Будущие декабристы знали почти наизусть книги Ж.Ж. Руссо, Ф. Вольтера, П. Гольбаха, К. Гельвеция, Д. Дидро, Ш. Монтескье. Читали они и произ­ведения итальянских просветите­лей Ч. Беккариа и Г. Филанджери, изучали работы английских эко­номистов А. Смита, И. Бентама и других, а также конституции запад­ноевропейских стран и Северо-Американских Соединённых Шта­тов.

«Вольнодумцы» верили, что пе­ремены в России возможны; и гото­вы были бороться за них.  «И мыслящие восстали на умственный подвиг, как преж­де толпы восставали на рукопашный бой», — писал Лунин М.С., объясняя на следствии причины своего вступления в тайное общество.

10 августа 1805 г. кавалергарды в составе гвардии выступили из Петербурга в заграничный поход. В кавалер­гардском полку в то время служил и 18-летний юнкер Михаил Лунин, будущий декабрист. Гвардия шла на помощь Кутузову. Все верили в близкую победу над Наполеоном.

После очень трудного похода, длившегося три месяца, полк прибыл к вечеру 1 декабря к Аустерлицу. На рас­свете 2 декабря на биваке услышали пушечный гул, и едва эшелон выступил, как получено было приказание поспешить на рысях на выручку гвардейской пехоте. С ходу полк пошел в атаку на помощь семёновцам, ок­руженным французской кавалерией, отбивавшей у них полковые знамена. Это была знаменитая атака кава­лергардов против конных гренадеров и егерей наполео­новской гвардии, описанная Толстым Л.Н. в «Войне и мире». В ней и получили боевое крещение Лунин М.С. и Орлов М.Ф.

Лунин М.С.

Лунин М.С.

Кавалергарды, прикрывавшие отступление союзной, ар­мии, понесли большие потери. Во время этой атаки был смертельно ранен младший брат Лунина — Никита, скончавшийся здесь же, на поле боя.

Кавалергардский полк участвовал и в кампании 1807 г. Во время сражения под Гейльсбергом полк был «потребован… (главнокомандующим) Беннигсеном за правый фланг к атаке неприятеля». Вместе с Ингерманландским драгунским полком кавалергарды заня­ли высоту против неприятеля и, несмотря на все попыт­ки противника сбить их с позиции, «никак в том не успе­ли». В составе полка сражался корнет Лунин М.С. За отличие под Гейльсбергом он был награжден орденом святой Анны 4-й степени.

Осенью 1807 г. в Петербурге Михаил Сергеевич Лунин вошёл в кружок офицеров — патрио­тов, организованный Орловым М.Ф. в кавалер­гардском полку, в состав его также вошли будущие члены тайного об­щества: Волконский С.Г., Лопухин П.П. и др.

Штаб-ротмистр Лунин М.С. в составе ка­валергардского полка в начале Отечественной войны 1812 г. сражался под Островной. Он очень тяжело переживал отступление русской армии. Муравьев Н.Н. вспоминал, что у Лунина даже созрел план совершить покушение на Наполеона. «Он, — сообщает Муравьев, — постоянно что-то писал и однажды прочёл мне заготовленное им к главнокомандующему письмо, в котором, изъявляя желание принести себя в жертву отечеству, просил, чтобы его послали парламенте­ром к Наполеону с тем, чтобы, подавая бумаги императору французов, всадить ему в бок кинжал. Он даже показывал мне кривой кинжал, который у него на этот предмет хранился под изголовьем. Лунин точно бы сделал это, если бы его послали».

Штаб-ротмистр Лунин М.С., кавалергард, в немного часы, когда его полк находился в резерве, сражался в Смоленске как рядовой стрелок. Муравьев Н.Н. вспоминал о неожиданной встрече с ним в Смоленске. Лунин возвращался «из дела». «Он был одет в своем белом кавалергардском колете и в каске, в руках держал он штуцер; слуга же нес за ним ружье. Поздоровавшись, я спросил, где он был? «В сражении», — коротко отвечал он «Что там делал?» — «Стрелял и двух убил». Он, в самом деле, был в стрелках и стрелял, как рядовой».

Во время Бородинского сражения ужесточенные бои шли в центре русских позиций у Курганной батареи. Ценой огромных потерь с обеих сторон к 4 часам дня французы во второй раз овладели батареей. Войска 24-й пехотной дивизии пытались отбить ее, но были атакованы неприятельской кавалерией и смяты. В этот тяжелый для русской пехоты момент подоспевшие из резерва кавалергардский и конногвардейский полки кинулись в атаку, отбили уланов Латур-Мобура, отогнав их от русской пехоты. Кавалергарды ходили в атаку несколько раз.

В составе кавалергардского полка сражался и штаб-ротмистр Лунин М.С. Под ним была убита лошадь, но он остался невредим. «За оказанное отличие… в действительном сражении при селении Бородино» Лунин был «пожалован золотою шпагою с надписью «За храбрость». В приказе, подписанном фельдмаршалом Кутузовым, указывалось, что Лунин «во время атак на неприятельские колонны поступал храбро, поощрял нижних чинов и тем способствовал опрокидывать оные».

Во время Заграничного похода русской армии кавалергардский полк прибыл к Кульму еще 29 авгу­ста. Но главные его действия против французов развер­нулись 30 августа. Ротмистр Лунин М.С., «командуя… эскадроном и дей­ствуя с отличною храбростью, способствовал к победе». За отличие в этом сражении он был награжден орденом святого Владимира 4-й степени с бантом.

Боевой подвиг русских войск под Кульмом стал ши­роко известен в России. Впоследствии Пушкин А.С. писал:

Сыны Бородина, о кульмские герои,
Я видел, как на брань летели ваши строи,
Душой торжественной за братьями летел…

В равной степени это относится и к будущим декаб­ристам — героическим участникам этого боя.

Союзная армия двигалась с боями на Париж. У Фер-Шампенуаза путь к столице Франции преградили два французских корпуса — маршалов Мормона и Мортье. 22-24 марта произошло сражение, в котором особенно отличилась кавалерия. Вслед за кавалерией в атаку пошла пехота. Побе­да была полная. Путь на Париж был открыт. В этой атаке участвовал ротмистр кавалергардского полка Лунин М.С., награжденный орденом святой Анны 2-й сте­пени.