Представитель   древнего княжеского рода Оболенских Аникита Репнин родился в 1668 г. в семье боярина и дворецкого Ивана Борисовича Репнина. Службу Аникита начал с шестна­дцати лет — в чине спальника вошел в свиту юного Пет­ра. В 1685 г. получил чин поручика потешной роты, через два года — чин полуполковника. В 1689 г. в числе первых прибыл в Троице-Сергиев монастырь к Петру.

Во время Кожуховского похода командовал Преображен­ским полком. В первом Азовском походе (1695 г.) был генерал-адъютантом при Головине Ф.А. Участво­вал в штурме башен-каланчей по берегам Дона. Во втором походе, при взятии Азова, был капитаном первого фрегата в отряде Ф. Лефорта. Во время восстания москов­ских стрельцов 1698 г., когда царь находился за рубе­жом с «Великим посольством», Репнин с отрядом в 700 человек занял Кремль, во избежание неприят­ностей со стороны восставших.

В 1699 г. Петр поручил ему сформировать девять солдатских полков — надвигалась война со Швецией. Реп­нин с этой целью выехал в «низовые города» — в Поволжье. Закончил это дело в следующем году, когда военные действия уже начались. В сражении под Нарвой участвовать ему не привелось. Собранные им полки соста­вили дивизию, или «третье генеральство». В ноябре 1700 г., направляясь с дивизией в 12 тыс. че­ловек под Нарву, он узнал о поражении русской армии. Повернул от озера Самры назад, пришел на реку Лугу. Сюда же подошли остатки полков из-под Нарвы, и ге­нерал вместе с ними пришел в Новгород.

Репнин А.И.

Репнин А.И.

Здесь, всю зиму приводил в порядок остатки нарвской армии (23 тыс. человек). Одновременно выполнял обя­занности новгородского воеводы. Ведал обороной, укреплением Новгорода, Пскова, их земель, формированием армии. Одной из забот Репнина были пришедшие в упадок укрепления Новгорода и Пскова, Печор и Гдова.

К весне 1701 г. численность русской армии возросла до 65 тыс. человек, только драгун в новые полки пришло более 11 тыс. Большая полови­на армии, до 38 тыс. человек (вклю­чая корпус Репнина), стояла в Пскове. Помимо сбора войска, Репнину полагалось следить за охраной границы от шведов. С 1701 г., когда шведский король начал гоняться за Августом II, развернулась так называемая «малая война». Русские войска отбивали набеги шведов и сами нападали, переходя границу с Лифляндией.

Петр I направил Репнина в Прибалтику, в помощь Августу II.  Несмотря на отсутствие конницы и разведки, что сильно затрудняло поход, он пришел 21 ию­ня в Кокенгаузен. Здесь объединились силы русских и сак­сонцев. Четыре полка Репнин отрядил для осады Риги, под стенами которой они строили «траншаменты» — земляные укрепления. Другие полки, стоявшие в 10 вер­стах от города, составили резерв саксонской армии. Но вскоре саксонцы потерпели поражение от шведов. В этом сражении Репнин не участвовал.

В октябре Репнин участ­вовал в штурме и взятии Нотебурга, после чего возвра­тился с полками в Новгород. В 1703 г. стоял с дивизией в Петербурге. Весной 1704 г. царь Петр, отдав под началь­ство Репнину, помимо его дивизии, еще Преображенский, Семеновский и Ингерманландский полки, посылал его вверх по Неве на Корелу. Но вскоре, узнав, что в устье Наровы появился шведский флот, а к самой Нарве идет корпус Шлиппенбаха, государь вернул войско Репнина.

Летом 1704 г. генерал Репнин разбил наголову шведский отряд. Когда он вернулся в Псков, ситуация изме­нилась. Карл заставил польский сейм низложить Авгус­та II и провозгласить королем Станислава Лещинского. Репнина царь снова посылает к Августу. С двенадцатью полками (шесть пехотных и шесть драгунских) он направился в Полоцк для устройства базы, чтобы, опираясь на нее, действовать вместе с литовскими гетманами, но не ввязываться в генеральное сражение со шведской армией.

