К утру 12 (24) октября 1812 г. вид беззащитного Малоярославца совершенно изме­нился. Незадолго до рассвета сюда прибыл из Аристова, за­державшийся, вследствие спуска воды у Малоярославецкой мельницы, при переправе у села Спас-Загорья через реку Протву, генерал Дохтуров Д.С. Он поспешил расположить свои войска между городом и деревней Немцово, по обе сто­роны Калужской дороги. Гвардейскую кавалерию и части Дорохо­ва И.С. он поставил на правой стороне города ближе к реке, с тем, чтобы охранять переправу у с. Спас-Загорья и вос­препятствовать переходу неприятеля через р. Лужу ниже Ма­лоярославца.

Конная артиллерия была расположена левее города, чтобы препятствовать наведению мостов и задерживать под­крепления, шедшие в город со стороны Буниной горы. В Малоярославце на улице Московской, около здания городской школы № 4 установлен памятный знак. На этом месте во время сражения 12(24) октября 1812 г. располагались огневые позиции русской артиллерии, точными выстрелами наносившей значительный урон французским войскам.

Несколько ранее прибыли с ротой конной артиллерии казаки, поспешно шедшие из Тарутина, под командой своего атамана — известного героя Платова М.И., который расположился к западу от Малоярославца за деревней Терентьево.

Памятный знак в Малоярославце, где располагались огневые позиции русской артиллерии

Памятный знак в Малоярославце, где располагались огневые позиции русской артиллерии

Едва бледная желтая полоска осенней зари показалась на горизонте, как Дорохов выстроил свои войска в боевой порядок, приказав 33-му егерскому полку осмотреть позиции неприятеля, вошедшего в город накануне вечером, и, если возможно, вытеснить его из города.

В утреннем тумане произошла первая жаркая схват­ка, положившая начало сражению 12 октября, которое продолжалось без перерывов до поздней ночи. Под дружным натиском егерей 33-го егерского полка противник скоро очистил город и отступил к Спасской горе и к реке. Но, получив тут же подкрепление, французы густыми рядами устремились в гору, мимо монастыря, по Боровс­кой улице, к городской площади.

Общий вид поля битвы, снятый с колокольни Казанского собора, фото 1912 г.

Общий вид поля битвы, снятый с колокольни Казанского собора, фото 1912 г.

Генерал Дохтуров, видя вторжение неприятеля в центр города, в помощь 33-му полку послал 6-й и 19-й егерские, в пере­дней колонне которых шли полковник Вуич Н.В., которому было поручено командование, и священник 19-го полка отец Василий Васильковский со святым крестом в руках воодушевлял идущих в атаку егерей. Егеря столкнулись с врагом, — штыки прокладывали путь. В городе загорелся сильный ружейный огонь.

Хочется отметить, что бесстрашный полковой священник Васильковский в Малоярославецком сражении шел впереди полка со святым крестом и примером своего мужества поощрял русских воинов к поражению неприятеля уже второй раз. Первый раз подобным образом он отличился 15 июля 1812 г. в бою при г. Витебске, где получил контузию и ранение в ногу. Тогда в крест попала вражеская пуля и повредила мизинец священнику. В Малоярославецком сражении Васильковский был ранен в голову, позже государь наградил его орденом святого Георгия 4-й степени.

Фрагмент картины худ. Аверьянова А.Ю. "Сражение за Малоярославец 12/24 октября 1812 года", 1998 г.

Фрагмент картины худ. Аверьянова А.Ю. «Сражение за Малоярославец 12/24 октября 1812 года», 1998 г.

Храбрый полковник Никитин А.П. находился со своими орудиями в середине города и много вредил неприятелю. Все войска, вступившие в город, отданы были в распоря­жение генерала Ермолова А.П., — на него была возложена за­щита Малоярославца. Приказания его, быстро передавав­шиеся во все пункты поля сражения через его адъ­ютантов: поручика гвардии Фон-Визина и артиллерии поручика Поздеева, исполнялись с необыкновенной точ­ностью. Полки, воодушевленные решимостью и храбростью начальника, сражались неустрашимо.

Фрагмент картины худ. Аверьянова А.Ю. "Сражение за Малоярославец 12/24 октября 1812 года", 1998 г.

