В октябре 1700 г. Пётр I во время Северной войны осадил город-крепость Нарву, являвшуюся ключом к Ингерманландии, расположенной на восточном берегу Финского залива. Падение Нарвы открыло бы России путь к морю. Казалось, что взять эту крепость не составит большого труда, ведь гарнизон её насчитывал всего около 1,5 тыс. человек и 150 орудий. В русской же армии было 34 тыс. человек и 145 орудий. Однако за полтора месяца Петру так и не удалось сломить сопротивление шведского гарнизона. Несмотря на интенсивный артиллерийский обстрел Нарвы, русским бомбардирам не удалось пробить бреши в стенах крепости. Сказалось плохое качество орудий и пороха.

В начале ноября войска Карла XII высадились в Ревеле и двинулись к Нарве на помощь осаждённым.  Узнав об этом, царь Пётр I выслал ему навстречу кавалерийский отряд в 5 тыс. человек под командованием Шереметева. 18 (29) ноября Пётр I покинул лагерь русских войск, оставив командование фельдмаршалу де Круа, находившемуся на русской службе с 1697 г., а сам отбыл в Новгород. Генерал  Б. Шереметев, потерпев поражение от шведского авангарда, вернулся в расположение основных сил русских.

Рано утром 19 (30) ноября армия Карла XII,  в которой под ружьём находились от 23 тыс. до 35 тыс. солдат и 37 орудий, скрытно, под прикрытием сильной метели, через лес подошла к русскому лагерю. Через некоторое время шведская армия развернулась в боевой порядок и начала артиллерийский обстрел русских позиции. Под Нарвой началось крупное сражение.

Русские войска были растянуты в одну линию, полукругом охватывавшую крепость. В центре этой линии располагалась дивизия Трубецкого, на правом крыле — дивизия Головина и гвардейские полки (Семёновский и Преображенский), а на левом — стояли дивизия Вейде и дворянская конница Шереметева. Командование войсками осуществлял герцог де Кроа, который отверг все предложения Шере­метева, указывавшего на растянутость позиций русской армии, вывести войска из укреплений и дать бой в открытом поле.

Лагерь осаждавших крепость охватил ее полукругом на левом берегу реки. Однако напротив средней, основной линии укреплений в крепости находилась высокая гора, с нее легко было расстрелять русский лагерь, левая часть которого плохо сообщалась с правой. Поскольку вся линия осадного лагеря была слишком растянута, то плотность огня резко упала. И это было большой ошибкой русского командования.

Под Нарвой выяснилась слабость и разнокалиберность русской артиллерии. За два месяца осады не было пробито ни одной бреши в крепостных укреплениях. Петр пытался взять Иван-город, но не удалось и это. Значительная часть русских войск (в том числе и казаков-запорожцев) не прибыла к Нарве даже к злосчастному ноябрю 1700 г.

Карл XII

Шведский король Карл XII

Шведам удалось незаметно подойти к русским позициям и захватить укрепления вместе с артиллерией. В лагере русских началась паника. Шведы нанесли удар по флангам русских войск, отрезав их от центра и разгромив затем по частям. Кавалерия Шереметева отступила за реку Нарову, потеряв при переправе около 1000 человек. Затем начали паническое отступление и пехотные части. Герцог де Кроа и большая часть генералов и офицеров бежали через болота к шведам и сдались в плен.

Сражение закончилось с наступлением темноты полной победой шведской армии. Даже героиче­ское сопротивление Преображенского и Семё­новского полков, под умелым командованием генерала Вейде, прикрывавших мост через реку Нарова, не спасло положения, хотя и произвело на Карла XII сильное впечатление: он сам несколько раз водил войска в атаку и отступал, неся потери.

На следующее утро русские войска, по условиям перемирия, заключённого ночью,  отступили от Нарвы со своим оружием и знаменами, оставив всю артиллерию шведам. В сражении при Нарве Карл XII одержал полную победу. Поражение, нанесённое русской армии в этом сражении, было очень тяжёлым: если шведы потеряли 2 тысячи человек, то русских полегло здесь около 7 тысяч.

Надо отметить, что царь Петр I никогда не преувеличивал своих полко­водческих способностей. После Нарвы он пред­почитал командовать лишь Преображен­ским полком, а армию доверил профессиональным полководцам. К примеру, он в совершенстве знал основы ко­раблевождения, но не брал на себя командование всей эскадрой, поручая это Апраксину, Голицыну и даже Меншикову.

После победы под Нарвой Карл XII решил, что разгромленная им русская армия более не сможет продолжать войну. И, оставив для охраны Нарвы, Дерпта (Тарту) и всей Ингерманландии часть своих войск под командованием генерала Шлиппенбаха, он в конце июля 1701 г. ушёл с главными силами в Польшу, где в течение следующих трёх лет воевал против Августа II, вытесняя его из балтийских провинций.

Петр I в Нарве усмиряет ожесточённых солдат своих при взятии города в 1704 г., Н.А. Зауервейд, 1859 г.

Петр I в Нарве усмиряет ожесточённых солдат своих при взятии города в 1704 г., Н.А. Зауервейд, 1859 г.

Затем Карл добился низложения законного государя и возведения на польский престол своего ставленника Станислава Лещинского. Правда, большая часть польской шляхты по-прежнему поддерживала Августа II и в даль­нейшем оказывала помощь русской армии.

После поражения под Нарвой в 1700 г., когда русская армия лишилась всей артиллерии, Петр не потерял присутствия духа и сказал Меншикову: «Вот Карл XII — достойный учитель; без него я остался бы плохим работником в делах ратных». В память «Нарвской конфузии» была отлита специальная медаль с девизом: «Учителю — от достойного ученика». Царь собирался вручить её шведскому королю после того, как одержит над ним победу.

Поражение под Нарвой стало хорошим уроком, по словам Петра I, «леность отогнало и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудило». Русский царь энергично взялся за воссоздание и переустройство своей армии, улучшение системы обучения солдат и офицеров. Менее чем за год была восстановлена артиллерия, причём для литья пушек по приказу Петра I использовались церковные колокола. И уже в 1701 г. армия получила 268 орудий, в том числе 100 полковых, а в 1702 г. было отлито ещё 140 пушек.

В течение целого года после нарвской «конфузии» Пётр I, обучая новобранцев, вёл «малую войну» с отдельными отрядами шведов в Ингерманландии и Лифляндии. А уже в 1702 г. обновлённая русская армия появилась под Нотебургом (Орешком) и предприняла генеральное наступление на охранявшие этот район шведские войска Шлиппенбаха.

Штурмом взяв эту, счи­тавшуюся неприступной, крепость, русские войс­ка, развивая успех, в следующем году взяли Ниеншанц, а вскоре освободили Ям и Копорье. На месте Яма немедленно была заложена крепость Ямбург. В устье Невы, неподалёку от Ниеншанца, на острове начала строиться Петропавловская крепость, положившая начало Санкт-Петербургу, а на острове Котлин в Финском заливе выросла крепость Кронштадт.

В 1704 г. под ударами русской армии пали Нарва и Дерпт. Шведские войска Шлиппенбаха были окончательно раз­громлены. Россия получила выход к морю, и Санкт-Петербург был объявлен её новой столицей. Несколько попыток шведского флота взять её успеха не имели. И Пётр I даже предложил Карлу XII заключить мир. Но, упоённый своими успехами в Польше, шведский король заставил своего польского ставленника Лещинского отка­заться от союза с Россией, а на предложение Петра I выдвинул столь унизительные условия капитуляции, что русскому царю оставалось решать дело только силой оружия…