С первых дней войны на многих участках фронта события развивались не так, как планировал враг. Уже тогда, в невероятно тяжелых условиях, воины Красной Армии проявили беззаветную предан­ность Родине, готовность защищать ее не жалея жизни. Войска фашистской Германии до этого нигде не встречали такого упорного сопротивления и никогда не несли таких больших потерь, как на советско-германском фронте с первых же дней военных действий.

«Процент потерь офицерского состава по отношению к общему количеству потерь выше, чем в прошлых кампаниях», — записал в своем дневнике на 15-й день войны начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер. «Сведения с фронта подтверждают, — отметил он 29 июня, — что русские всюду сражаются до последнего человека». 25 июня 1941 года фельдмаршал В. Кейтель, возглавивший штаб верховного главнокомандования вермахта, признал, что теоретические разработки германского штаба по опера­тивным охватам, которые оправдали себя на западе при слабой воле противника к сопротивлению, оказались недостаточно эффективными против русских.

Героически защищали свои рубежи бойцы 9-й пограничной заставы Брестского пограничного отряда во главе с лейтенантом Кижеватовым А.М., 17-й пограничной заставы Рава-Русского пограничного отря­да во главе с лейтенантом Мориным Ф.В., 98-го пограничного отряда под командованием подполковника Сурженко Г.Г.. Мужественно отбивали вражеские атаки воины, оборонявшие Перемышль. Они оставили город после тяжелых боев лишь по приказу командования к концу первого дня войны. Но уже на следующее утро внезапным контрударом подразделения и части 99-й стрелковой дивизии совместно с пограничниками вновь освободили Перемышль и удерживали его в течение пяти дней.

Контратака в районе западной границы, июнь 1941 г.

Контратака в районе западной границы, июнь 1941 г.

В приграничном сражении на юго-западном направлении с 22 но 29 июня 1941 г. 1-я артиллерийская противотанковая бригада, находясь на расстоянии всего 120 километров от Государственной границы, сдерживала наступление немецких танковых дивизий, уничтожив и подбив 150 немецких танков. Этот подвиг советских артиллеристов 5-й армии генерала Потапова М.И. стал блестящим примером для остальных частей Красной Армии, вступивших в сражение с гитлеровскими войсками.

Многие тысячи участников боев на юго-западном направлении показали чудеса героизма в первых приграничных боях с начала войны по конец июня 1941 г. 6-я армия генерала Музыченко И.Н. и 12-я армия генерала Понеделина Л.Г., несмотря на большие потери, оказывали действенное сопротивление превосходящим силам противника. Укрепленный район Рава-Русская силами частей 6-й армии отражал атаки немецко-фашистских войск пять дней — до 27 июня 1941 г.

Стойко и умело действовали защитники Лиепаи — воины 67-й стрелко­вой дивизии под командованием генерала Дедаева Н.А. С невиданным упорством и мужеством наши бойцы обороняли пограничную Брест­скую крепость. Месяц (с 22 июня по 20 июля) держался окруженный со всех сторон малочисленный гарнизон крепости во главе с полковым комиссаром Фоминым Е.М., майором Гавриловым П.М. и капитаном Зубачевым И.Н.

2-я танковая группа и 4-я армия немецко-фашистских войск без больших затруднений перешли границу в районе Брестa. Беспрепят­ственно форсировав реку Буг, немецкие войсковые части решили овладеть Брестской крепостью, рассчитывая на внезапность нападе­ния и предположительно низкую боеготовность гарнизона. Оборону Брестской цитадели осуществляли несколько полков Красной Ар­мии. Немцы, обстреляв крепость из 600-миллиметровых осадных орудий, бросились на штурм цитадели, однако их атаки были отби­ты.

29 июня 1941 г. немецкие пикирующие бомбардировщики сбросили на крепость 500- и 1800-килограммовые бомбы; верхние строения цитадели были разрушены, но гарнизон не сдавался. 30 июня часть защитников крепости была взята в плен — до 7000 че­ловек, по немецким данным, однако младший командный состав и рядовые продолжали удерживать крепость.

