Сражение под Клястицами

Наполеон стремился захватить столицу Российской Империи — Санкт-Петербург. Для выполнения этой задачи император нацелил корпус маршала Удино, а корпус Макдональда должен был овладеть Ригой. Командующий 1-й Западной армией Барклай-де-Толли доверил прикрывать дорогу на Петербург 1-му пехотному корпусу генерал-лейтенанта Витгенштейна П.Х., численность которого составляла около 17 тыс. человек.

Витгенштейну реальную помощь мог оказать только гарнизон г. Риги численностью 18 тыс. человек, под командованием генерал-лейтенанта военного губернатора Эссена И.Н. На центральном направлении русским армиям пришлось почти безостановочно отступать, а на флангах продвижение неприятеля было остановлено.

В июле 1812 г. под Полоцком произошло крупное сражение. В том бою была одержана первая победа над Великой армией Наполеона. С 18 по 20 июля в районе села Клястицы корпус генерала Витгенштейна смог остановить 29 тыс. французов, нанес поражение  корпусу маршала Удино.

Сражение под Клястицами

Сражение под Клястицами

Удино переправился через Двину около Полоцка. В это время корпус Макдональда действовал против войск Эссена в Риге. Но оба французских маршала должны были зайти в тыл Витгенштейну и соединиться в Себеже на Псковской дороге.

Генерал Витгенштеин понимал, что, несмотря на перевес сил у Удино, надо его атаковать, воспользовавшись удалённостью войск Макдональда. Бой начался со смелой атаки русского авангарда — гусарского отряда во главе с генералом-майором Кульневым Я.П., который отбросил французский авангард к Клястицам.

Кульнев захватил почти 900 пленных и обоз маршала Удино. На следующий день в бой с обеих сторон вступили главные силы. После ожесточенного сражения французы отступили к Полоцку. Генерал Кульнев переправился через р. Дрисса, преследуя отступавшего противника, но попал в засаду.

После жаркого боя его отряд был отброшен. Во время отступления гусары попали под обстрел вражеской артиллерии, которая вела перекрестный огонь с господствующих высот. Ядро неприятеля, оторвало генералу сразу обе ноги. Это случилось возле деревеньки Сивошино… Яков Петрович был первым русским генералом, погибшим в Отечественной войне 1812 г. Россия скорбела о гибели героя…

Сражение под Клястицами остановило наступление французов на Петербурга, Удино отступил за Двину, оставив за собой укреплённый Полоцк. Кроме того, Наполеону пришлось усилить потерпевшую поражение северную группу Удино за счет переброски к ней с центрального московского направления корпуса Сен-Сира.

В сражении под Клястицами погибло около 4300 русских солдат. Под Клястицами Петр Христианович Витгенштейн приобрёл  полководческую славу, был награждён орденом святого Георгия 2-й степени. Император Александр I называл его спасителем Санкт-Петербурга. В народе Витгенштейн получил почетное звание «защитника Петрова града».

Бой у Валутиной горы

После Смоленского сражения Наполеон предпринял очередную попытку отрезать друг от друга две русские армии и уничтожить их по отдельности. Наполеон рассчитал, что в 15 км за Смоленском, где скрещивались у д. Лубино дороги на Москву и Петербург, он сможет упредить армию Барклая и отрезать ее от 2-й армии. Именно сюда он еще до начала Смоленской битвы послал в обход Смоленска 8-й корпус генерала Ж.-А. Жюно.

Бой у Валутиной горы, или сражение при Лубине, 19 августа 1812 г., литография XIX в.

Бой у Валутиной горы, или сражение при Лубине, 19 августа 1812 г., литография XIX в.

2-я Западня армия Багратиона П.И. раньше начала отход от Смоленска, переправилась через Днепр и остановилась у Дорогобужа. Тогда как 1-я Западная армия Барклая-де-Толли М.Б. находилась на противоположном берегу Днепра и отходила к Соловьевой переправе.

Чтобы помешать переправе 1-й армии, Наполеон отправил вперед 40-тысячный корпус маршала М. Нея для захвата перекрестка дорог у деревни Лубино. 7 августа генерал Тучков П.А. (третий), командовавший авангардом одной из колонн 1-й армии, со своим 3-тысячным отрядом занял выгодную позицию на возвышении между Лубино и Валутиной горой.

