Старинный род Апрак­синых ведет начало от выезжего ордынца Салхомира (Солохмира, в крещении — Иван), который приехал в 1371 г. к великому князю Олегу Ивановичу рязанскому. Его правнук Андрей Иванович имел прозвище Опракса. Предки известных сподвижников Петра перебрались в свое время из Рязани в Москву на службу к великому князю всея Руси Ивану III. Некоторые из них отли­чились при взятии Казани (1552 г.), в других походах и сражениях, служили в стольниках и даже боярах.

Воз­вышение рода началось по женской линии. В начале 1682 г. Марфа Матвеевна Апраксина, дочь стольника Матвея Васильевича Апраксина (умер в 1668 г.), стала второй женой царя Федора Алексеевича. Правда, больной царь вскоре умер, но Марфа сохранила и титул царицы, и почет, с ним связанный. Жила она до конца 1715 г., имела трех братьев — Петра, Федора и Андрея, карьера которых началась в восьмидесятые годы. С 1686 г. они стали комнатными стольниками четырнадцатилетнего Петра, ко­торый с уважением относился к вдовой царице.

Апраксин Петр Матвеевич

Младший из братьев по службе продвинулся мало. Двое других да­леко его превзошли. Старший из братьев, Петр Матвеевич Апраксин (ро­дился в 1659 г.), в конце правления Софьи стал окольничим, потом боярином. Позднее ему пожаловали титул графа, затем чин действительного статского со­ветника. В 1717 г. получил он звание сенатора. В 1722 г. возглавил Юстиц-коллегию.

Его карьеру можно считать блестящей. Причем он от­личился не только на поприще гражданского управле­ния. В девяностые годы, уже во время единодержавия Петра, воеводствовал в Новгороде Великом

В декабре 1699 г. царь затребовал его в Москву. Началась Северная война. После нарвского поражения, в 1701 г., Петр Матвеевич вернулся в Великий Новгород. Его отряд, в который помимо набранных здесь двух пол­ков включили еще несколько стрелецких, охранял северную границу Новгородской земли от возможных на­падений шведов.

Получив приказ действовать оборони­тельно, но, при «доброй» возможности, и наступательно, воевода несколько раз разбивал неприятельские отряды. В июне 1702 г. истребил шведскую флотилию. У реки Ижоры 11-12 августа одержал верх над корпусом швед­ского генерала Кронгиорта, отбросив его от Невы. Вес­ной следующего года прикрывал осаду крепости Ниеншанц.

В марте 1704 г. по приказу Петра I Апрак­син П.М. прибыл в Ямбург. Своих драгун послал к Нарве и далее на запад по Колыванской (Ревельской, Таллинн­ской) дороге, где они разбили отряд неприятеля, который потерял более двухсот человек убитыми и тридцать плен­ными. Другой русский отряд ходил в разведку.

Со своим корпусом, состоящим из двух драгунских, пяти солдатских и двух стрелецких полков, Апраксин блокировал устье ре­ки Наровы. Он вел разведку под Нарвой, на побережье. Не дал в апреле шведским кораблям, прибывшим в устье На­ровы, доставить солдат и провиант осажденному городу, отогнал эскадру неприятеля из более чем дюжины кораб­лей. Апраксин, поставив свои батареи и полки, отрезал Нарву от моря. В мае прибыла новая шведская эскад­ра вице-адмирала Я. де Пру из более чем тридцати кораблей. Апраксин известил об этом царя. И Петр вернул корпус, шедший для осады Корелы, к Нарве

Петр вскоре сам прибыл к Нарве. Сосредоточил вой­ска под ее стенами. Корпус Апраксина, стоявший у устья Наровы, передвинули под Ивангород, блокируя его. Та­ким образом, корпус сыграл свою роль в осаде и взятии двух городов-крепостей. В конце 1705 г. царь повелел Апраксину П.М. ехать к восставшей Астрахани, на помощь фельдмаршалу Шереметеву. После долгой осады и взятия города Ап­раксин стал в нем воеводой.

8 сентября 1708 г. заклю­чил договор с ханом Аюкой. Калмыцкое ханство, согласно его условиям, обязалось быть в вечном подданстве у России. Служил он также губернатором в Казани. Орга­низовал строительство судов на Волге, доставку корабель­ного леса в Санкт-Петербург, лошадей — для кавалерии, походы против крымских татар, часто нападавших на юж­ные границы России и Украины.

В 1713 г. царь вызвал его в Петербург. Последовали пожалования в графы, сенаторы. Но в феврале 1718 г. граф попал в опалу — царь заподозрил его в пособниче­стве бегству из России в Вену царевича Алексея. Петра Матвеевича лишили имений, выслали в Москву. Но след­ствие показало его невиновность, и в том же году граф Петр, член Верховного уголовного суда, в числе других вельмож подписал смертный приговор Алексею Петровичу. В конце правления Петра I Апрак­син П.М. получил чин действительного статского советника. Умер он в 1728 г.

