По преданиям, происходивший из греков князь Степан Васильевич Ховра, владелец крымских городов, в 1393 г. отъехал с сыном Григори­ем ко двору Великого князя московского. Внук Григория, по прозванию Голова, явился родоначальником Головиных. Сын Головы стал придвор­ным казначеем, и его потомки занимали этот пост в XV-м и XVI-м столетиях почти наследственно. Из Головиных вышло 6 бояр и 8 окольничьих. Они состояли и в войсках, и в государственных учреждениях.

Отец Голови­на Ф.А., Алексей Петрович, служил в приказах; позднее он был тобольским воеводой, укрепил город земляным валом и сделал первое размежевание Сибири. Федору, родившемуся в 1650 году, отец дал хорошее образование. Очевидно, только человек образованный мог иметь влияние на царя Пет­ра, стремившегося к знаниям и окружавшего себя грамотными людьми.

Как и многие другие дворяне, Головин Ф.А. начат службу при царском дворе. Он явно выделился среди приближенных, если 26-летнего стольника умиравший Алексей Михайлович назначил наряду с Нарышкиным, Голов­киным и Прозоровским хранителем молодого Петра. Царь понимал, что только любознательный и решительный мальчик способен взять со временем бразды правления государством.

Царь Алексей Михайлович

Царь Алексей Михайлович

Стольник честно исполнял свой долг. Князь Голицын В.В. , правая рука правительницы Софьи, заметил его спо­собности. Головину Ф.А., пожалованному в окольничьи, доверили важное, но сложное и опасное предприятие: послали Великим и Полномочным по­слом с титулом «брянского наместника» для заключения договора с Китаем перед намеченным походом в Крым. Возможно, свою роль сыграло желание удалить одного из сторонников Петра в период борьбы за власть.

Граф Головин Ф.А.

Граф Головин Ф.А.

26 января 1686 г. посольство выступило из столицы и только через 21 месяц достигло Селенгинска. 19 ноября 1687 г. Головин направил китайским властям запрос, где они намечают встречу дипломатов. До на­чала переговоров пришлось продемонстрировать силу. Сопровождавший посла воинский отряд построил крепость Удинск, в январе и феврале 1688 г. выдержал нападения монгольских князей на Селенгинск.

Голо­вин нанес поражение монголам и привел часть тойонов в подданство России. При этом подготовка к переговорам затягивалась. Головину было предписано принять китайцев в Албазине, но те отказались, и послы собрались летом 1689 г. в Нерчинске. Обе стороны отстаивали права на Амур, причем манчжуры угрожали войной; они определили Нерчинск пограничным пунктом, окружили город войсками и потребовали присо­единить к Китаю земли, включавшие и часть Камчатки.

Головину с тру­дом удалось, используя красноречие и дары, 27 августа 1689 г. подпи­сать Нерчинский договор, первый договор Китая не только с Россией, но и вообще с европейской державой. Границу проложили по реке Горбице, Становому хребту, реке Аргунь; Амур оставался под контролем манчжуров. Русские купцы получали право торговыми караванами ходить в Пекин, чем и воспользовались к концу XVII столетия.

Головин укрепил Нерчинск, приказал разорить Албазин (крепость на Амуре). 10 января 1690 г. он вернулся в Москву и представился ца­рям Ивану и Петру. За труды посла произвели в бояре и назначили наме­стником Сибири, хотя и поставили в вину потерю Албазина. Петр I, ко­торый обрел власть после смещения Софьи, несколько дней слушал рас­сказы Головина о Сибири и путешествии.

Видимо, успех боевых действий против манчжуров в противовес неудаче Крымских походов побудил царя назначить боярина генерал-комиссаром. Тот стал членом компании Пет­ра, к которой принадлежали ближайшие к нему люди. Федор Алексеевич дружил с Ф. Лефортом, он первым из бояр сбрил бороду, чем укрепил доверие к себе царя.

Фёдор Алексеевич командовал одной из трёх колонн в первом Азовском походе Петра. Летом 1696 г. Головин во втором Азовском походе, командуя аван­гардом галер, вместе с Петром достиг по Дону Азова. Его суда вели поиск неприятеля в море, не пропуская турок в крепость. После взятия Азова Головин участвовал в торжественном въезде победоносных войск в Мос­кву 30 сентября; за участие в осаде его наградили золотой медалью, куб­ком, парчовым кафтаном на соболях и 57 дворами крестьян.

На судостроительной верфи, гравюра Петровской эпохи

На судостроительной верфи, гравюра Петровской эпохи

В 1697 г. Федор Алексеевич стал начальником Оружейной палаты, а затем и участником Великого посольства, с которым Петр I отправился за границу. Второй посол (первым был Лефорт), Сибирский наместник и генерал-комиссар Головин проводил основную дипломатическую работу. Одновременно он занимался и делами морскими. Адмиралтеец Протасьев сообщал ему из России о строительстве Азовского флота. В Голландии боярин принимал самое деятельное участие в найме моряков-иноземцев и закупке необходимого для флота снаряжения.

