Петр I родился 30 мая 1672 г. 22 октября 1721 года стал первым российским импера­тором. Тогда же он получил одновременно с титулом названия Великого и Отца Отечества.  14-й ребенок Алексея Михайловича стал пер­вым в русской истории преобразователем. Цар­ствовал Пётр Великий 43 года, но за это короткое для истории время   Россия   пережила и перечувствовала как за столетия. «Физически и духовно Петр со­всем не походил на своих старших братьев и сес­тер, слабых и хилых.

Да и мог ли Алексей Ми­хайлович, уже давно к тому времени подтачивае­мый смертельной болезнью, передать сыну такое изобилие сил, богатырский рост и железную мускулатуру? Сомнительно. Но кто же тогда был отцом ребенка? Слухов ходило много. Говорили, например, что немец-хирург подменил своим сыном девочку, родившуюся у царицы Натальи.

Говорили, что отцом будущего царя был при­дворный Тихон Никитич Стрешнев. Как-то сам Петр, будучи в состоянии опьянения, решил до­искаться до истины. Он взял Стрешнева за груд­ки и велел ему сказывать всю правду. «А не то задушу!» — кричал подвыпивший монарх. Бед­ный Тихон Никитич чуть не лишился чувств. «Батюшка, смилуйся, — лепетал он. Я не знаю, что отвечать. Я не один был…» (Мерцалов С.А. «История России: Хронограф», ч.1, М., «Олимп», 2000 г., с. 252).

Воспитывался Петр по исстари заведенному обычаю. До пяти лет за ним присматривали мно­гочисленные кормилицы, мамки и няньки. В распоряжении царевича находилось множество игрушек: деревянные лошадки, барабаны, пу­шечки, луки, стрелы. Алексей Михайлович был набожным человеком и любил совершать торже­ственные выезды в подмосковные монастыри. В этих поездках участвовал и Петр. У него была маленькая, отделанная под золото карета, кото­рую везли низкорослые лошадки в сопровожде­нии пеших и конных карликов.

Для полноты картины необходимо добавить, что в Кремле Петр не видел никого, кроме свиты, окружавшей его везде, куда бы он ни направился. Царевичу просто запрещалось видеть что-нибудь, кроме того, что он должен был видеть. Когда Петр шел в церковь или баню, карлики несли с двух сторон от него полосы красной материи, так что домаш­нее заключение продолжалось и на улице.

Ситуация изменилась, когда умер его отец. Государем стал старший сын Алексея Михайло­вича от первого брака Федор. Родственники но­вого царя, Милославские, оттеснили на второй план семью Нарышкиных, представительницей которой была мать Петра царица Наталья. Впос­ледствии, уже после смерти Федора, ей даже пришлось переехать из Кремля в подмосковное село Преображенское. Там ее сын вздохнул сво­боднее: его предоставили самому себе.

Учредив «потешное войско», ставшее ядром будущей российской регулярной армии, Петр на себе самом проверил разумность и целе­сообразность многих предпринятых им установлений. Царь, наряду со всеми своими сотоварищами, проходил службу в первой роте Преображенского полка, ставшего потом первым гвардейским пол­ком, сначала барабанщиком, а затем рядовым солдатом. Он, так же как и все прочие, стоял на карауле, спал, в одной с солдатами палатке, носил такой же, как они, мундир, копал землю, возил ее на тачке, сделанной, кстати сказать, собственными руками, и ел ту же кашу, что и солдаты, из одного с ними котла.

Не только, как мы бы теперь сказали, популистские мотивы дви­гали юным царем, но и чистая прагматика. Испытав на самом се­бе все тяготы службы, Петр знал, наверное, удобен ли мундир, до­статочна ли солдатская порция.

Так как он сам был и выше, и сильнее, и моложе многих иных солдат, то мог сказать: «Слава Богу! Теперь я знаю, наверное, что паек, определенный солдату, вполне доволен, ибо когда я по возрасту и силам моим требую больше, чем прочие, то конечно каждый из них будет совершенно сыт».

Первым регулярным полком русской армии был, как известно, Преображенский полк, сначала потешный, а потом лейб-гвардей­ский. Первой его ротой была бомбардирская рота, а первым запи­савшимся туда солдатом оказался один из придворных конюхов — Сергей Леонтьевич Бухвостов (1659-1728), В историю России он и вошел как первый русский солдат. 31 марта 1686 г. Бухвостов был назначен в потешные пушкари. В 1698 г. он стал капралом, еще через два года — сержантом, а в 1706 году получил первый офицерский чин подпоручика. Службу закончил а 1713 г., будучи ранен при взятии города Штеттина, в Померании, за что был произве­ден в майоры артиллерии. Петр очень любил Бухвостова.