Генерал-адмирал Апраксин Фёдор Матвеевич

Еще более удачную карьеру сделал средний из брать­ев — Федор Матвеевич Апраксин (1661 — 1728), любимец царя Петра, один из первых генерал-адмиралов. Стольник юного Петра, он вместе с ним создавал потешные полки, участвовал в маневрах. В 1693-1696 годы Фёдор Апраксин был двин­ским и архангельским воеводой. В Архангельске, имевшем морской порт, Апраксин положил начало строительству русских судов. Сделанный его стараниями корабль ходил с товарами в Западную Европу. Деятельность Федора Мат­веевича была оценена царем, и с этого времени нача­лось быстрое его возвышение.

Апраксин Ф.М.

Апраксин Ф.М.

В 1695 г. Ап­раксин Ф.М. получил чин поручика Семеновского гвардейского полка, оставаясь при этом архангельским воеводой. В сле­дующем году, после второго Азовского похода, в котором он тоже участвовал, становится полковником. Еще год спустя, накануне отъезда Петра с «Великим посольством» в Западную Европу, Апраксину поручили руководство постройкой судов в Воронеже.

А в феврале 1700 г. царь назначил его главой Адмиралтейского приказа со званием адмиралтейца. Апраксин ведал строительством флотов на Азовском и Балтийском морях, одновременно служа воеводой Азова, не столь давно отвоеванного у турок. Он справлялся с множеством дел. Нужно было устраивать верфь в устье реки Воронеж, проводить оттуда корабли вниз по Дону к Азову, заводить пушечный завод в селе Липцах, адмиралтейство и доки в Таврове, гавань и укрепления в Таганроге.

Одновременно он перестраивал Азов, углублял мелководное устье Дона, организовал гидрографические работы в Азовском море. Строил Та­ганрог и Троицкую крепость при нем, Павловскую кре­пость в устье Миуса, новые верфи в Таврове и Новопавловске.

Этим Федор Матвеевич занимался до 1706 г. Потом его вызвали в Москву, где он возглавил Оружейный и Ямской приказы, Монетный двор. А с кончиной адмирала Головина Ф.А. (февраль 1707 г.) стал президентом Адмиралтейства и получил чин адмирала. Будучи главным начальником Балтийского флота, командует также и сухо­путными войсками, например в Ингерманландии, по побе­режью Финского залива…

В 1708 г. Апраксин Ф.М. стал главнокомандую­щим войсками в Ингрии (Ингерманландии). Ингерман-ландский корпус имел 24,5 тыс. человек в 17-ти полках, из них 20 тыс. — пехота, 4,5 тыс. — конница. Главные его силы располагались на линии Нарва — Петербург. Апраксину царь подчинил также корпус Боура (16 тыс. человек) и гарнизон Пскова.

Петр не исключал того, что шведский король пойдет, соеди­нившись с Левенгауптом, через Ингрию к Петербургу. Если же не двинется армия Карла, то против Апрак­сина будут, возможно, наступать Левенгаупт — из Ри­ги, Любекер — из Финляндии. Царь приказал Апракси­ну находиться в середине своих войск для «повеления в обе стороны»…

Апраксин отбивает нападение шведов, имевшее целью разорить Петербург и Кроншлот (Кронштадт). Сначала адмирал со своим отрядом разгромил шведский корпус Штромберга, который двигался из Ревеля к Нарве. Произошло это 28 сентября 1708 г. у Ракобора (Везенберга).

16 октября у Копорского залива он встретил генерала Любекера, который двигался с 13-ты­сячным корпусом со стороны реки Сестры. Одновременно на виду у Кроншлота показалось двадцать два швед­ских корабля. Но ни Любекер, ни Анкерштерн не смогли взять Петербург и остров Котлин. Сначала происходили небольшие стычки в Иигрии. Апраксин пошел на хитрость: сделал так, чтобы письмо, в котором речь шла о подходе большой русской армии, попало к шведам.

Генерал с адми­ралом в панике стали сажать солдат на корабли в Копорском заливе. Тогда Апраксин напал на шведский лагерь. Противник потерял девятьсот человек убитыми и более двухсот пленными. Остальные в панике бежали. Две эти победы спасли не только Петербург и Кронштадт, но и молодой Балтийский флот.

В ознаменование этой победы царь Петр приказал выбить памятную медаль. В 1709 г. государь пожаловал победителю чин действитель­ного тайного советника и графское достоинство. А в следующем году Апраксин во главе 11-­тысячного корпуса пошел в поход на Выборг. Выборг был первоклассной крепостью, ее сооружения хорошо сочета­лись с природными особенностями местности — острова­ми, перешейками. На фланкирующих батареях имелось более 150 орудий. Гарнизон состоял из шести тысяч че­ловек. Петр еще в 1706 г. пытался взять этот город-крепость, но неудачно.

