30 августа 1812 г. начальник Петербургского ополчения до­нес царю, что «15 дружин С.-Петербургского ополчения, будучи совсем готовы, могут выступить в поход будущего сентября 2 числа». На следующий день по дружинам ополчения были разосланы знамена и устроен парад. Во время осмотра было замечено, что среди ратников имелись «малорослые и мало­летние», и было приказано их заменить.

В 13-й дружине мальчик 14 лет Мальгин был исключен из ополчения. Узнав о своем исключении «за малолетство», он явился к начальнику дружи­ны, «повалился в ноги к майору Щ. и слезно просил оставить его в службе…». Просьба юного ратника была удовлетворена.

Петербургское ополчение выступило на фронт в распоряже­ние генерала Витгенштейна двумя отрядами последовательно один за другим 3 и 5 сентября 1812 г. Первый отряд численностью в 5575 человек выступил под командованием Бибикова А.И. и должен был 25 сентября прибыть в Себеж. В Царском Селе к нему были присоединены по два эскадрона Гродненского и Польского уланского полков.

Поход начался в тяжелых условиях, погода была дождливой, воины шли по колено в грязи. Несмотря на это, настроение ратников было боевое, над колоннами разно­сились солдатские песни.

28 сентября в отряд явился командующий корпусом генерал Витгенштейн и устроил смотр, повзводно пропустив перед собой всё ополчение. Этот смотр «доставил ему немалое удовольствие», пишет В. Штейнгель. Ратники своим воинственным настрое­нием, которого Витгенштейн не ожидал от вчерашних земле­дельцев, внушали уверенность в их боеспособности. Однако Витгенштейн, учитывая неопытность офицеров и воинов в воен­ном деле, разместил дружины по полкам регулярных частой в качестве их резервов.

Воины пеших дружин Петербургского ополчения

Воины пеших дружин Петербургского ополчения

2-й отряд Петербургского ополчения численностью в 7 тыс. человек выступил из Петербурга под командованием генерал-майора Бегичева. В Гатчине к отряду был присоединен 2-й мор­ской полк. Воины буквально рвались поскорее сразиться с вра­гом. В отдельные дни отряды совершали переходы до 40 верст.

4 октября отряд этот остановился на ночевку под проливным дождем. Люди устали и продрогли, а костры разводить не раз­решалось из-за близости противника. Пищей служили лишь черствые черные сухари, которые размачивались водой. Непре­рывный дождь превратил весь бивак в озеро. Ратники спали на сырой земле. Так прошла вся ночь. Воины второго отряда Петербургского ополчения были также распределены по пол­кам регулярных войск.

В боевых действиях в составе корпуса Витгенштейна при­нимало участие и Новгородское ополчение. 14 сентября из Нов­города в Себеж выступила бригада под командованием графа Головина численностью в 2435 человек. 22 сентября по тому же маршруту выступила 2-я бригада под командованием полков­ника Погребова, в составе которой было 2454 человека. Шесть дружин Новгородского ополчения назначались для усиления вновь формировавшегося корпуса генерал-майора Новака. Из 6500 человек корпуса Новака 4548 человек были ратни­ками Новгородского ополчения. Всего в помощь действующей армии выступили 9518 ратников Новгородского ополчения.

19 октября из Петербурга в корпус Новака были отправлены еще три дружины: 16-я, сформированная из горожан Петер­бурга, 17-я и 18-я дружины, состоявшие из стрелков Вологод­ской и Олонецкой губерний. Марши совершались в крайне неблагоприятных условиях. Как сообщал начальник ополче­ния Бибиков А.А., «во время следования дружин Петербургского и Новгородского ополчений весьма много воинов по болез­ням и усталых оставлены дружинами по разным местам».

Для сбора отставших был выделен полковник Бердников, которому было приказано собирать «не только тех воинов, коих он будет находить по прямому тракту его следования, но и тех, которые в окольных местах могут проживать, и о коих будут доходить до него сведения». Нужно было посетить все госпита­ли, установить там число больных ратников и обязать админи­страцию по их выздоровлении немедленно отправлять в соот­ветствующие дружины в Полоцк.

Для действий на Петербургском направлении Наполеон выделил 40-тысячный корпус маршала Удино, который был уверен, что быстро разгромит русских. Но 18 июля 1812 г. у фольварка Якубово авангард корпуса Витгенштейна под командованием генерала Кульнева атаковал корпус Удино. За­вязалось сражение, длившееся два дня. У местечка Клястицы главные силы корпуса Витгенштейна разбили неприятеля. Противник понес большой урон: 10 тыс. убитых и 3 тыс. плен­ных.

