Русскую военную историю прославили полководцы разных дарований. Одни из них отличались осмотрительностью, основательностью в замыслах и действиях. Таковы, к примеру, Дмитрий Донской, фельдмаршалы Шереметев и Кутузов. Другие прославились решительностью, стремительностью, личной отвагой. Самый известный из них, конечно, — Суворов. Но он имел предшественников — князя Святослава, Алек­сандра Невского, Дмитрия Хворостинина, Михаила Го­лицына.

Представитель знатнейшей княжеской фамилии, веду­щей свой род от великого князя литовского  Гедиминаса, князь Михаил Михайлович Голицын родился 1 ноя­бря 1675 г., в конце правления царя Алексея Михай­ловича, в семье Михаила Андреевича Голицына, боярина и курского воеводы. Начал службу с двенадцати лет. В  1687 г. стал барабанщиком Семеновского полка, то есть солдатом, одним из «потешных робяток» пятнад­цатилетнего Петра Алексеевича.

В 1689 г. служил с  царем  в  Троице-Сергиевом  монастыре «солдатом». В 1693 г. — «был в Переславле-Залесском, как строи­ли корабли, да в Семеновском на потехе, солдатом же». Царь в 1694 г. произвел его в прапорщики. За храб­рость, проявленную в первом Азовском походе, во время штурма земляного города, пожалован поручиком. Во вто­ром походе на Азов отличился снова. Через два года, когда Петр I вместе с «Великим посольством» находился в Западной  Европе, Голицын участвовал в сражении у стен Новоиерусалимского (Воскресенского) монастыря под Истрой — царские войска разбили здесь четыре вос­ставших стрелецких полка.

Голицын М.М.

Голицын М.М.

В 1699 г. Голицын сопровождал царя в военно-морской демонстрации русской эскадры от Азова до Керчи, в результате которой Турция убедилась в силе ново­построенного Азовского флота России, что помогло в 1700 г. заключить с ней перемирие и начать войну со Швецией. В этом же году князь стал капитан-поручиком.

Все годы Северной войны Голицын находился в гуще событий, активно участвовал в военных действиях. В пер­вый год войны получил чин капитана гвардии. В сраже­нии под Нарвой был в составе гвардии на правом флан­ге; здесь его ранило в ногу навылет и слегка в руку. В следующем году получил чины майора и подполков­ника. Во время штурма Нотебурга снова отличился, находясь в первых рядах, среди своих солдат.

Сохранились сведения о неустрашимости Голицына во время этого жаркого сражения. 12 октября 1702 г. шведы отбили штурмующие колонны русских, и они в рас­стройстве отхлынули от стен крепости. Даже Петр засомневался, отправил с нарочным Голицыну повеление отступать. Но тот приказал оттолкнуть от берега Невы лодки, чтобы солдаты не думали о бегстве, о спасении. Нарочному ответил: «Скажи государю, что я теперь при­надлежу не Петру, но Богу».

Бесстрашный Голицын пошел с солдатами на приступ, вслед — другие полки. Нотебург был взят после трина­дцати часов кровопролитного боя. За эту славную победу князь получил чин полковника лейб-гвардии, обычно жа­ловавшийся только царствующим особам, а также триста душ крестьян, три тысячи рублей.

В последующие годы князь участвовал во взятии кре­постей Ниеншанц на Неве (1703 г.), Нарвы (1704 г.), Митавы (1705 г.), командовал бригадой, действовавшей в Польше, находился в Гродно во время осады ее шведами. В 1706 г. стал генерал-майором, командиром дивизии из четырех полков: лейб-гвардейского Семеновского, Ингерманландского, Вятского и Черниговского. В следую­щем году служил в составе корпуса генерала Аларта. Получил от Петра указ о заготовке провианта и фуража, постройке мостов через болота.