Апраксин собрал пехоту и конницу на острове Кот­лин — всего 13 тыс. солдат. Пройдя по льду 130 километров, появился перед неприятелем неожиданно. Переход занял девять дней. Войско Апраксина имело мало пушек и продовольствия, не было сена для лошадей. Жители ушли в глубь Финляндии. Царь и его помощники к концу апреля приготовили у Кроншлота около 270 судов, включая мелкие, с пятью тысячами солдат, более чем сот­ней орудий, продовольствием. Флотилия под шведскими флагами (для обмана) подошла к Выборгу, прошла мимо крепости и выгрузилась у русского лагеря. 14 мая ушла обратно в Кроншлот. Через день в Выборгский залив вошла шведская эскадра адмирала Ватранга из 18 линей­ных кораблей, но русские батареи не подпустили ее к кре­пости. Она ушла к Котлину для наблюдения за русским флотом.

Между тем Апраксин с помощью доставленной осад­ной артиллерии усилил действия против крепости, чем вы­нудил коменданта начать переговори. 13 июня 1710 г. Выборг ка­питулировал. Генерал Любекер, стоявший со своим корпу­сом на реке Кюмень (Кимина), так и не пришел на помощь Выборгу.

С взятием Выборга русский флот получил контроль над восточной частью Финского залива, шхерами, кора­бельными фарватерами. Его взятие предопределило па­дение Кексгольма (Корелы) и Вильманстранда (Лаппен-ранты), повысило безопасность Петербурга. За этот поход генерал-адмирал Апраксин Ф.М. получил от царя ор­ден св. Андрея Первозванного и золотую шпагу, украшен­ную алмазами.

Несчастный Прутский поход 1711 г. стоил России Азова и Азовского флота. Апраксину пришлось скрепя сердце уничтожать то, чему он отдал в свое время столь­ко сил и энергии. После этих малоприятных дел возвра­тился в Петербург. Во главе сухопутных войск в 1712 г. начал новый поход на Финляндию, принадлежавшую тогда Швеции.

Шведы энергично действовали в за­ливе. Русский флот сосредоточили в Кронштадте, где его блокировал неприятель. Но галеры Боциса сумели вой­ти в шхеры, высадить десант в тылу у Любекера, и тот отступил в глубь страны. Апраксин занял позицию у Веккелакса, оставленную Любекером. Но вскоре, из-за отсут­ствия провианта и неприступности позиции неприятеля у Ярвикоски, отступил назад. Тем самым ре­зультаты операции эскадры Боциса сводились на нет.

Задачей нового похода в Финляндию стало завоевание страны. Снова Апраксин удачно использовал галеры, число которых увеличилось (построи­ли 200 галер в течение зимы) в 1713 и в следующем году. В открытом море еще господствовал шведский флот. Галеры же (в каждой из них — до пятидесяти человек) и другие суда меньшего размера хорошо плавали в мелковод­ных и извилистых шхерах. Впервые галерный флот и пе­хотные полки не просто взаимодействовали, а полностью объединились — к каждому морскому соединению при­крепили на всю кампанию какую-либо из пехотных частей. Такую организацию потом переняли у русских шведы, назвав подобный род войск «береговым», или «армейским флотом».

Апраксин в эту кампанию возглавлял и сухопутные войска, и галерный флот. Поход начался 2 мая 1713 г. Галерная эскадра, выйдя с острова Котлин, 8 мая поя­вилась у Гельсингфорса. Город защищал отряд генерала Армфельда (две тыся­чи пехоты и триста всадников) под прикрытием укрепле­ний и береговых батарей.

10 мая началась артиллерийская дуэль. На следующий день утром — высадка десанта. Город горел, и вскоре рус­ские полки вступили в него. Вся операция у Гельсинг­форса заняла 11 часов. Армфельд отступил к Борго, на соединение с Любекером. Апраксин признал потом, что не удалось уничтожить или пленить шведский гарнизон из-за отсутствия разведки и промедления.

Командующий приказал войску снова садиться на суда и плыть в Борго. Разыгрался шторм. Высадку десанта произвели лишь 14 мая. Любекер, который имел восемь тысяч солдат и ополчение из «мужиков» (еще несколько тысяч), не препятствовал, отступил в глубь страны. Ап­раксин расположил свой корпус на острове Форсбю.