Неудачи корпуса Удино вынудили Наполеона выделить из главных сил на помощь ему Баварский корпус в 13 тыс. человек под командованием маршала Сен-Сира. Получив под­крепление, Удино возобновил наступательные действия против Витгенштейна. 30 июля у м. Коханова в 8-часовом сражении войска Удино были снова отброшены к Полоцку.

5 августа русские войска атаковали Полоцк, однако атаки были отбиты противником. В этом бою за Полоцк был ранен Удино. Вместо него стал командовать маршал Сен-Сир, силы которого после прихода новых подкреплений в три раза пре­восходили русских. В результате корпус Витгенштейна вынуж­ден был отступить на север за Дриссу. Однако и Сен-Сир, неуверенный в успехе наступления, под покровом ночи отошел к Полоцку. С этого времени и до начала контрнаступления рус­ской армии боевые действия под Полоцком ограничивались разведкой и мелкими стычками передовых частей.

Корпус Витгенштейна в течение трех месяцев своими актив­ными действиями отвлекал значительные силы противника. В конце сентября корпус был подкреплен ратниками Петер­бургского и Новгородского ополчений и частями генерал-лей­тенанта Штейнгеля.

В период контрнаступления русской армии перед войсками правого фланга по плану Кутузова М.И. ставилась задача раз­бить группу маршала Сен-Сира и выйти на соединение с армией адмирала Чичагова на главном направлении отступающих сил противника. Кутузов указывал Витгенштейну, что окончательный разгром неприятеля должен быть осуществлен силами всех армий в районе между Днепром и Березиною.

По приказу главнокомандующего войска Витгенштейна в начале октября перешли в наступление. Лесистая и болотистая мест­ность, река Полота разделяли колонны и затрудняли управление войсками. Действия отдельных колонн корпуса Витгенштейна не были согласованы, и это очень ослабляло натиск русских войск. Главные силы Витгенштейна были разделены на два отряда. Первым из них, составлявшим левую колонну, коман­довал генерал-лейтенант Берг. Второй отряд (правая колонна) находился под командованием генерал-лейтенанта Л. Яшвиля.

К вечеру 5 октября в с. Юревичи прибыли главные силы. Отряд подполковника Столыпина с участием 12-й дружины очи­стил от противника Невельскую дорогу. Наступило 6 октября 1812 г. — день сражения за освобож­дение Полоцка, совпавший по времени с Тарутинским сраже­нием. Ранним пасмурным утром раздались пушечные выстрелы и ружейный треск в лесу недалеко от Юревичей — это вступил в бой авангард генерал-лейтенанта Берга. После ожесточенных схваток левый берег р. Полоты был очищен от противника.

Однако французское командование упорствовало и бросало свои части в контратаку. 26-й егерский и Севский пехотный полки, а также 10-я дружина под командованием генерал-майо­ра Кульнева отбили три конных атаки. Солдаты и ратники ополчения выбивали противника из укреплений штыками.

Главные силы вышли на Витебскую дорогу и на плечах противника готовились войти в Полоцк. Но авангард вдруг был потеснен атакующим противником, а его начальник ранен в голову. На подкрепление наших заколебавшихся войск в центр боя были посланы Могилевский пехотный полк, 4-я и 6-я дружины, а Пермский и Калужский полки, 5-я и 11-я дру­жины — на поддержку левого фланга.

Только что занявшая позицию 6-я дружина оказалась под ударом атакующей неприятельской кавалерии. Натиск против­ника был остановлен подоспевшей 4-й дружиной и Могилевским полком. Ратники 6, 4 и 14-й дружин под командою генерал-майора Бегичева перешли на центральном направлении в контр­атаку и ударили в штыки. Пешие ратники атаковали неприя­тельскую конницу.

Витгенштейн впоследствии отмечал в своем донесении: «Пехота и охотники С.-Петербургского ополчения и стрелки наши, видя удачное поражение неприятельской конницы, бросились в штыки на неприятельских стрелков и прогнали оных в самые укрепления».

В этом бою ратниками ополчения было проявлено много примеров храбрости и бесстрашия. Вскоре перешел в атаку по берегу р. Полоты отряд князя Яшвиля, в составе которого действовали 1, 3 и 9-я дружины. Противник был отброшен к городу. Отрезанный от своих частей, неприятельский батальон сдался в плен. Ополченские дружины штыковым ударом смяли противника, попытавшегося перейти в контратаку.