В октябре 1705 г. Репнин со своей дивизией прибыл в Гродно, в котором сосредоточилась русская армия. Когда Август II ушел с конницей в Варшаву, Мен­шиков отбыл для встречи с Петром, Репнин получил пол­номочия командующего. Князь Аникита организовал снабжение русских полков из Бреста и Тикотина, а потом вывел армию из Гродно и в мае 1706 г. привел в Брест. По сути дела, он спас ее от удара — шведский король со своим войском стоял тогда в 10 верстах.

В 1707 г. Репнин вступил в командование правым флангом русской армии. Шере­метев с главными силами шел к Минску. Части Репни­на, помимо Вильно, располагались также в Ковно, Грод­но и Меречи. В конце декабря Карл начал наступление на Гродно и Новогрудок. Русская армия, снявшись с зимних квар­тир, отступала от Двины. Левым ее флангом командовал Меншиков, правым — Петр. Репнин возглавил иррегуляр­ную конницу. Армия отошла за реку Уллу. Репнин занят был в это время укомплекто­ванием полков, обучением солдат.

Летом 1708 г. шведы форсировали Березину. Русская ар­мия продолжала отступление к Днепру. Шереметев отсту­пал к Орше, Меншиков — к Могилеву. 21 июня Репнин вошел в Могилев. Петр был недоволен тем, что князь слишком далеко оторвался от остальных войск.

29 июня Репнин сообщил фельдмаршалу Шереметеву, что пришел на головчинскую позицию, которая оказалась неудачной. Он и его помощники не ожида­ли назавтра наступления неприятеля. Рано утром шведы начали переправу. В полках Реп­нина ударили тревогу, и он сам с Гренадерским пол­ком бросился к мосту, занял его. Часть орудий выдви­нули к переправе. Но шведы имели больше пушек, к тому же более крупных калибров. В артиллерийском поединке они взяли верх и пошли пехотой в атаку на мост.

Полчаса шел бой — Репнин и его гренадеры храб­ро отражали вражеский натиск. Потом, разломав мост, начали отходить, обстреливая шведов, которые стали на­водить понтонный мост. Шведы рвались вперед. Репнин, опасаясь за свой пра­вый фланг, передвинул туда с левого Нарвский полк. Для связи с северной позицией выдвинул еще два пол­ка — Копорский и Тобольский. Остальные четыре полка по-прежнему стояли в ретраншементе на случай фрон­тального удара неприятеля.

К Шереметеву, Гольцу, Генскину и Инфланту послал за подкреплениями. Но они не подходили. Между тем бой в районе моста продолжался. Шведы сумели перейти реку Бабич и быстро пошли «прямо на отрез», то есть в обход фланга. Репнин приказал своим гренадерам отступать, сам поскакал на крайний фланг к Копорскому полку, который готовился к контратаке. Репнин отменил этот приказ.

Началось отступление Гренадерского, Копорского и Тобольского полков через лес. Остальные полки, кото­рым Репнин не отдал никаких приказов, тоже отступали, через «тыловой мост», в беспорядке. Правда, шведы не смогли воспользоваться сумятицей в дивизии Репнина, и она, сумев все-таки избежать полного разгрома, пришла к Шереметеву. Потом отступила вместе с его полками к Горкам. Головчинское поражение обошлось Репнину бо­лее чем сотней убитых и шестьюстами раненых и пропавших без вести. Потеряли 10 орудий, немало бое­припасов, всякого снаряжения.

Царь назначил комиссию во главе с Меншиковым, и она выявила причины поражения. Приговор комиссии был обнародован всем в назидание. Репнин был отстранён от должности и на него был наложен штраф. Его полки включили в разные дивизии. Царь этим показа­тельным судом и приговором дал урок многим в своей ар­мии.

«Головчинская оказия» выбила из седла князя-воина. Но, впрочем, ненадолго. Вскоре последовали победы над шведами, и царь сменил гнев на милость. Уже в битве при Лесной (сентябрь 1708 г.) Репнин командовал дра­гунским полком, «показав дело свое мужественно, старый ранг свой достал». В октябре ему вернули дивизию, но в ее составе были уже другие полки — не те, что при Головчине. В ее расположение Репнин прибыл в де­кабре из Смоленска, куда ездил по приказанию Петра для сбора драгун.

Во время Полтав­ского сражения Репнин командовал своими пехотными полками. За победу получил орден Андрея Первозван­ного и земли с деревнями. Уже 15 июля его дивизия, включенная в армию Шереметева, отправилась с Украины к Риге. В конце октября князь пришел к месту назначения, расставил свои полки в Юнгфергофе, Коборе и Кирхгольме, в окрестно­стях Риги.

