По качественным параметрам Красная Армия в 1941 г., безусловно, уступала фашистскому вермахту. Германскую армию отличали высокая дисциплина, прекрасная боевая вы­учка, первоклассная военная техника, опыт ведения совре­менной войны, умение офицеров и генералов управлять вой­сками в сложных условиях, хорошее взаимодействие частей и соединений различных родов войск. Все это делало вер­махт сильнейшей армией мира. Надо отметить, что с конца 20-х гг. в Советском Союзе действовали учебные центры по подготовке немецких танкистов, летчиков, химиков. Немцы имели возможность с нашей же помощью готовиться к войне с СССР…

Летом 1940 г. Гитлер принял твердое решение об унич­тожении СССР, время нападения зависело от продолжитель­ности кампании: «Чем скорее мы разобьем Россию, тем луч­ше. Операция будет иметь смысл только в том случае, если мы одним стремительным ударом разгромим все государство целиком. Только захвата какой-то части территории будет не достаточно. Остановка действий зимой опасна. Поэтому луч­ше подождать, но принять твердое решение уничтожить Рос­сию… Начало — май 1941 г. Продолжительность операции — пять месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не подходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель — уничтожение жизненной силы Рос­сии».

После тщательной проработки и детального обсуждения нескольких вариантов войны против СССР к концу 1940 г. был подготовлен и 18 декабря утвержден план, получивший наименование «Барбаросса». Уже 29 декабря советская раз­ведка сообщила в Москву основное содержание этого доку­мента. К сожалению, эти сведения, как и многие другие сообщения разведки, не были по достоинству оценены совет­ским руководством.

Сталин полагал, что Гитлер не начнет войну против СССР, предварительно не разгромив Велико­британию или, по крайней мере, не заключив с ней договор о мире. Решимость правительства У. Черчилля продолжать с Германией войну до победного конца, в свою очередь, убеж­дала Сталина в необходимости никоим образом не провоци­ровать Гитлера, чтобы не лишиться в лице Великобритании потенциального союзника, если Гитлер все-таки развяжет войну против СССР.

Нарком обороны маршал Тимошенко С.К. (крайний слева) и нач. Генштаба генерал армии Жуков Г.К. (в центре) осматривают новые образцы вооружения

Нарком обороны маршал Тимошенко С.К. (крайний слева) и нач. Генштаба генерал армии Жуков Г.К. (в центре) осматривают новые образцы вооружения

В Генеральном штабе Наркомата обороны СССР опера­тивные планы войны с Германией разрабатывались и уточ­нялись несколько раз. Летом 1940 г. был подготовлен новый вариант, в соответствии с которым главный удар немцев следовало ожидать на центральном участке советско-герман­ской границы, поэтому основные силы Красной Армии пред­лагалось сосредоточить в Белоруссии.  При обсуждении пла­на Сталин высказал иную точку зрения, полагая, что против­ник нанесет главный удар на юго-западе, чтобы захватить наиболее богатые сырьевые, промышленные и сельскохозяй­ственные районы Украины, а затем — нефтеносные районы Кавказа.

Генштаб переработал план, теперь главные силы Красной Армии сосредоточивались на Украине. В феврале 1941 г. началась интенсивная переброска немецких войск на терри­торию Польши и Восточной Пруссии. Советская сторона не могла безучастно наблюдать за этим. Наркомат обороны и Генштаб неоднократно обращались в правительство с пред­ложением провести частичную мобилизацию, укомплекто­вать войска приграничных округов до штатов военного вре­мени и завершить оборудование укрепленных районов на границе.

Руководители военного ведомства (Тимошенко С.К. и Жуков Г.К.), видя концентрацию войск противника на на­ших границах, ясно представляли, что за этим последует и пытались переубедить главу правительства, пребывавшего в плену своих ложных военно-политических прогнозов. Но в условиях режима личной власти принятие важнейших реше­ний зависело не от профессионалов, а от узкого круга крем­левских политиков.