Неприятельская батарея вела непрерывный огонь по на­ступающим колоннам русских войск. Тогда начальник 14-й дру­жины полковник Чернов выделил из числа ратников группу в 90 человек, которая под командой прапорщика Р. Зотова получила ответственную задачу подавить огонь противника. Прорвавшись через цепь неприятельских стрелков, ратники добежали до батареи, но она оказалась отгороженной рвом и палисадами.

У воинов патроны были на исходе, пришлось отойти. Во время отхода внезапно напала вражеская конница. Отряд засел в строениях кирпичного завода и продолжал от­стреливаться. 50 неприятельских солдат свалились с коней. Но боеприпасы кончились, ратники были окружены эскадроном конницы. Французский офицер потребовал сдаться в плен, ратники ответили отказом. В ожесточенной схватке погибли почти все бойцы этого отряда. 14-я дружина понесла наиболее тяжелый урон: из 800 человек осталось в живых 200. К вечеру противник был отброшен к Полоцку. Воины опол­чения «явили чудеса храбрости и неустрашимости», писал в сво­их «Записках» Штейнгель,

7 октября 1812 г. неприятель с утра попытался атаковать авангард русских войск, но был отброшен. Под огнем русской артиллерии французы вынуждены были оставить внешнюю ли­нию обороны. Тем временем отряд генерал-майора Алексеева, в состав которого входила 15-я дружина, атаковал противника при Струйне. Потеряв внешнюю линию укреплений, неприятель ушел в город. Понимая, что удержаться в Полоцке не удастся, Сен-Сир решил в ночь на 8 октября начать переправу через р. Двину. Однако ему и это не удались сделать в спокойной обстановке.

В 2 часа ночи с 7 на 8 октября начался штурм. Первыми в объятый пламенем город ворвались части генерал-майора Властова, Дибича и полковника Редигера. Следуя за авангардом, 12-я дружина, несмотря на сильный ружейный огонь, пере­шла по мосту «во 100 шагов длиною, ведущему к заставе у р. По­лоти, бросилась на палисады, срубила их топорами и первая вошла в город». Ворвавшись в город, она вступила в рукопашную схватку с неприятелем.  Вслед за 12-й дружиной вошли 14, 3 и 9-я дружины.

Неприятель оказывал ожесточенное сопротивление на ули­цах Полоцка. Он цеплялся за каждый дом, на главной улице развернулось настоящее сражение. Неприятельская батарея открыла огонь по рядам русских воинов. Однако это не остано­вило ратников 12-й дружины. «Трижды русские ополченцы, обра­зовывавшие фронт атаки, устремлялись на орудия, трижды они были отбиты… вот они уже овладевают несколькими из наших орудий. Они остаются победителями. Наши солдаты, изнемогая от усталости и от лишений, покрытые ранами, отсту­пают», — писал в своих воспоминаниях французский маркиз Пасторе. К утру 8 октября весь город был очищен от неприятеля.

Ратники ополчения, в серых крестьянских кафтанах, с длин­ными бородами, наводили ужас на французов. По свидетельству самого Сен-Сира, «бородатые люди, как называли их наши сол­даты, т. е. ратники Петербургского ополчения, сражались с наибольшим ожесточением, и здесь русские выказали наиболь­шее мужество».

8 октября 1812 г. Витгенштейн в связи с победой над неприя­телем издал приказ с объявлением благодарности войскам, участвовавшим в сражении, «как всем регулярным войскам в деле бывшим, так особенно и дружинам Санктпетербургского ополчения, которые, подняв в первый раз оружие, оказали чуде­са храбрости и мужества, оправдали надежду на себя сооте­чественников и заслужили лестное наименование «защитников России».

А в донесении Кутузову о действии ополчения сооб­щалось следующее: «…к восхищению всех, дрались с таким от­чаянием и неустрашимостью, что ни в чем не отставали от своих сотоварищей старых солдат, а наипаче отлично действовали колоннами на штыках…» «Ратники не уступали офицерам. Сбросив с себя полушубки и кафтаны, стрелки выбегали из це­пи, устремлялись на неприятеля, дрались прикладами и топо­рами…», — рассказывает Михайловский-Данилевский А.И.

Знаменитый командир армейского партизанского отряда Д. Давыдов заявил, что Полоцк был взят русской армией благо­даря героической борьбе Петербургского ополчения: «Граф Витгенштейн обязан был взятием Полоцка ополчению».

В сражении у Полоцка ратники Петербургского ополчения проявили массовый героизм. Многие из них были награждены. В архивных документах сохранились списки отличившихся рат­ников по отдельным дружинам. Есть данные о том, что в один­надцати дружинах было представлено к награде 137 человек.