Особенно Головин добивался принятия на службу опытного моряка Корнелия Крюйса, который помогал послу нанимать офицеров в Гол­ландии. Федор Алексеевич писал царю, что «без такова человека у нас флот в добром состоянии не будет». Петр согласился с его мнением. Вице-адмирал К. Крюйс и шаутбенахт фан Рез (Рейс), другие нанятые тогда специалисты стали инструкторами будущих российских флотоводцев.

Между Головиным и Петром сохранялись непринужденные отноше­ния «компании». Посол с царем побывал в Гааге, Вене; поездка в Вене­цию не состоялась, ибо пришло известие о стрелецком бунте, и Петр I с ближайшими людьми (Лефортом, Головиным и Меншиковым) срочно возвратился в Россию.

Работа в посольстве показала организаторские способности Го­ловина Ф.А. Он продолжал управлять Оружейной палатой. 11 декабря 1698 г. с учреждением в Москве «Приказа воинского морского флота» для заве­дования служащими на флоте иностранцами Головин вступил в управле­ние приказом и монетным двором. Позднее он стал главой Ямского при­каза, одно время руководил медицинским ведомством. Приходилось ему участвовать и в допросах стрельцов.

Царь в дань уважения к Головину приказал выбить медаль, на одной стороне которой вычеканили портрет Головина, на другой — фамильный герб с надписью «Et consilio et zobore» («И советом, и мужеством»). Учредив первый в России орден святого Андрея Первозванного, Петр I 10 марта 1699 г. пожаловал за заслуги Голо­вина Ф.А. первым кавалером ордена. Но и круг обязанностей Головина все расширялся.

Неведомым для большинства россиян был морской флот. Страна никогда не имела постоянной морской силы; при необходимости созда­вались лишь флотилии легких судов для похода, а по его завершении вся армада рассеивалась. Соответственно, не существовало и профессии мо­ряка, исключая кормчих-поморов. Трудно было набрать даже небольшое количество матросов. Петру пришлось высших командиров избирать сре­ди своих приближенных.

После смерти адмирала Лефорта, весной 1699 г.,  безутешному Петру потребовалось найти авторитетного человека, спо­собного ликвидировать конфликты между наемниками, подчинить несо­гласных и со временем перенять морское искусство от иностранных учи­телей. Таким человеком царь избрал Головина Ф.А. 21 апреля 1699 г. он произвел Федора Алексеевича в адмиралы. Головин был одним из немногих, кого царь посвятил в планы воевать со Швецией и овладеть Нарвой. Но чтобы начинать войну на севере, следовало освободиться от угрозы с юга. Было решено исполь­зовать демонстрацию силы флота, построенного в Воронеже за после­дние годы.

Весной 1699 г. дьяк Посольского приказа Украинцев Е.И. получил повеление ехать послом в Константинополь; ему предоставили корабль «Крепость», а сопровождать посольское судно до Керчи должен был весь флот. Для солидности командовать эскадрой («морским воинским карава­ном») царь назначил адмирала Головина. Фактически флотом управлял, конечно, опытный вице-адмирал Корнелиус Крюйс с иноземными офи­церами. Но немало русских солдат начинали осваивать новое дело. На эс­кадре шел сам Петр с приближенными, чтобы подробно ознакомиться и с водной стихией, и морской службой. Инструкция для похода предусматри­вала осмотр крепости Керчь и промеры глубин Азовского моря. Эскадра выступила 14 августа и утром 18 августа достигла Керченского пролива.

В первый же день Головин обменялся приветствиями с керченским Муртазы-пашой и сераскиром Гасан-пашой, командовавшим турецкой эскадрой, затем побывал на турецких галерах. Турки пытались отговорить посла от намерения плыть в Константинополь морем, которое давно счи­тали своим озером. Но Украинцев был тверд, выполняя инструкцию, подготовленную Головиным с царем и дьяками. 28 августа «Крепость» вышла в Черное море. Азовский флот пустился в обратный путь ранее и благополучно достиг Таганрога, выполнив поставленные задачи.

Неожиданное появление грозной эскадры у Керчи и салют посоль­ского корабля вблизи стен дворца султана продемонстрировали, что Рос­сия способна за короткий срок создать флот, по численности не уступав­ший турецкому. Демонстрация возымела действие: Турция подписала мир, по которому уступила России Азов и его окрестности.