Когда танки Гудериана были вынуждены обойти непокорившую­ся Брестскую крепость, оставив ее на расправу своим пехотным частям, никто из немецкого командования не предполагал, что Брест­ская крепость будет сопротивляться в течение месяца. Героическая оборона Брестской крепости показала немцам лучшие черты бойцов и командиров Красной Армии — их стойкость в бою и преданность Отечеству. Генерал-полковник Гудериан, оценивая упорство и верность присяге защитников Брестской крепости, сказал: «Эти люди заслужи­вают высочайшего восхищения».

В дальнейшем, в инструкции по обращению с советскими воен­нопленными, было указано: «Первый раз в ходе этой войны немец­кому солдату противостоит противник, обученный не только военному делу, но и политике, который видит… в национал-социализме самого опасного врага. Поэтому главное в обращении с ними — это максимальная бдительность, величайшая осторожность и глубочай­шее недоверие». Известно, что немецкая армия строго следовала данному указанию, Конечно, Брестская крепость не могла остановить либо серьезно задержать немецкие войска…

На стенах крепости её защитники оставили надписи: «25 июня — июль 1941 г. Нас было пятеро: Седов, Грутов, Бо­голюб, Михайлов, Селиванов. Мы при­няли первый бой 22 июня 1941 г. — 3.15 ч. Умрем, но не уйдем». «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина. 20/VII — 41 г.». «Нас было трое москвичей — Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрем, но не уйдем отсюда. Июль 1941». «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль 1941».

Надпись на стене Брестской крепости, июнь - июль 1941 г.

Надпись на стене Брестской крепости, июнь — июль 1941 г.

По показаниям многочисленных свидетелей, в том числе и противника, сопротивление Брестской крепости продолжалось еще долго… Вот что об этом пишет Б. Васильев:
«Самое поразительное свидетельство принадлежит Александру Дурасову, старшине 84-го полка. 30 июля раненым он попал в плен у Холмских ворот цитадели. Содержался в лагере для военнопленных близ Бяла-Подляска. В апреле 1942 года он пилил дрова вместе со скрипачом из ресторана «Брест». Однажды скрипач опоздал на работу (он жил в Брестском гетто и ходил в лагерь пешком), а вернувшись, рассказал невероятную историю.

Утром того дня по дороге на работу его догнала легковая машина, и один из немецких офицеров приказал ему сесть в нее. Скрипача привезли в крепость, к полуразрушенному подземелью, оцепленному солдатами. Офицер сказал, что в подземелье прячется русский, и что скрипач должен спуститься туда и убедить его сдаться. Скрипач спустился в темноту, говоря, кто он и зачем идет. И вдруг услышал голос: «Я расстрелял все патроны. Помоги мне выйти».

Скрипач помог вконец обессиленному человеку выбраться наружу. Это был невероятно худой, заросший человек, возраст которого определить было уже невозможно. Офицер сказал солдатам: «Смотрите, перед вами — герой. Ни раны, ни голод, ни лишения не смогли сломить его волю». Затем скрипача вывезли из крепости, и он пошел на работу в лагерь.

Кто был этот человек, 10 месяцев сражавшийся с врагом без командиров, без друзей, без связи, без тылов и надежд, установить не удалось. А фамилию скрипача установили: Залман Ставский, вскоре после этого погибший в гетто. Некоторые жители Бреста утверждают, что по крайней мере до конца 1941 года из крепости в военные госпитали города доставляли раненых немецких солдат. Те, кого мобилизовали убирать трупы и оружие, рассказывают, что зимой 41/42 гг. они видели перебегавших из развалин в развалины людей в изодранном обмундировании…»

Танковые дивизии Гота и Гудериана приблизились к Минску 26 июня 1941 г., замкнув кольцо окружения вокруг группировки войск Западного фронта в районе Белосток — Новогрудок. 3-я и 10-я армии Западного фронта оказались в тылу немецких войск. Часть армейских корпусов немецких войск до конца июня была вынуждена отражать атаки окруженных советских частей и продвигаться вперед не могла. Разрозненные остатки 3-й и 10-й ар­мий пытались укрыться от противника в лесах севернее реки При­пять и продолжали оказывать немцам организованное сопротивле­ние.