Петровские реформы были важ­нейшим этапом в истории России, благодаря кото­рому всю её можно разделить на допетровскую и послепетровскую эпохи. Историк Соловьёв С.М. писал  о личности Петра I: «Различие взглядов… происходило от громадности дела, совершённого Петром, продолжительности влияния этого дела; чем зна­чительнее какое-нибудь явление, тем более разно­речивых взглядов и мнений порождает оно, и тем долее толкуют о нём, чем долее ощущают на себе его влияние».

Выход к Балтийскому морю, строительство Санкт-Петербурга, активное вмешательство в европей­скую политику помогли России стать одной из ведущих европейской стран. Петровские преобразования коснулись всего русского народа, затронули все слои общества, властно вторглись в жизнь каждого человека — от боярина до самого бедного крестья­нина. В этом их главная особенность.

Именно  во второй половине XVII века появляются первые зачатки регулярной армии — так назы­ваемые полки иноземного строя или полки нового строя. Тогда же происходят важные изменения в структуре цен­тральных органов управления, в культуре, науке, быте россиян, а также церковные преобразования.  Русские люди начинают теснее соприкасаться с представителями других культур – украинской и белорусской. В Москве расширяется знаменитая Немецкая слобода (место поселения европейцев), впоследствии оказавшая столь сильное влияние на молодого Петра I.

Надо сказать, что почти всем Петровским преобразованиям предшествовали го­сударственные начинания XVII в., но его реформы всё же имели революционный характер. После смерти Петра Россия была уже другой. Из Мос­ковского государства, чьи контакты с внешним миром были весьма ограниченными, она постепенно превратилась в Российскую империю — одну из могущественнейших и влиятельных стран Европы.

Военные реформы занимают особое место среди Петровских преобразований. Петр I принимал личное участие в написании законов, он автор Морского устава и Устава воинского. Задачи создания современной, боеспособной армии и флота занимали юного царя ещё до того, как он стал полновластным государем. Ещё в раннем детстве Пётр поражал при­дворных своим пристрастием к военным потехам, которые постоянно устраивались в подмосковном селе Преображенском, но постепенно «игра в солдатики» становится нешуточной.

Форрма Перовских солдат и офицеров

2. Солдат-бомбардир. 3. Солдат-фузелер Преображенского полка. 4. Штаб-офицер пехотного полка. 5. Фельдмаршал. 6. Солдат-гренадер. 7. Сержант пехотного полка. 8. Солдат-фузелер Семёновского полка.

Обследовав кладовые Преображенского, Пётр обнаружил в них ржавые ружья и пистоли. Множество полезных для мальчишеских игр вещей — шлемы, латы и другую военную амуницию — ему привозили из Оружейной палаты. Он одел и вооружил своё войско, состояв­шее из сверстников и друзей по играм и потехам. Так и прозвали это войско — «потешным», т.е. созданным для царской потехи. Оно объединило многих будущих полководцев и государственных деятелей, а пока — юношей, играющих в войну.

Пётр собрал в своём потешном войске не только молодых людей из боярских семей, но и взрослых мужчин из числа оставшихся не у дел знатных придворных родов. В 1687 г. к нему явилось столько желающих записаться в потеш­ные, что постепенно удалось составить из них два полка, один из которых разместился в Преображенском, а второй — в ближайшем селе Семёновском. С тех пор они так и назывались: Преображенский и Семёновский полки.

Ещё в июле 1688 г. на Плещеевом озере с помощью опытных голландских мастеров начали строиться первые су­да потешной Переславской флотилии, которая стала «морской школой» не только для Петра, но и для многих его сверстни­ков — будущих капитанов и адмиралов Флота Российского.

Весной 1690 г. юный царь снаряжает целую флотилию из не­больших гребных судов и лодок, которая от­правляется в плавание по Москва-реке. Тогда же Пётр, опираясь на два своих «потешных полка», начинает проводить уже настоящие военные манёвры. На Яузе строит­ся крепость Пресбург, которая в петровских «забавах» играла роль «стольного города» (т.е. столицы).

С 1691 г. регулярно стали устраиваться «потешные» сражения между стрельцами во главе с Бутурлиным И.И. и петровскими «потешными полками», которыми обычно командовал князь Ромодановский Ф.Ю. Сам царь «воевал» под именем Петра Алексеевича и имел чин ротмистра в одном из полков. Сражения эти были столь ожесточёнными, что порой не обходилось и без человеческих жертв. Так, в одном из «потешных» боёв был смертельно ранен князь Долгорукий И.Д. Эти «потешные полки» стали ядром будущей регулярной армии и неплохо прояви­ли себя во время Азовских походов 1695 и 1696 гг.