Неудача французских войск под Полоцком вынудила Напо­леона выделить в помощь Сен-Сиру из своего резерва 15-тысяч­ный корпус итальянского вице-короля Виктора.

После сраже­ния под Полоцком Витгенштейн не выполнил приказа Кутузова, по которому надлежало идти к Докшицам, где, соединившись с армией Чичагова в районе между Днепром и Березиной, отре­зать отступление французской армии. Эта бездеятельность в известной степени объяснялась тем, что Сен-Сир при отступлении уничтожил за собой оба моста через Двину. На возведение мостов 10-й дружиной ушло трос суток.

Пользуясь этим, противник 11 октября сделал попытку перейти в контратаку, но был отброшен авангардом русских войск. В этом бою отличились 8-я и 9-я дружины. 11 октября по вновь построенным мостам корпус Витген­штейна вышел из Полоцка, где была оставлена для несения гар­низонной службы 12-я дружина Петербургского ополчения, а ее командир был назначен комендантом города.

С 11 по 17 октября 1812 г. корпус под командованием генера­ла Штейнгеля, в составе которого действовали 8-я и 9-я дружи­ны ополчения, преследуя противника, нанес ему значительный урон. На расстоянии от Полоцка до Лепеля противник потерял только пленными 6 тыс. солдат и 100 офицеров. 18 октября авангард русских войск достиг местечка Чашники (Витебская губерния), где противник расположил свои силы но обе стороны р. Лукомли. 19 октября при Чашниках произошло сражение, в котором особо отличились 2-я и 6-я дружины, действовавшие все время в авангарде. «1-я, 7-я и 8-я дружины дрались также отлично»,— свидетельствовал В. Штейнгель.

«Ополчение в сей день дралось с тою же неподражаемою неустрашимостью, мужеством и храбростью, каковыми под Полоцком изумило врагов… Долго, весьма долго не забудут враги наших пеших казаков, так называли они ополченцев, — спрашивая, откуда они бесстрашные люди с крестом на лбу, пришедшие на их пагубу».

Отступая из Чашников, противник понес большой урон уби­тыми и ранеными. Действия корпуса Витгенштейна у Полоцка и Чашников способствовали успехам главных сил русской армии, непрерывно преследовавших противника. 31 октября 1812 г. на пополнение армии Витгенштейна прибыла 2-я бригада Новгородского ополчения. Начальнику бригады полковнику Погребову была объявлена благодарность «за порядок и устройство и за эту веселость воинского духа, какие в сих воинах были замечены».

Отряд генерал-майора Гарпе, посланный к Витебску, 26 октября освободил город. В бою за Витебск отличилась 7-я дружина Петербургского ополчения. При отступлении противник попытался сжечь мост на р. Западной Двине. Но бесстрашные воины 7-й дружины под командованием полков­ника Шемиота под сильным артиллерийским огнем бросились к мосту и потушили пламя.

В развернувшихся на улицах Витебска боях было взято много пленных, среди которых ока­зались генерал Пюже и комендант Витебска полковник Шеварде. В руки русских попали большие запасы продовольствия и фуража. 30 ратников 7-й дружины за проявленную храбрость были представлены к наградам.

В это время общая обстановка осложнилась. Действия Витгенштейна были нерешительны. А тем временем маршал Виктор, присланный из Смоленска на помощь Сен-Сиру, и опра­вившийся от ранения Удино получили приказ Наполеона отбро­сить армию Витгенштейна к Полоцку и тем самым обеспечить путь отступления французской армии.

Французские войска 30 октября выдвинулись к р. Лукомле. 1 ноября авангард русских войск Яшвиля у Аксенцы был ата­кован кавалерией противника. Неприятель имел перевес, вслед­ствие чего русские войска отошли к Хороброву. В этом бою отличились воины 6-й дружины, которые, «находясь впереди, с мужеством дрались и напоследок ходили в штыки в самый центр противу неприятельских колонн».

2 ноября французы снова начали стремительное наступление на части генерала Яшвиля, местечко Смольня шесть раз пере­ходило из рук в руки. Наконец Севский полк с 6-й дружиной ополчения ударил во фланг атакующего противника, и это ре­шило участь боя: Смольня осталась в руках русских войск.

6-я дружина, успешно действовавшая в авангарде вместе с Севским полком, под конец сражения вследствие больших потерь была заменена 2-й дружиной Новгородского ополчения. Воины этой дружины «в сражении удержали попеременно силы противника, неоднократно опрокидывали его». Об упор­стве и стойкости ратников свидетельствуют понесенные в этом сражении значительные потери: было убито и ранено 6 офице­ров, 17 унтер-офицеров, 332 рядовых воина.