Младший командный состав, верный присяге, вел в бой свои поредевшие части, сковывая значительные силы немецко-фашист­ских войск. Их героическое сопротивление врагу, как писал Жу­ков Г.К., еще должно быть изучено и описано по достоинству. Несмотря на настойчивые попытки рассеянных немцами отрядов Красной Ар­мии прорваться из окружения, мало кому из них это удалось. Ярким примером исполнения служебного долга явился прорыв из окруже­ния заместителя командующего Западным фронтом генерал-майора Болдина И.В., который после 39 суток непрерывных боев в немец­ком тылу прошел от Белостока до района Смоленска. Он вырвался из вражеского котла и вывел с собой 1600 бойцов, часть из которых были ранены.

Судьба бойцов и командиров окруженных армий сложилась по-разному: часть из них погибли в жестоких неравных боях с превосхо­дящими силами противника, а значительная часть оказались в немецком плену. По утверждению немецких источников, в районе Белостокского выступа и Минска вермахтом было взято в плен до 250 тыс. советских военнослужащих. Немцами было за­хвачено большое количество различного вооружения и боеприпасов, продовольствия и горючего. Захваченное ими горючее на треть обес­печивало потребности немецких танков в начале войны. Трагедия под Белостоком и Минском, захваченным немцами к ве­черу 28 июня 1941 г., еще раз подчеркнула громадную роль ко­мандного состава армии.

С самого начала войны в воздушных боях с врагом отличились советские летчики, сражавшиеся с численно превосходившей фашист­ской авиацией. Жертвуя своей жизнью, шли лётчики на воздушные и наземные тараны, когда другие средства боя уже были исчерпаны. Только 22 июня 1941 года воздушные тараны применили на Западном фронте младший лейтенант Кокорев Д.В., лейтенант Рябцев П.С., старший политрук Данилов А.С.; на Юго-Западном фронте — старший лейтенант Иванов И.И., младший лейтенант Бутелин Л.Г.; на Южном фронте — старший лейтенант Мокляк А.И.

 

 

 

 

 

 

 

Герой Советского Союза Панкратов А.К.

Герой Советского Союза Панкратов А.К.

 

 

 

 

 

 

22 июня в районе юго-западной границы летчик Чиркин П.С. направил свой горящий истребитель на танковую колонну врага. 24 июня такой же подвиг совершили экипажи скоростных бомбар­дировщиков, которые вели старший политрук Айрапетов С.М. и старший лейтенант Храпай Г.А., 25 июня — экипаж капитана Авдеева А.Н. 26 июня пошел на огненный таран капитан Га­стелло Н.Ф. и его боевые товарищи: стрелок-радист Бурденюк А.А., штурман Скоробогатый Г.Н. и воздушный стрелок Калинин А.А.

В те тяжелые, дни отличились также летчики-истребители, среди них – Супрун С.П., он же первым и ходе этой войны был награжден (посмертно) второй Золотой Звездой Героя. Здоровцев С.И., Жуков М.П. и Харитонов П.Т. стали первыми Героями Советского Союза в Великой Отечественной войне.

Первые Герои Советского Союза в Великой Отечественной войне: Здоровцев С.И., Жуков М.П., Харитонов П.Т.

Первые Герои Советского Союза в Великой Отечественной войне: Здоровцев С.И., Жуков М.П., Харитонов П.Т.

В боях под Новгородом подвиг самопожертвования по имя спасения жизни воинов, во имя победы совершил политрук роты 1-го батальона 125-го танкового полка Панкратов А.К., бывший рабочий из Волог­ды. При штурме монастыря противник открыл сильный огонь. Левофланговый вражеский пулемет не давал возможно­сти группе храбрецов во главе с Панкра­товым войти в расположение монастыря.