Фрагмент картины худ. Аверьянова А.Ю. «Сражение за Малоярославец 12/24 октября 1812 года», 1998 г.

Городская площадь и Боровская улица напоминали жи­вой исполинский муравейник. На каждом шагу блестела щетина штыков. Егеря напирали все сильнее и сильнее и отбрасывали неприятеля к монастырской горе. Атаки врага делались все упорнее. Около 9 часов утра к Малоярославцу прибыл Евгений Богарне, вице-король итальянский, дивизионный генерал Великой ар­мии, командир 4-го корпуса. Осмотрев поле битвы, он приказал трем своим ди­визиям — Брусье, Пино и гвардейской — поспешить к месту боя.

Сражение не прерывалось ни на одну минуту. Русские снова выбили неприятеля из центра города к монастырю. Здесь, на монастырской площадке, завязался ожесточенный штыковой бой. Обе стороны шли, как две столкнувшиеся волны. Колонны гнулись, но долго не мог­ли сломить друг друга, оспаривая небольшую площадку у ворот монастыря. Наконец, противник ослабел и под друж­ным натиском наших егерей стал отступать по монастыр­ской горе к городищу и к реке.

Дивизионный генерал А.Ж. Дельзон в бою за Малоярославец 12 (24) октября 1812 г., худ. Аверьянов А.Ю., 1999 г.

Дивизионный генерал А.Ж. Дельзон в бою за Малоярославец 12 (24) октября 1812 г., худ. Аверьянов А.Ю., 1999 г.

Генерал А.Ж. Дельзон кинулся вперед, чтобы ободрить сво­их гренадеров, и в то самое время, когда упорно защищал­ся в ущелье между городищем и монастырем, был смер­тельно ранен пулею в голову; вместе с генералом погиб и его родной брат, бросившийся к нему на помощь. Имя Алексис-Жозеф Дельзон высечено на Триумфальной арке в Париже, а скромный обелиск из темного гранита был привезен потомками генерала из Франции в 1992 г. и установлен на монастырской площади в Малоярославце.

Обелиск на монастырской площади французскому генералу Дельзону, погибшему в сражении

Обелиск на монастырской площади французскому генералу Дельзону, погибшему в сражении

Потеря командира еще более расстроила французов. Не удержавшись на горе, они столпились около монастыр­ских ворот, кидаясь на монастырскую ограду. Туда же ворвались и наши егеря, штыками сбрасывая врагов в ров. В этой ужасной свалке сотни выстрелов запечатле­лись на монастырских воротах, вокруг лика Христа Спа­сителя.

Монастырские ворота со следами от оружейных и картечных пуль, фото 1912 г.

Монастырские ворота со следами от оружейных и картечных пуль, фото 1912 г.

Принявший за смертью Дельзона командование, гене­рал Гильемино снова оттеснил наши войска на площадь и занял со стрелками Спасскую церковь и два дома, господ­ствовавшие над оврагом, по которому пролегала большая дорога к мостам. Стрелки получили приказание оставать­ся здесь даже в том случае, если бы дивизии было прика­зано отступать.

В 11 часу дня перешла мост дивизия Ж.Б. Брусье, которая вслед за тем, миновав Спасскую слободу, стала развер­тываться в огородах, на расстоянии около 500 шагов от нашей позиции; но русские батареи, поставленные за Спас­скими садами, сильной картечью заставили дивизию тот­час же оставить Спасские вершины и скрываться в Мало­ярославце.

Между тем Либавский и Софийский пехотные полки, по приказанию Ермолова, двинулись вперед на под­крепление егерей и штыками стали выбивать врага из го­рода, но понесли громадный урон, особенно Софийский полк. Наша батарея гвардейской конной артиллерии — на левом фланге поражала проходившие по мосту через Лужу французские войска.

Несколько раз русские опрокидывали врага к реке, и несколько раз он тоже врывался в город. Как только наши войска вытесняли неприятеля к городищу, французские стрелки, оставленные Гильемино в строени­ях у входа в Малоярославец, открывали убийственный огонь в тыл, чем приводили наших в расстройство и помо­гали своим колоннам оттеснять русские полки до большой площади. Наконец, французы, понеся значительный урон, уступили нам значительную часть города.