23 февраля 1700 г., оставив Головину звания ближнего боярина, адмирала и наместника Сибири, Петр I назначает его начальником нескольких приказов. В 1701 г. за бо­ярином Головиным числились: Посольский приказ, к которому принад­лежали приказы Малороссийский, княжества Смоленского, Новгород­ский, Галицкий и Устюжский; приказы Военных морских дел, Ямской и Оружейная палата, в которую влились палаты Золотых, Серебряных дел и Ствольный приказ. С основанием 14 апреля 1701 г. в Москве школы «математических и навигацких» наук царь назначил Головина еще и ее начальником.

Распуская стрелецкое войско, царь формировал регулярную армию. Комиссию по набору, комплектованию и обучению в Преображенском тоже возглавил Головин Ф.А. К весне 1700 г. были собраны и подготов­лены 27 пехотных и 2 драгунских полка. Вооружили их фузеями и мушке­тами, которые Головин закупал за границей. Когда Москвы достигло со­общение о мире с Турцией, пришли в движение подготовленные войска. 19 августа Петр I пожаловал Головина первым русским генерал-фельд­маршалом и поставил его во главе 45-тысячной армии, выступившей к Нарве. Скорее всего, адмирал отказался от нового чина и сопровождал царя как советник и дипломат. Осада крепости затянулась…

Но принять унижение поражения Головину не пришлось, 19 ноября царь отправился за подкреплениями, оставив командующим герцога де Кроа, а Головина взял с собой. 12 января 1701 г. Головин подписал с датским посланни­ком Гейнсом договор о союзе, в феврале участвовал в переговорах Петра с Августом II, в марте был членом совещания о плане совместных воен­ных действий.

30 мая 1702 г. Головин с царской свитой приехал в Архангельск. Готовилась необычная операция. 6 августа русская эскадра во главе с ад­миралом отправилась к Соловецким островам, а затем к деревне Нюхче, откуда начиналась «Государева дорога». По этой дороге войска протащи­ли к Онежскому озеру 2 судна, которые использовали для взятия крепос­ти Нотебурга. Головин участвовал в осаде, а 16 ноября был возведен государем в графское достоинство.

Основной областью деятельности Головина Ф.А. всё же оставалась диплома­тия. 28 июня 1703 г. он заключил договор с литовцами о выступлении Литвы против Швеции. Когда французское правительство добивалось со­юза с Россией против Австрии, Головин доказал царю, что нет смысла нарушать дружбу с Австрией, Польшей, Англией, Данией, Пруссией и Голландией ради этого союза.

Летом 1704 г. под Нарвой Головин подписал но­вый договор о совместных действиях с Польшей. В 1705 г. глава Посоль­ского приказа не допустил вмешательства англичан в торговые дела Рос­сии, в следующем — пытался вести переговоры со шведским королем, пользуясь поддержкой его министров, но безуспешно. Потребовалось на­нести ряд поражений шведам, прежде чем Карл XII подумал о мире.

Перегруженный множеством обязанностей, Головин, тем не менее, успевал заниматься и вопросами развития морских сил России. При орга­низации Балтийского флота адмирал получил обязанность «смотреть на него яко вышнему правителю». Головин держал под контролем обучение, набор кадров, судостроение. Сохранилась его переписка, из которой сле­дует, что генерал-адмирал следил за постройкой судов на Сяси и Оло­нецкой верфи.

В конце июня 1706 г. Петр выехал в Киев и указал Головину прибыть к нему. Адмирал, проводивший переговоры с послом Пруссии, отправился в Киев, но заболел в Глухове и умер. Вероятно, ему не хватило физических сил выдержать груз забот, порученных Петром I. Позднее молодой монарх более бережно относился к соратникам и не нагружал их таким количеством поручений. После смерти Головина его обязанности при­шлось распределить на несколько человек: никто не мог выполнять их все в одиночку.

Очевидно, летняя жара и военные хлопоты не позволили достойно и торжественно похоронить первого русского адмирала; только зимой его тело доставили в Москву. По случаю кончины адмирала на флоте состоялся «печали испол­ненный» церемониал. Похоронили Головина Ф.А. 22 февраля 1707 г. в Симоновом монастыре, где была фамильная усыпальница Головиных. Могила не сохранилась. Уже в начале столетия о надписи на ней остались только воспоминания. Позднее кладбище при монастыре унич­тожили. Ныне на месте захоронения стоит Дворец культуры ЗИЛ.

У адмирала осталась дочь (вторая скончалась ранее его) и трое сыно­вей. Иван был стольником и инженером, Александр — капитан-лейте­нантом флота; умерли они, не достигнув преклонных лет. Наиболее про­должительна и примечательна жизнь графа Николая Федоровича (1695- 1745), занявшего, подобно отцу, высший пост во флоте: он стал прези­дентом Адмиралтейств-коллегии.