Тогда Панкратов вырвался вперед на пу­лемет, бросил гранату и ранил пулеметчи­ка. Пулемет на время замолчал. Затем снова открыл бешеный огонь. Политрук Панкратов с возгласом «Впе­ред!» вторично бросился на пулемет и своим телом закрыл губительный огонь противника, уничтожив пулеметчика, дал возможность роте прорваться в пределы монастыря. Панкратову А.К. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Как выяснилось впоследствии, из-за нерешительных действий командиров некоторых войсковых частей не была организована планомерная оборона и своевременный отвод войск. Так как основ­ным видом связи, использовавшимся для передачи распоряжений в войска и для взаимодействия между штабами, была проводная связь, а она была выведена из строя немецкой авиацией и диверсан­тами в первые же часы после нападения, было утеряно взаимодей­ствие между армиями на переднем крае обороны и командованием Западного фронта.

Командующий Западным фронтом генерал Павлов Д.Г., штаб которого размещался в Могилеве, потерял контакт с подчи­ненными войсками и не смог организовать активной обороны, не­смотря на то что располагал значительным количеством тяжелого вооружения. Так, в 4-й танковой дивизии, 10-й армии стояло на во­оружении более 300 танков; правда, мощных Т-34 и KB насчитыва­лось всего около тридцати. Это была грозная сила, жаль, что коман­дование Западного фронта не смогло ею воспользоваться. В этой обстановке имела большое значение инициатива командиров диви­зий, полков и младшего командного состава армии. Но получилось так, что многие из них ждали приказа сверху и не вступали в бой са­мостоятельно.

Тем не менее, Красная Армия с каждым днем усиливала сопротивление. На севере советские войска при активной поддержке моряков Северного флота успешно отразили все попытки гитлеровцев захватить Мурманск и перерезать Кировскую железную дорогу, соединяющую этот город с Ленинградом. Под Шяуляем нанесла значительный ущерб врагу 28-я танковая дивизия полковника Черняховского И.Д. Здесь же отличи­лась противотанковая бригада полковника Полянского Н.И. Только за одни сутки она уничтожила 30 фашистских танков.

На юго-западном направлении в районе Луцк — Броды — Ровно — Дубно четыре советских механизированных корпуса осуществили контрудары по 1-й немецкой танковой группе и задержали ее наступление на Киев. В боях под Минском успешно дралась с врагом 100-я стрел­ковая дивизия под командованием генерала Руссиянова И.Н., которая причинила тяжелый урон частям 39-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы противника.

Одним из ярких проявлений стойкости и организованности частей и соединений Красной Армии в тяжелейший начальный период войны было Смоленское сражение, начавшееся 10 июля. Именно в Смо­ленском сражении, под Оршей, было впервые применено новое грозное оружие: установки реактивных минометов — «катюши». Группа немецких армий «Центр» понесла серьезные поте­ри, ее ударная мощь была подорвана. 4 августа, узнав о потерях, Гитлер заявил, что если бы перед войной он был в достаточной степени информирован о силе Красной Армии, то принять решение о необходимости нападения на СССР было бы ему значительно труднее.

В дни Смоленского сражения большую поддержку воинам Западного фронт оказали защитники Могилева, сковавшие крупные силы нем­цев. Находясь в глубоком тылу врага, отрезанные от Большой земли, соединения Красной Армии и жители Могилева длительное время удерживали город. Напряженные бои на смоленском направлении продолжались почти до середины сентября. Особенно кровопролитными были они у Ельни, которую Красной Армии удалось освободить 6 сентября.

В этих боях родилась советская гвардия — гордость наших войск. Четыре особо отличившиеся дивизии — 100-я, 127-я, 153-я и 161-я -18 сентября 1941 года первыми среди соединений Красной Армии были преобразо­ваны в 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю гвардейские дивизии.