С началом военных действий 1-я Западная армия под командованием генерала Барклая-де-Толли М.Б., в соответствие с ранее составленным планом, начала отходить к Дрисскому лагерю и прибыла туда 26 июня. Однако держать оборону в лагере, прижатом к реке, было опасно, так как это могло привести к окружению армии и к её гибели. Кроме этого, в тот момент Барклай не имел связи со 2-й Западной армией Багратиона П.И. и не знал о её расположении.

Барклай-де-Толли выделил 20-тысячный корпус под командованием Витгенштейна П.Х. для защиты петербургского направления, а сам с основными силами двинулся к Витебску. Однако под Витебском двум русским армиям не суждено было соединиться. После сражения под Салтановкой Багратион со своей армией не решился пробиваться на Могилёв, а переправился через Днепр и двинулся на Смоленск.

Но Барклай-де-Толли об этом не знал и, добравшись до Витебска, стал поджидать Багратиона. Через два дня к Витебску подошли авангардные французские части под командованием маршала Й. Мюрата и генерала Е. Богарне. У деревни Островно,  расположенной в 20 км от Витебска, им преградил путь 4-й корпус генерала Остермана-Толстого А.И. с несколькими полками кавалерии.

Французский авангард 4-й пехотный корпус генерала Остермана встретил в 7 верстах от Витебска, это были войска генерала Нансути. После нескольких часов безуспешных атак против русских во главе корпуса Нансути встал Мюрат, а с прибытием в подкрепление дивизии генерала Дельзона французы получили двойной перевес в силах.

Сражение продолжалось три дня – с 25 по 27 июля. С русской стороны бои вели, сменяя друг друга, генералы Остерман-Толстой, Коновницын и граф Пален У графа Остермана по разным источникам было от 6 до 9 тыс. солдат.

Бой при Островно

Сражение при Островно

Французы имели численное превосходство в войсках и артиллерии. После нескольких часов непрерывных яростных кавалерийских атак они так и не смогли преодолеть наше сопротивление, но нанесли русской пехоте ощутимые потери. На вопрос офицеров: «Что делать?» «Ничего, — ответил Остерман, — стоять и умирать!» Эти слова русского генерала стали крылатыми и вошли в историю.

Об этих событиях барон Левенштерн В.И. писал: «Главнокомандующий послал поутру меня и Сеславина к графу Остерману узнать, в каком он находится положении… Остерман поручил нам руководить действиями на его флангах, решив сам командовать центром». Из дальнейшего рассказа следует, что Сеславин весьма успешно командовал на левом фланге, удерживая позицию до приказа отступать, и даже с гвардейской кавалерией отбил орудия, потерянные было в начале боя.

На следующий день части Остермана-Толстого сменила 3-я пехотная дивизия Коновницына П.П., к Мюрату подошёл корпус Е. Богарне. Бой происходил на узкой лесной дороге. Коновницыну удалось удачно атаковать левый фланг французов. В середине дня на подкрепление к Коновницыну командующий направил гренадёрскую дивизию под командованием генерала Тучкова Н.А., который принял командование.

Во второй половине дня у французской стороны командовать сражением стал сам император. Наполеон добился отступления русской пехоты. Наши войска оказались в замешательстве и были опрокинуты. Вечером неприятелю удалось подойти к Витебску, выйдя с лесной дороги.

На следующий день началось сражение под Витебском. Армия Барклая-де-Толли заняла позиции за рекой Лучесой, упираясь правым флангом в Двину, к левому флангу примыкал лес. Барклай готовился к сражению. Но утром получил известие, что армия Багратиона двигается к Смоленску. Таким образом, Барклаю не приходилось ждать подкрепления, а его собственные силы были в два раза меньше, чем у Наполеона.

В сражение вступил 8-тысячный арьергард  графа Палена, а через несколько часов основная часть 1-й армии Барклая-де-Толли скрытно, оставив для дезориентации неприятеля горящие костры, форсированным маршем двинулась в Смоленск. Русский арьергард сражался до 3-х часов дня, затем отступил за Лучесу. Наполеон готовился к генеральному сражению на следующий день, и был сильно раздосадован, когда утром понял, что сражаться не с кем.

Обе русские армии соединились в Смоленске, а план императора Наполеона I рассечь их и уничтожить поодиночке потерпел неудачу. Однако в 3-х дневном сражении под Островно  было убито, ранено и пропало без вести около 4-х тысяч русских воинов (3764 только «нижних чинов»), но враг был задержан на двое суток. Потери французов едва ли были меньшими, хотя 10-й бюллетень «Великой армии» исчислял их всего в 1100 человек.