В ноябре начались бомбардировки. Но наличие в Риге сильного гарнизона, большого числа орудий и припасов заставили перейти к длительной осаде. Шереме­тев с основными силами ушел в Курляндию, на зимние квартиры. Под Ригой же остался Репнин с шестью ты­сячами солдат пехоты и тысячей конницы.

11 марта 1710 г. к Риге вновь подошла армия Шереметева. В начале следующего месяца вскрылась Дви­на, и тесная блокада города возобновилась. Ситуация для осаждающих осложнилась, началась эпидемия чумы. К Риге, по полученным вестям, направлялась военная подмога. В течение десяти дней русские усиленно обстре­ливали город, и он капитулировал. Первым всту­пил в него со своими полками Репнин и сразу же сменил шведские караулы на русские посты.

В конце месяца царь направил в Польшу Шереметева. Генерал-губернатором в Риге остался Репнин. Он ведал всем управлением в Лифляндии, военным и граждан­ским. Занимался организацией сбора контрибуции, подво­за провианта, описанием оружия и борьбой с чумой, сгонкой леса по Двине и мно­гими другими делами.

Репнин принял участие и в Прутском походе, 2 фев­раля 1711 г. его дивизия выступила из Риги, шла через Минск. В Сороках соединилась с главными силами армии. Шла дальше в арьергарде. В сражениях на Пруте она не участвовала. После похода Репнин принимал рекру­тов в Смоленске, потом прибыл с войсками в Киев.

А в январе следующего года с 14-ю лучшими в русской армии (исключая гвардию) полками он идет, по рас­поряжению царя, в Померанию. В январе 1713 г. после жаркого сражения занял Фридрихштадт. Позд­нее, 19 августа, шведы предприняли сильную вылаз­ку на его редуты, но он отбил ее. Участвовал в оса­де  и штурмах Штеттина, который в конце концов был взят.

В 1714 г. дивизию Репнина, как резерв главной армии, перевели в Ригу. К нему, по повелению царя, фельдмаршал Шереметев прислал шесть драгунских полков Боура, Киевский полк. Зимой 1716 г. стоял в Мекленбурге, «на прокормлении». В том же году снаряжал суда в Ростоке, на балтийском побережье. В октябре при­вел транспорт с пехотой и кавалерией в Варнемюнде.

В 1718-1719 гг. взимал контрибуции, субсидии с Гданьска. Следил за тем, чтобы его жители выпол­няли обязательства по вооружению судов. Дела у него шли успешно — уже в январе 1719 г. отослал в Петербург 140 тыс. ефимков. В марте Репнин с войсками выступил обратно в Ригу. В сложных ус­ловиях Прибалтики, с ее многочисленными городскими и дворянскими привилегиями, Репнин все эти годы су­мел отлично поставить дела по управлению краем, наладить хорошие отношения между армией и местными жителями. Петр был доволен и расширял его права как генерал-губернатора. С целью содействовать развитию торговли Репнин заложил в Риге верфь для строительства торгово­го флота.

20 января 1724 г. он стал президентом Воен­ной коллегии, заменив Меншикова, смещенного Петром. Во время болезни императора, сопровождавшейся борьбой придворных группировок, он вместе с Голицыным, Долго­руким, одним из Апраксиных выступил в вопросе о престо­лонаследии сторонником великого князя, при котором ца­рица должна стать регентшей. Но после смерти Петра и споров между вельможами он перешел на сторону пар­тии Меншикова, который, опираясь на гвардию, высту­пил за провозглашение Екатерины, жены покойного им­ператора, правительницей.

В мае 1725 г., в день коронования Екатерины I, Репнин стал генерал-фельдмаршалом, сохранив посты главы Военной коллегии и генерал-губернатора Лифляндни. Через две недели его наградили орденом св. Алек­сандра Невского. Но вскоре из-за происков Меншикова ос­вободили от руководства коллегией, которую снова воз­главил Александр Данилович, и послали в Ригу. Здесь он и умер 3 июля 1726 г.

Статья написана по материалам книги В.И. Буганов, А.В. Буганов «Полководцы. XVIII в.», М., «Патриот», 1992 г., с. 188-198.