Лишь только отошел от города обессиленный Брусье со своей дивизией, как вице-король послал свежие силы. В это время (после полудня) к Малоярославцу прибыл сам Наполеон и стал обозревать с Буниной горы поле сра­жения. Высланная дивизия Д. Пино, не бывшая еще в огне с са­мого начала похода и воодушевленная присутствием самого императора, старалась показать себя. Предводимая офицерами генерального штаба, принадлежавшими к луч­шим итальянским фамилиям, она ринулась в бой с отча­янной храбростью.

С криком: «Да здравствует император!» итальянцы бегом взобрались на Спасскую слободу и за­няли высоту, но от картечного огня русских батарей по­несли страшные потери. Здесь генералы Левье и брат ге­нерала Пино были убиты, а сам Пино — ранен. Дивизия Пино была отбита, в передовую неприятельскую линию вступили гвардейские егеря и гренадеры, но, встреченные русской картечью, понесли большие потери.

Спасская гора покрылась целыми слоями убитых, сло­бода была сожжена, часть нашей артиллерии должна была отодвинуться назад. Введенные в Малоярославец, по распоряжению Ермо­лова, Вильманстрандский и 11-й егерский полки долго по­могали нашим держаться в городе, горевшем с самого утра.

Между тем с возвышений нашей позиции можно было заметить сильные колонны, подходившие к р. Луже — это была гвардия и корпус маршала Л. Даву, которому Наполе­он приказал идти для подкрепления вице-короля.

Положение Дохтурова и Ермолова становилось все тя­желее; резервы у них истощались. Ермолов, с позволения Дохтурова, послал донесение Кутузову о тяжелом поло­жении дел и о необходимости ускорить движении армии к Малоярославцу. Донесение это нашло Кутузова М.И. близ с. Спас-Загорья, отстоящего от Малоярославца в 9 вер­стах к северо-востоку, где он, перейдя р. Протву, с войсками сделал привал и дал им отдых.

Главнокомандующий отдал приказ: Раевскому со своим кор­пусом спешить и подкрепить силы Дохтурова, а Коновницыну П.П. разузнать подробно о ходе сражения. Раевский Н.Н. подоспел со своим корпусом на правый фланг нашей позиции к 3 часам пополудни и снова повернул дело в нашу пользу — неприятель опять был вытеснен из Мало­ярославца. При этом итальянская гвардия потерпела страшный урон. Среди раненых оказалось 2 генерала.

Между тем Наполеон, обозревши поле сражения, ре­шил до прихода наших главных сил разбить русских и от­дал приказание, навести понтонный мост выше города в версте от моста, сожженного Быковским, а итальянскому корпусу вице-короля Евгения немедленно завладеть го­родом, маршалу же Даву подкрепить вице-короля.

Две дивизии корпуса Даву получили приказание пе­реправиться на правую сторону Лужи по этому мосту. Тогда же корпус вице-короля с отменной храбростью ринулся в бой. Невзирая на огонь наших батарей, стреляв­ших по вновь устроенным мостам, неприятель ворвался в Малоярославец с двух сторон, занял городскую пло­щадь и густыми колоннами, среди разливавшегося по улицам пламени, высыпал из города к Калужской до­роге.

Вражеская артиллерия прошла через пылаю­щие улицы Малоярославца по грудам тел убитых и раненных. Войска Даву расположились на флангах 4 корпуса: 5-я дивизия Компана стала на левом, а 3-я дивизия Жерара — на правом.

Раевский расположил 12-ю дивизию вправо от города, а 26-ю налево на под­крепление левого крыла войск 6-го корпуса и часть 12-й ввел в город. Дохтуров и Раевский отошли на пушечный выст­рел от города и выставили сильные батареи.

Неприятель, высыпав из города густыми колоннами, неоднократно пытался атаковать нашу позицию, но каж­дый раз колонны его, встреченные картечью и перекрест­ным огнем, вынуждены были отступать и подвергались преследованию наших войск, которые вслед за тем вновь врыва­лись в город.