За проявленную храбрость в этом сражении многие ратники были награждены. В архиве сохранился список награжденных ратников Петербургского ополчения, в нем значится 22 чело­века только из одной дружины.

10 ноября корпус Витгенштейна после восьмидневного отды­ха выступил из местечка Чашники. Передовой отряд под коман­дой генерал-майора Властова у Батурина разбил французскую дивизию и нанес ей большие потери. В авангарде отряда Вла­стова успешно действовала 7-я дружина Петербургского ополчения. «Стремительно напав на неприятеля, обратив оного в бегство, преследовала его имеете с Петровским полком». А сотня Корсакова атаковала левый фланг противника, смяла его и тем содействовала продвижению всего отряда.

14 ноября к главным силам Витгенштейна присоединился отряд генерал-адъютанта Голенищева-Кутузова. Через пленно­го полковника гусарского полка узнали, что Наполеон нахо­дится у Борисова и что его войска переправляются через р. Бе­резину под прикрытием корпуса Виктора. 15 ноября корпус Витгенштейна вместе с ополчением выступил к Борисову. Дей­ствовавший в авангарде отряд Штейнгеля отрезал часть арьер­гарда корпуса Виктора, а вечером у Борисова неприятель был атакован главными силами и разбит. Были захвачены большие трофеи и пленные.

В сражении 15 ноября отличилась 2-я бригада Новгород­ского ополчения и в особенности 4, 6 и 11-я дружины, действо­вавшие в авангарде генерала Штейнгеля. Начальник 4-й дру­жины Погребов А.А. поднял ратников в атаку. Противник ока­зал упорное сопротивление, но был отброшен. В этой схватке Погребов получил восемь ранений. Умирая на поле боя, он подозвал к себе майора Фетцова и поручил ему дружину. Ратники дали клятву отомстить врагу за смерть своего храброго командира.

На следующий день, 16 ноября, части генерал-лейтенанта Берга начали сражение у переправы через Березину. С первой позиции неприятель к 10 часам был выбит. Для атаки второй позиции, более сильной, требовалось подкрепление. Тут и подоспел отряд генерал-майора Фока, который принял на себя силь­ные контратаки противника и отбил их картечными выстрелами. Затем противник предпринял отчаянную кавалерийскую ата­ку четырьмя эскадронами. Однако Воронежский полк и 15-я дружина Петербургского ополчения, подпустив противника на очень близкое расстояние, открыли дружный огонь и с кри­ком «Ура!» ударили в штыки, своевременно выручив свои пушки.

17 ноября с рассветом бои возобновились. Неприятель с остатками уцелевших после переправы войск, почти полностью потеряв обоз и артиллерию, спасался бегством. Но, отступая, он уничтожил за собой мост. Восстановление моста снова выпа­ло на долю ополчения.

Но чтобы приступить к восстановитель­ным работам, требовалось очистить пространство перед мостом, которое «более чем на квадратную версту загромождено было обозом, состоящим из карет, колясок, дрожек, фур и повозок, нагруженных похищенным богатством Москвы… Все место сра­жения и все пространство, занимаемое обозом, было усеяно убитыми или умирающими…», — свидетельствует Штейнгель. Трем дружинам Петербургского ополчения пришлось потратить целый день на очистку пути к мосту.

20 ноября войска Витгенштейна и Чичагова соединились. 17 декабря корпус Витгенштейна вышел на границу с Пруссией и занял Юрбург. Здесь были оставлены 13-я и 15-я дружины Петербургского ополчения для несении гарнизонной службы. 14-я дружина Петербургского ополчения была оставлена для тех же целей в Вилькомире, в Кайданах были оставлены 10-я и 11-я дружины под командованием полковника Алалыкина. Для конвоирования пленных была выделена 8-я дружина пол­ковника Дубенского.

Итак, в середине декабря закончились боевые действия опол­чения II округа в пределах России. Петербургское и Новгород­ское ополчения вместе с войсками Витгенштейна вступили на территорию Пруссии. В тяжелых сражениях из рядов опол­чения выбыло убитыми 814 человек, без вести пропавшими 710 и ранеными 1524 человека.

По окончании Отечественной воины боевая деятельность ополчения в качестве резервной силы не прекращается. Вместе с армией многие полки ополчения пошли в заграничный поход и приняли участие в освобождении народов Западной Европы от наполеоновского ига.

По материалам книги В. Бабкина «Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года», М., изд. «Социально-экономической литературы», 1962 г.