Деревня Валутина гора расположена в 10 км восточнее Смоленска. Ней со своим 3-м корпусом намеревался с ходу уничтожить занявший позиции у деревни небольшой русский отряд, но солдаты Тучкова вместе с казачьими полками генерал-майора Карпова мужественно сражались с утра до 3 часов дня, доблестно отражали атаки противника. После этого, около 16 часов Павел Тучков отвёл свои войска за реку Строгань. Он лично доложил Барклаю, находившемуся в последней колонне, что больше не может сдержать натиск противника. Барклай отослал его назад, к месту боя со словами: «Если вы вернетесь живым, я прикажу вас расстрелять!»

На помощь генералу Тучкову Барклай-де-Толли направил войска 3-го и 4-го пехотных корпусов, а затем дивизию генерала Коновницына П.П. Кавалерийские части графа Орлова-Денисова В.В. были направлены к Заболотью на наш левый фланг. После этого общая численность русских войск стала около 22 тыс. человек. Бой на пути к Лубино возобновился.

Однако Ней по-прежнему имел численный перевес. К нему присоединилась лучшая дивизия 1-го корпуса под командованием гр. Ш.-Э. Гюдена, генерала столь выдающегося, что он, по словам Наполеона, «давно бы уже получил жезл маршала, если бы можно было раздавать эти жезлы всем, кто их заслуживал».

Жестокий бой у Валутиной горы длился до поздней ночи. Русские не только отстояли свои позиции, но и постоянно контратаковали. Тучков 3-й вёл упорный бой с маршалом Неем, который пытался захватить нашу артиллерию. На этом рубеже были также успешно отражены настойчивые атаки французской дивизии под командованием генерала Ш. Гюдена.

Бой при Лубино был одним из самых кровопролитных за всю войну. Здесь отличился и получил Георгиевский крест будущий декабрист поручик Граббе П.X. Штабс-капитана Фигнера А.С., знаменитого впоследствии партизана, Барклай де Толли прямо на поле боя произвел в капитаны.

Корпус Й. Мюрата несколько раз пытался обойти левый фланг русской позиции, а корпус Л. Даву атаковал центр. Войска Орлова-Денисова с подошедшим подкреплением: 16 орудий и 2 пехотных полка отражали атаки французов и сами удачно контратаковали. Мюрат был остановлен.

Между тем, по расчетам Наполеона, корпус Ж. Жюно должен был выйти к скрещению дорог у Лубино раньше главных сил Барклая. Однако Жюно не спешил. Мюрат, кавалерия которого была далеко позади, лично примчался к Жюно и в резких выражениях торопил его. Жюно, не доверявший, как и Ж—Э. Макдональд, своим войскам, спешить не собирался. Когда Жюно наконец вышел к Лубино на Московскую дорогу, было уже поздно: Барклай ушел.

Наполеон разгневался на Жюно не меньше, чем ранее на своего брата Жерома. «Жюно упустил русских. Из-за него я теряю кампанию!» — негодовал император. Он хотел сместить Жюно и назначил было на его место Ж. Раппа, но давняя привязанность к соратнику с 1793 г. побудила Бонапарта смягчить удар. Он только сделал Жюно гневный выговор — через Мюрата. Все это надломило и карьеру, и жизнь генерала Жюно: через несколько месяцев он сошел с ума и вскоре покончил с собой, так и не став маршалом.

Войска под командованием генералов Орлова-Денисова и Тучкова 3-го стремительными контратаками отбросили французов на исходные позиции. Последняя контратака проходила уже при лунном свете, которой командовал сам Тучков П.А. Во время схватки он был пронзен штыком и получил сабельный удар, в результате — попал в плен.

Генерал Гюден был убит, французы вынуждены были отступить. Бой при Лубино закончился таким же, как и под Смоленском, планомерным отступлением Барклая де Толли и еще раз показал, с одной стороны, исключительную стойкость русских войск, а с другой — недостаточную оперативность разноплеменного воинства захватчиков. Потери русской стороны в сражении у Валутиной горы составили около 6 тыс. человек, французы здесь потеряли свыше 8 тыс. Этот бой дал возможность основным силам 1-й Западной армии переправиться через Днепр.

Призрак решающей победы, второго Аустерлица, за которым Наполеон тщетно гнался от самой границы, и на этот раз ускользнул от него. Стратегия Барклая де Толли приводила к тому, что война затягивалась, а этого Наполеон боялся больше всего. Растягивались его коммуникации, росли потери в боях, от дезертирства, болезней и мародерства, отставали обозы, а возможность использовать местные ресурсы сводилась к минимуму, почти к нулю, сопротивлением народа, возраставшим с тех пор, как французы вступили в коренную Россию, буквально день ото дня. Наполеон начал опасаться, что ему «предстояла новая Испания, но Испания без границ…»