В последние мирные дни, когда немцы уже занимали исходные позиции для наступления, началась скрытая пере­группировка советских дивизий внутри приграничных окру­гов, большая часть этих соединений подтягивалась к границе на расстояние от 20 до 80 км. Тогда же было приказано вывести фронтовые управления на полевые командные пун­кты. Эти полумеры уже не могли ничего изменить.

Накануне войны оборона западных границ СССР осуще­ствлялась войсками пяти приграничных округов: Ленинград­ского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского. Четыре округа с началом боевых действий должны были стать фронтами: Северным, Северо-Западным, Западным и Юго-Западным, а Одесский ВО выделял 9-ю армию.

В ночь на 22 июня Политбюро решило образовать еще Южный фронт. Считалось, что при возникновении угрозы войны правительство своевременно отдаст приказ о подго­товке к нанесению по агрессору мощного ответного удара с целью отражения нападения и перенесения боевых действий на территорию противника.

В первые дни войны армии при­крытия, развернутые в приграничной полосе, должны были активными оборонительными действиями, при поддержке авиации и фронтовых резервов, отразить нападение и тем самым обеспечить сосредоточение и развертывание главных сил Красной Армии. В случае прорыва фронта нашей оборо­ны планировалось ликвидировать прорвавшегося врага мас­сированными ударами механизированных корпусов, проти­вотанковых артиллерийских бригад и авиации.

Предполагалось, что советские войска смогут разгромить прорвавшегося на нашу территорию противника и перенесут боевые действия за пределы СССР. Введение в действие этого плана могло быть осуществлено только по особому решению правительства, а оно поступило в войска только в ночь с 21 на 22 июня. Однако даже если бы эта директива была приведена в действие на неделю раньше, все равно для перегруппировки войск этого срока было недостаточно.

Серьезным пороком данного замысла являлось предполо­жение, что первоначально немцы предпримут вторжение лишь частью сил, как это было в 1914 г., затем разыграются пограничные сражения, под прикрытием которых и завершатся мобилизация и развертывание основных сил обеих сторон. Здесь не учитывалось, что Германии не нужно про­водить мобилизацию и развертывание сил, так как она их уже осуществила в ходе Второй мировой войны. В боевых операциях против Польши и Франции фашисты сразу же вводили в бой главные силы и добивались успеха.

К 22 июня фашистская Германия и ее союзники сосредо­точили у советских границ огромную армию в 5,5 млн. солдат и офицеров. Ей противостояли войска пяти приграничных округов, насчитывавшие 2,9 млн. человек. На всей террито­рии СССР от Балтики до Тихого океана было 5 млн. 373 тыс. солдат и офицеров, т.е. меньше, чем в немецкой армии в момент вторжения. Агрессор имел 4,3 тыс. танков, около 5 тыс. самолетов и 47 тыс. орудий и минометов — в полтора-два раза меньше, чем было на вооружении в Красной Армии, но вполне достаточно, чтобы посредством внезапного масси­рованного их применения достичь на первом же этапе войны полного стратегического превосходства.

Вечером 21 июня 1941 г. в Кремле собрались члены уз­кого состава Политбюро ЦК ВКП(б), которые в тот период решали все наиболее важные и срочные вопросы. На засе­дание, продолжавшееся с 19 до 22 часов, были приглашены начальник Генштаба и наркомы обороны Военно-морского флота и Госконтроля.

Обсуждался вопрос о возможном на­падении Германии. В приграничные округа была направлена директива, предписывавшая в ночь на 22 июня скрытно за­нять огневые точки укрепрайонов, рассредоточить и замаски­ровать на полевых аэродромах всю авиацию, все части при­вести в боевую готовность, но в то же время не поддаваться ни на какие провокационные действия. За час до полуночи члены высшего руководства страны покинули Кремль, а че­рез пять часов германские войска вторглись на советскую землю, началась Великая Отечественная война.