Вместе с главной армией отступил к Днепру. Здесь проявился его недюжинный талант военачальника. В ночь с 29 на 30 августа 1708 г. блестяще провел и выиграл сражение со шведами под Добрым, где оказалось правое крыло шведской армии — пять тысяч пехоты и несколько тысяч конницы. Оно удалилось от главных сил, и Петр, узнав об этом, послал против шведов князя Голицына с восемью батальонами гренадер и генерал-поручика Флюка с тридцатью драгунскими эскадронами. Оба ге­нерала поспешили навстречу врагу.

Но Флюк, из-за даль­него пути и трудных переправ, опоздал, не успел соеди­ниться с Голицыным. Тот же, обойдя со своими гре­надерами многие болота, речки, под прикрытием тумана стремительно напал на шведов, превосходивших его по числу воинов. Сражение продолжалось два часа, и про­тивник, потеряв до трех тысяч человек, обратился в бег­ство. Подошел Карл XII с главными силами, но, несмотря на это, Голицын на виду у них в полном боевом порядке ушел к своим, привез Петру шесть вражеских знамен. На победителя Петр возложил ленту с орде­ном св. Андрея Первозванного.

Некоторое время спустя, 28 сентября того же года. Голицын сражался, как лев, при деревне Лесной, когда русский корволант под командованием Петра разгромил войско Левенгаупта. Царь видел храбреца на поле битвы. После нее, расцеловав князя, Петр произвел его в генерал-поручики, пожаловал свой портрет, осыпанный брил­лиантами, сказав при этом:

— Проси все, что ты желаешь!
— Прости Репнина!

Царь сильно удивился: Репнин, недавно потерпев­ший поражение под Головчином и разжалованный в сол­даты военным судом, который создали по указу Петра, был недоброжелателем Голицына. Благородство и велико­душие князя Михаила тронули монарха, и он согласился с его просьбой. Добавил к прежним милостям новую — 800 крестьянских дворов.

В Полтавской битве Голицын храбро сражался, командуя гвардией. Он же с гвардейскими, солдатскими и кавале­рийскими полками Боура, Волконского, фон Вердена после Полтавской виктории преследовал отступающих шведов. Первым пришел к Переволочне (30 июня) и, несмотря на свои малые силы, потребовал от Левенгаупта капи­туляции. Затем подошел Меншиков, и 16 тыс. шведов сложили оружие. Последовали новые награды царя.

В следующем году Голицын участвовал в походе и взятии Выборга. Еще через год воевал на Украине против запорожских казаков и крымских татар. Во время несчастливого Прутского похода он, как и другие гене­ралы, заявил, что готов скорее умереть, нежели сдаться туркам, осадившим русский лагерь.

Голицын стал ближайшим помощником, правой рукой генерал-адмирала Апраксина Ф.М. Вместе с Апраксиным и другими военачальниками он разработал и внедрил правила походной службы, устройства лагерей, караульной службы, диверсий, действий галерного флота. В мае 1713 г. Петр предпринял поход на Гельсинг­форс — галерный флот (более двухсот судов) доставил 17 тыс. солдат; арьергардом командовали ге­нерал-лейтенант Голицын М.М. и Боцис И.Ф. Город был взят. В октябре того же года во время битвы при Пелькине он вел шесть тысяч солдат на плотах по озеру в тыл шведам, которые вскоре «пришли в конфузию», ударились «в бегство по лесам, как зайцы». В этом сражении главную роль сыграл Голицын.

С 1714 г. Голицын — снова на финляндском театре военных действий. В начале этого года он из-за отсутствия генерал-адмирала Апраксина возглавил действовавшие здесь войска. Узнав, что у деревни Лаппола (Наппо), под городом Ваза, стоит шведский генерал Армфельд с восьмитысячным корпусом, выступил против него. Взял с собой столько же солдат, сколько было у генерала-противника. Остальных оставил в лагере. 19 фев­раля подошел к лагерю Армфельда, корпус которого стоял на боевой позиции.

Армфельд выбрал очень хорошую позицию — на рав­нине между двумя опушками леса, у реки Кюро. В цент­ре стояла укрепленная деревня Наппо. Сам генерал коман­довал пехотой, в центре. На флангах поставил кавале­рию. Князь пошел в атаку, но шведы опередили его — дали залп по русским и со штыками наперевес устреми­лись вперед. Голицын приказал стоять на месте, выдер­живать вражеский огонь. Подпустил шведов поближе, приказал открыть огонь, который нанес шведам гораздо больший урон. Затем последовала решительная контр­атака.

Дважды Армфельд отбрасывал русскую пехоту. Но ка­валерия шведов на обоих флангах не выдержала, обратилась в бегство. Голицын спешил четыре драгунских полка, и они с тыла ударили по шведскому центру. Перешла в атаку по фронту и русская пехота. Двой­ной удар противник, окруженный со всех сторон, не выдержал. Несмотря на храброе сопротивление, сраже­ние скоро закончилось поражением шведов и финнов, их беспорядочным бегством. Голицын и его воины наголову разгромили шведов, более пяти тысяч из их войска остались лежать на поле боя. Более 500 шведов попали в плен вместе с 20 знаменами, 7 пушками, 4 гаубицами. Шведская армия в результате сокрушительного поражения была деморализована.

Царь Петр, узнав о новой блистательной победе Голицына, пожаловал его чином генерал-аншефа. В том же году, 27 июля, Голицын участвовал в Гангутском сражении. После предыдущих поражений в Финском и Ботническом заливах в Финляндии шведы, надеясь на свое превосходство в больших, линейных кораблях, отнюдь не потеряли надежды на морскую викторию. Однако действовали в этом направлении вяло, нерешительно. Командование Швеции до сих пор недооце­нивало действия русских галер в шхерах, на мелководье.

В результате победы  в Гангутском сражении и других сражениях 1714 г. Финляндия оказалась под контролем России. Шведский двор в панике готовился покинуть Стокгольм. Город укрепляли — ждали нашест­вия русских. В следующем году Голицын с Аландов посылает к шведскому берегу галеры, чтобы добыть «языков». В последующем велись небольшие по размерам военные действия, разведывательные рейды.

В Финлян­дии он, как и Апраксин, делал все, чтобы прекратить насилия и грабежи, со стороны как русских солдат, ка­заков, так и местных партизан-кивикесов. Финны, узнавшие генерала поближе, отдавали долж­ное его качествам человека и полководца. Все отмечали его ум и храбрость, честность и обхо­дительность. Петр называл его «прямым сыном Отечества».

27 июля 1720 г. в новой морской битве у острова Гренгам Голицын повел в бой эскадру из 61 галеры и 29 лодок. Навстречу ему устремились шведы, и он отошел в гавань острова Фрисберг, чтобы выманить  неприятеля. Тот попался на удочку — шведские корабли углубились в Ламеландский залив. Голицын пошел на них в атаку. Два шведских фрегата сели на мель. Еще двух русские суда догнали и заставили сдаться. Остальные вражеские суда ушли в море. Голицын захватил 104 орудия на четырех фрегатах, взял в плен тридцать семь офицеров, около пятисот матросов.

По случаю Гренгамской баталии царь приказал вы­бить медаль. На одной ее стороне — портрет Петра I, на другой — морское сражение, слова: «Прилежание и храбрость превосходят силу. При Гренгаме 1720 июля 27». Победителю он пожаловал шпагу и трость, осыпан­ную бриллиантами, «за его воинский труд и добрую команду».

После окончания Северной войны Петр предпринял поход против Персии. Князь Голицын остался за глав­ного начальника в Петербурге. В 1723 г. он командо­вал русскими войсками и украинскими полками в Малороссии. После кончины Петра Великого императ­рица Екатерина I сделала его генерал-фельдмаршалом (21 мая 1725 г.); Петр II — президентом Военной коллегии, то есть военным министром, сенатором и членом Верховного Тайного совета (1728 г.).

С воцарением императрицы Анны Ивановны князь Михаил Михайлович вместе с другими «верховниками», вздумавшими ограничить ее самодержавную власть, попал в опалу, был удален от двора. Умер 10 декабря 1730 г., 55 лет от роду.

Статья написана по материалам книги В.И. Буганов, А.В. Буганов «Полководцы. XVIII в.», М., «Патриот», 1992 г., с. 200-208.