Неприятель стремился, во что бы то ни стало, занять Калужскую дорогу, и отрезать её от русской армии. Но ко­мандовавший нашими конными гвардейскими батареями полковник Козен П.А. подскакал с 4-мя орудиями, заряженными картечью, к Калужской заставе, где с трудом поставил ору­дия, по причине лежавших кучами трупов и раненых, и гро­мил неприятеля, не допуская его выйти в поле.

Уже день склонялся к вечеру, было часов 4-5, как из села Спас-Загорья блеснули вдали штыки главной русской ар­мии. Прибыв в Малоярославец, Кутузов расположил свои силы полукругом между городом и селениями: Марьи­ным, Немцовым, Терентьевым.

Между тем на улицах все кипел отчаянный кровавый бой. То противник теснил наших, то русские вытесняли его из города, но, встречаемые огнем французских батарей, расположенных у подножия Буниной горы, отступали сно­ва в город.

Совет в Городне перед отступлением французов от Малоярославца, худ. Аверьянов А.Ю., 2000 г.

Совет в Городне перед отступлением французов от Малоярославца, худ. Аверьянов А.Ю., 2000 г.

Одна французская батарея действовала под личным распоряжением Наполеона, что случалось обыкновенно крайне редко. Кутузов тоже отправился к действующим войскам и находился в огне, наблюдая за движением не­приятеля. Долго следил он за ходом сражения и, нако­нец, приказал генерал-лейтенанту Бороздину 1-му с 8-м корпусом сменить утомленные боем полки 6-го корпуса.

В то же время началось сооружение несколь­ких редутов в расстоянии пушечного выстрела от горо­да. Французы сражались с величайшим упорством, что заставило нашего фельдмаршала поддержать сильно тес­нимый корпус Бороздина гренадерскими полками 3-й ди­визии Шаховского.

С наступлением ночной темноты войска обеих сторон прекратили отчаянную борьбу и остались на занятых по­зициях, французы — в Малоярославце, а русские — в рас­стоянии менее версты к югу от города.

В конце сражения прибыли войска Милорадовича М.А., пройдя в один день 50 верст. Хотя канонада и ружейная перестрелка продолжались почти за полночь, но ясно было, что держаться далее в Малоярославце совершенно бесполезно. Победы собственно не было ни на той, ни на другой стороне; но цель наших действий — заградить путь французам — была уже достигнута.

К ночи 12 октября, у Малоярославца, вместе с прибыв­шим поздно вечером Милорадовичем, сосредоточилась вся русская армия в количестве 97 тысяч человек при 622 ору­диях и 20 тысяч казаков.

Поздно ночью осторожный фельдмаршал Кутузов передвинул свою армию за деревню Немцово, в 2-х верстах от города, так как овраг между городом и Немцовым, в случае возможного генерального сражения, служил бы большой по­мехой для русских.

День 13 октября Кутузов провел в без­действии, ожидая, что предпримет неприятель. Он был готов принять сражение, если начнет Наполеон. Но по уходу русских Наполеон занял часть догоравшего горо­да, и ожидал, со своей стороны, что предпримет Кутузов. В ночь на 13 октября Наполеон, сопровождаемый лишь тремя кавалерийскими взводами, поехал к Малоярослав­цу и встретился с казаками Платова. Последние, не зная — кто был около них, ограничились только захватом 11 пушек и нескольких бочонков с золотом. Наполеон счас­тливо избежал плена.

14 октября, опасаясь обходного движения неприяте­ля на Калугу, русские войска отступили к селу Детчину, находящемуся почти на середине пути между Калугой и Малоярославцем. У Малоярославца остались Милорадович и Платов, которым было приказано находиться как можно ближе к неприятелю. В тот же день Наполеон при­казал своей армии отступать на прежний Смоленский путь. Это движение повлекло за собой гибель всей его армии.

После сражения при Малоярославце произошел решительный переворот в стратегическом положении обеих сторон. Вместо наступ­ления, неприятель обратился в бегство, а наши силы, вме­сто обороны, перешли в наступление, и Малоярославец сделался для врагов «пределом нападения, началом бег­ства и гибели».

Использованы материалы книги Н. Кременский «Знаменитейший день 1812 г. Бой при Малоярославце», М., 1912 г.