Историки насчи­тали всего лишь несколько месяцев «мирного времени» за более чем 35-летнее правление Петра. Понятно, что именно армия и флот были главным предметом заботы Петра. Но военные реформы важны не только сами по себе. Они оказывали большое, подчас определяющее влияние на преоб­разования в других областях. «Война указала по­рядок реформы, сообщила ей темп и самые приё­мы», — писал выдающийся российский историк Ключевский И.О.

После неудачного первого Азовского похода царь Пётр начинает с энтузиазмом строить флот на воронежской верфи, готовиться к новому походу. С основанием Санкт-Петербурга, строительство кораблей велось теперь почти исключи­тельно в этом городе. При Петре I русская армия и флот стали одними из сильнейших в Европе. В итоге к концу царствования Петра I Россия имела 48 линейных, 788 галерных и прочих судов с экипажем 28 тыс. человек, стала одной из сильнейших морских держав Европы.

Начало Северной войны привело и к оконча­тельному принятию решения о создании регулярной армии. Раньше армия состояла из двух главных частей: дво­рянского ополчения и различных полурегулярных формирований (стрельцов, казаков, полков ино­земного строя и т.д.). Пётр изменил сам принцип комплектования армии. Периодические созывы дворянского ополчения были заменены рекрут­скими наборами, которые распространялись на все население, платившее подати и нёсшее государст­венные повинности.

Петровская армия практически рождалась в огне долгих лет Северной войны. На основе опыта XVII столетия армия формировалась путем принудительного набора «даточных людей» из числа помещичьих крестьян, дворовых людей и городского посада. Термин «рекрут» вместо «даточного человека» появился в 1705 г., с тех пор и наборы стали называться «рекрутскими». Всего за период с 1699 по 1725 г. было произведено 53 набора (21 основной и 32 дополнительных), и в армию взято в общей сложности 284 187 человек. Военная служба в то время была пожизненной, и добровольцев было слишком мало. Поэтому наборы превращались в довольно жестокую экзекуцию.

Пушка Петровских времён

Полевая пушка, отлитая на Олонецком заводе в 1723 г.

Первый такой набор был произведён в 1699 г. Однако соответствующий указ был подписан только в 1705 г., и с этого времени рекрутские наборы стали ежегодными (с 20 дворов брали одного человека). В рекруты записывали только холостых в возрасте от 15 до 20 лет, но в ходе Северной войны из-за постоянной нехватки солдат и матросов эти ограничения в возрасте постоянно изменялись.

Рекрутские наборы тяж­ким бременем легли, прежде всего, на русскую деревню. Срок службы практически не был определён, и человек, отправленный в армию, не надеялся на возвращение к обычной жизни.

Таким путём была создана регулярная и боеспособная армия с единым принципом комплектования и обучения, с единым вооружением и обмундированием. В 1716 г. были введены новые уставы, организованы военные училища, вырос парк артиллерийских орудий. Была введена воинская присяга. В уставах, наставлениях и инструкциях были сформулированы главные принципы обучения и воспитания солдат. Полевую армию возглавлял главнокомандующий со своим генеральным штабом. Наиболее важные вопросы выносились на военные советы.

В армии и на флоте была введена единая система воинских званий. Ещё во времена «потешных» полков для них сшили специальную форму: для преображенцев — зелёную, а для семеновцев — синюю. Позже вся петровская гвардия оделась в форму зелёного цвета. Мундиры были сшиты по европейскому образцу. Солдатская форма почти не отличалась от офицерской. Офицеры носили золотые галуны, нагрудный знак в виде по­лумесяца и трёхцветный шарф на поясе.

В январе 1722 г. в России была введена «Табель о рангах», действовавшая вплоть до 1917 г., по которой каждый человек, поступивший на службу, как военную, так и гражданскую, имел чин, определявший его место в иерархической системе государства. Всего было 14 классов, из которых самый нижний — четырнадцатый (армейский прапорщик, коллежский регистратор гражданской службы), а самый высший — первый (генерал-фельдмаршал, канцлер).

Петровская армия имела три рода войск: пехоту, кавалерию, артиллерию. Основной тактической единицей в пехоте и кавалерии стал полк. На период боевых действий полки сводились в бригады, бригады — в дивизии. