Уроки неудачной войны с Финляндией подтолкнули со­ветское руководство к активным действиям по реорганиза­ции армии и перестройке военного производства. В апреле 1940 г. принимается решение о снятии с производства уста­ревших конструкций танков и о принятии на вооружение Красной Армии созданного в КБ Кошкина М.И. великолеп­ного среднего танка Т-34 и прекрасно показавшего себя в боях с финнами тяжелого танка KB, спроектированного под руководством Котина Ж.Я. В это время из 20 074 советских танков было лишь 9 экземпляров KB, тридцатьчетверок не было ни одного.

Кроме того, имелось 530 неповоротливых многобашенных Т-28 и Т-35, 9012 танков — Т-26, 7300 — БТ и свыше 3 тыс. танкеток с пулеметным вооружением. Всю эту армаду устаревшей бронетехники было решено исполь­зовать в войсках до полного износа, а затем заменить трид­цатьчетверками. Через год, в июне 1941 г., в армии насчиты­валось 638 KB и 1225 Т-34. Для полного переоснащения танкового парка требовалось не менее 2 лет.

Главной ударной силой сухопутных войск должны были стать механизированные корпуса, в каждом из которых по­лагалось иметь свыше 1000 танков. В конце 1940 г. началось формирование 9 мехкорпусов, а в марте 1941 г. — еще 20. Для их полного укомплектования требовалось 32 тыс. тан­ков, из них 16 тыс. новых. По плану 1941 г. промышленность должна была выпустить 4 тыс. KB и Т-34.

Маршал Тимошенко С.К. и генералы Жуков Г.К., Мерецков К.А. наблюдают за действием противотанкового орудия, сентябрь 1940 г.

Маршал Тимошенко С.К. и генералы Жуков Г.К., Мерецков К.А. наблюдают за действием противотанкового орудия, сентябрь 1940 г.

Поэтому к началу Великой Отечественной войны лишь каждый десятый мехкорпус был полностью оснащен боевой техникой, еще пять были укомплектованы наполовину, остальные имели менее половины штатного количества танков, а 17-й и 20-й мехкорпуса не могли считаться боевыми соединениями, так как получили соответственно 3,5 и 9% боевых машин. Решение о формировании 29 мехкорпусов, начатое без учета реальных возможностей танковой промышленности, было ошибочным.

Красноармейцы-разведчики: А. Подковка, А. Нечипоренко, М. Колодин, лето 1941 г.

Красноармейцы-разведчики: А. Подковка, А. Нечипоренко, М. Колодин, лето 1941 г.

Накануне войны советская авиация находилась в стадии перевооружения. К этому времени большинство самолетов, принесших стране мировую славу и установивших 62 миро­вых рекорда, уже утратили свое превосходство над зарубеж­ной техникой. Требовалось обновить самолетный парк, со­здать следующее поколение боевых машин.

Сталин постоян­но следил за развитием авиации, встречался с летчиками и конструкторами, со знанием дела рассуждал о конструктив­ных особенностях советских и зарубежных самолетов, давал конкретные указания по разработке новых типов истребите­лей, бомбардировщиков, штурмовиков. Малейшие измене­ния в конструкции серийных машин производились только с его разрешения и оформлялись соответствующими постанов­лениями ЦК ВКП(б) и СНК СССР.

По числу самолетов советские ВВС превосходили любую страну мира, но по качественным показателям они начали отставать от лучших мировых образцов. После фейерверка авиационных рекордов признать свое отставание было нелег­ко. Вместо двух конструкторских бюро, являвшихся монопо­листами в деле создания истребителей и бомбардировщиков, было образовано около 20 новых КБ, получивших задание в минимальные сроки спроектировать и построить боевые самолеты, соответствующие мировому уровню.

В напряженной конкурентной борьбе победили конструкторские коллективы Ильюшина С.В., Петлякова В.М., Лавочкина С.А., Ми­кояна А.И. и Яковлева А.С., создавшие уникальный бронирован­ный штурмовик Ил-2, скоростной пикирующий бомбардиров­щик Пе-2, а также истребители ЛаГГ-3 и Як-1, способные конкурировать с немецкими «Мессершмиттами».

Немецкий солдат подписывает присягу в момент её принятия

Немецкий солдат подписывает присягу в момент её принятия

С начала 1941 г. авиапромышленность полностью пере­шла на выпуск только новых самолетов и должна была про­извести в первом полугодии 2925 истребителей, 2475 бом­бардировщиков и 460 штурмовиков. До начала Великой Оте­чественной войны армия получила 2,7 тыс. новейших самолетов. Самолеты старых типов в это время составляли 82,7% самолетного парка, а новые — 17,3%. Лишь 10% строевых летчиков успели освоить новые машины. Таким образом, процесс перевооружения ВВС находился в самом начале, и для его завершения требовалось не менее полутора лет.

Новый глава военного ведомства Тимошенко С.К. пони­мал, что армия нуждается в серьезной перестройке всей си­стемы боевой подготовки. Он требовал учить войска тому, что нужно на войне, и только так, как это делается на войне. Резко вырос объем полевых занятий, а сами учения стали проводиться в обстановке, максимально приближенной к ре­альным условиям войны. Будучи горячим сторонником еди­ноначалия в армии, Тимошенко убедил Сталина отменить введенный в 1937 г. институт военных комиссаров.

Наличие в каждой воинской части полномочного комиссара вело к двоевластию, ограничивало возможности командира при ре­шении любых вопросов. Функционирование института во­енных комиссаров (1937-1940) пришлось на годы массо­вых репрессий в армии, это обстоятельство также следо­вало учесть. Летом 1940 г. вместо Политуправления РККА создается Главное управление политпропаганды. Функции заместителей командиров по политчасти были сведены к по­литическому воспитанию красноармейцев. Нарком требовал от замполитов помогать командованию в укреплении едино­началия и повышении авторитета командира. Тимошенко подчеркивал, что без полного единоначалия невозможно на­вести в армии настоящий порядок и вывести ее на уровень современных требований.

В 1940-1941 гг. улучшилась боевая подготовка красно­армейцев, повысилась дисциплина, однако полностью пере­строить армию за столь короткий срок не удалось. Кадровая проблема по-прежнему оставалась острой. Для качественной подготовки офицеров нужны были годы учебы и практической работы на командных должностях. Военно-учебные заведения, понеся серьезный урон от репрессий, лишившись многих опытных преподавателей, не могли в ко­роткие сроки дать армии достаточное число квалифициро­ванных офицеров.

Количество военных академий и училищ постоянно расширялось. С июля 1939 г. по декабрь 1940 г. открылось 77 военных училищ, к лету 1941 г. действовало 203 училища и 68 курсов усовершенствования, где обучалось свыше 300 тыс. курсантов. Подготовку офицеров с высшим и специальным образованием вели 19 академий, 10 военных факультетов при гражданских вузах и 7 высших военно-мор­ских училищ. Во всех командных академиях были восстанов­лены вечерние и заочные отделения.

В 1941 г. в военных академиях обучалось 20300 человек (в 1939 г. -11500). Для переподготовки офицеров запаса сеть специальных кур­сов увеличилась с 22 до 93, а их емкость возросла в 9 раз. Но потребности армии выросли еще больше. Поэтому до начала войны так и не удалось ликвидировать некомплект начальствующего состава.

5 мая 1941 г. в речи перед выпускниками военных ака­демий Сталин признал, что учебные заведения по уровню оснащения современной техникой отстают от армии, однако он уклонился от анализа причин этого явления, сведя все к консерватизму преподавателей и нерасторопности снабжаю­щих органов.