К вечеру 7 июня Боцис одержал со своими легкими судами победу над корабельной эскадрой противника, стоявшей на рейде Гельсингфорса. Смелое нападение рус­ских стоило шведам потери всех транспортов и более двух десятков пленных. Шведский флот, опасаясь нового нападения, покинул Гельсингфорс. Апраксин снова и прочно овладел этим городом, лишив шведов последней базы в Финском заливе.

Осенью 1713 г. генерал Армфельд оставил Тавастгуст, заняв позицию на реке Пелькяне (Пелкине). Эта позиция на северном берегу реки была не­доступной с фронта, сильной с флангов; мост через реку шведы уничтожили, вырыли окопы, сделали засеки и уста­новили батареи. Перед позицией протекала река, фланги прикрывались двумя озерами. Армфельд имел 10 ты­с. солдат и 4 тыс. ополченцев.

Солдаты по приказу Апраксина Ф.М. построили плоты, и в ночь на 5 октября десант из шести тысяч солдат, возглавляемый князем Голицыным М.М., высадился в тылу позиции Армфельда. Отвлекающую демонстрацию устроили с фронта, через реку Пелькяне. Десант высаживался широким фронтом. Лишь первая, правая, «шквадра» встретила сопротивление — попала под сильный ружейный огонь. Вторая и третья (центр и левая) высадились без противодействия. Одновременно по фронту солдаты Апраксина начали, кто как мог, переплы­вать через реку.

Дважды враг сбрасывал русских в воду, но те снова и снова рвались вперед. После трех часов боя шведы «при­шли в конфузию», ударились в бегство. Они потеряли шестьсот человек убитыми, двести пленными, русские — 673 убитыми и ранеными. Кавале­рия Волконского преследовала армию Армфельда, кото­рая, теряя людей, бежала в Вазу.

В начале 1714 г. генерал-адмирал вместе с Петром заложил гавань в Ревеле. А 25-27 июля того же года участвовал в морском сражении у мыса Гангут (Ганге­удд). Апраксин возглавляет здесь галерный флот, кото­рый, по замыслу царя, должен был обойти мыс на гла­зах у корабельного флота шведов. Галеры адмирала взяли в плен до десяти неприятельских судов вместе с контр-адмиралом.

После славной победы русские галеры заняли город Або, Аландские острова, появлялись в Ботническом зали­ве, то есть открывали морскую дорогу к самой Швеции, чей флот удалился к Стокгольму. Восточное побережье Ботнического залива оказалось под контролем войск Ап­раксина. И уже в сентябре отряд Головина из Вазы поплыли к шведским берегам. Без сопротив­ления захватили город Умео, спешно покинутый отрядом генерала Рамза.

В 1715-1716 гг. Апраксин во главе корабельного флота действовал на Балтийском море, де­лал высадку десанта на острове Готланд, а в 1716-1719 гг. с галерным флотом, заходя в аландские и сток­гольмские шхеры, опустошал шведское побережье — за­воды, деревни, уничтожал шведские суда. Страх на стокгольмские власти он навел немалый, что способство­вало заключению выгодного для России Ништадтского мира.

В 1718 г. Апраксин Ф.М. возглавил Адмиралтейств-коллегию. Охранял строящуюся Ревельскую гавань. Петр включил его в комиссию, которая вела следствие по делу цареви­ча Алексея. 20 мая 1719 г. царь назначил его губерна­тором Эстляндии. А с окончанием Северной войны дал право поднимать кайзер-флаг, это была тогда высшая морская награда.

Во время Персидского похода 1722-1723 гг. Апрак­син возглавлял Каспийскую флотилию, а по возвращении в Петербург снова получил в командование Балтийский флот. После кончины императора стал членом Верхов­ного Тайного совета. Последняя его служба — поход к Ревелю, где он должен был охранять город от англий­ского флота. Скончался Федор Матвеевич Апраксин в Москве 10 ноября 1728 г.

Апраксин Ф.М. — один из ближайших сотрудников, сподвижников Петра Великого. Об их близости говорят многие письма царя, документы, сообщения современ­ников. Он не был человеком выдающихся способностей, но хорошо исполнял то, что ему поручал царь. Человек добросердечный, он сумел сохранять долгие годы хорошие отношения и с Петром, и с теми, кто его окружал.

Вот один характерный пример. Однажды царь увидел в столице такую сцену: на Мойке забивают сваи дворян­ские недоросли — так наказал их царь за то, что на службу не идут, уклоняются. И поделом им! Но тут Петр за­метил работавшего рядом с ними адмирала. Свой адми­ральский мундир тот снял, повесив его на стоящее не­подалеку дерево. Так адмирал молча выразил своего рода протест против царского распоряжения, и монарх тут же его отменил, оценив поступок соратника.

Статья написана по материалам книги В.И. Буганов, А.В. Буганов «Полководцы. XVIII в.», М., «Патриот», 1992 г., с. 176-186.