмы авангард Милорадовича и казаки Платова разгромили шедший в арьергарде наполеонов­ской армии корпус маршала Даву. Этот некогда один из сильнейших во французских войсках корпус пре­вратился в разрозненную толпу и был сменён в арьергарде находив­шимся в несколько лучшем состоя­нии корпусом маршала Нея.

Наполеон вступил в Смоленск, где он когда-то планировал устро­ить зимние квартиры. Оказалось, что в разорённом городе не хватает провианта даже для император­ской гвардии. Великая армия была вынуждена продолжить отступле­ние, похожее теперь больше на бег­ство. Из 100 тыс. солдат, которые вышли с Наполеоном из Москвы, осталось немногим более 40 тыс. человек.

На заключительном этапе войны Кутузов М.И. избрал тактику па­раллельного преследования. Он берег каждого русского солдата и пони­мал, что силы противника тают с каждым днем. Окончательный разгром Наполеона планировался у г. Борисова. С этой целью подтягивались войска с юга и северо-запада. Серьезный урон был нанесен французам под г. Красным в начале ноября, когда из 50 тыс. человек отступающей армии более половины было взято в плен или пало в бою.

У города Красный, западнее Смоленска, войска Милорадовича и Платова при поддержке партизан отрезали путь к отступлению корпу­сам маршалов Даву и Нея. Жалкие ос­татки корпуса Даву в беспорядке бе­жали, причём русским достались все орудия, личный экипаж Даву, его секретная переписка и даже мар­шальский жезл.

Был полностью бло­кирован арьергардный корпус Нея: 6 тыс. изнурённых солдат и офице­ров сразу, без боя, сдались в плен русским, а сам Ней вынужден был по лесам пробираться к главным силам Наполеона, стремительно отступав­шим на запад. За три дня неприятель потерял здесь около 26 тыс. пленными и лишился почти всей своей артиллерии и кавалерии. Атакуе­мый со всех сторон русскими частями, неприя­тель бился не на жизнь, а на смерть. Но его яростные контратаки отражались русской ар­тиллерией и штыковыми ударами пехоты.

Русские войска, не вступая в сражение с Наполеоном, уничтожали его армию по частям. С наступлением холодов по­ложение французской армии стало критическим. Французы серьёзно страдали от морозов рус­ской зимы, к которой оказались полностью не готовы, так как Наполеон рассчитывал закончить кампанию до холодов. Только гвардия и присоединившиеся к ней два корпуса сохраняли боеспособность.

Переправа через реку Березину

Переправа через реку Березину

Партизаны истребляли живую силу неприя­теля, защищали население от грабежа, освобож­дали пленных. «Дубина народной войны, — по выражению Толстого Л.Н., — поднялась со всею своею грозною и величественною силой… поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

После Смоленска и Красного бегст­во французов стало совершенно беспорядочным. «Неприятель бро­сает на дороге все свои тяжести, больных, раненых, и никакое перо историка не в состоянии изобра­зить картины ужаса, которые остав­ляет он на большой дороге. По­истине сказать, что нет и десяти шагов, где бы не лежал умирающий, мертвый или лошадь», — доносил Кутузову атаман Платов.

У русской армии была возмож­ность полностью уничтожить ос­татки французских войск и пленить Наполеона. Это могло случиться у реки Березины в Белоруссии, куда двигался, отступая, Наполеон. Кутузов рассчитывал, что армия адмира­ла Чичагова подойдёт с юга и захва­тит переправу через Березину у города Борисова. В это время по французам с севера ударит корпус Витгенштейна, а с востока — пе­редовые части главной русской армии во главе с генералом Ермо­ловым и атаманом Платовым.

По­началу всё развивалось по плану Ку­тузова. Совместными действиями корпус Витгенштейна и казаки Пла­това при поддержке партизанского отряда Сеславина взяли в плен не­приятельскую дивизию. Однако ад­мирал Чичагов был обманут манёв­рами Наполеона, которого спасли его мужество и полководческое искусство. Значительной части фран­цузов удалось переправиться и из­бежать окружения.

14-16 ноября Наполеон со своей гвардией переправился через реку по наскоро сооружённым мос­там. Но тут подоспели русские войска и начали обстреливать пере­правлявшихся французов. Тогда На­полеон приказал поджечь мосты. В страшной давке, под обстрелом рус­ской артиллерии погибло огромное количество солдат Великой армии, по разным данным 10-20 тыс. сол­дат попали в плен. Сражение при переправе довершило разгром фран­цузской армии.

Через Березину переправилось около 10 тыс. голодных, больных и обмороженных людей. Великая ар­мия перестала существовать… За Березиной, в местечке Сморгонь, Наполеон покинул остатки ар­мии и тайно уехал в Париж.

В се­редине декабря жалкие остатки французской армии перешли обратно через Не­ман, откуда на­чалось их нашествие. Преследовавшая Наполеона русская армия тоже понес­ла большие потери — не только в боях, но и от холода, плохого питания, болезней, изнурительных маршей. К бере­гам Немана вышла лишь половина той армии, что стояла у Тарутина.

По русским армиям был зачитан приказ главно­командующего: «Храбрые и побе­доносные войска! Наконец вы на границах империи, каждый из вас есть спаситель Отечества. Россия приветствует вас сим именем». Приказ Кутузова М.И. по армии от 21 декабря и Манифест царя от 25 декабря 1812 г. ознаменовали завершение Отечественной войны.

Тяжелейшая и кровопролитная Отечественная война 1812 года закончилась пол­ной победой России, рус­ского народа. Конец Отечественной войны не означал мира. По приказу Александра I рус­ские войска пересекли гра­ницы России и повели борь­бу с Наполеоном Бонапартом уже на территории Европы.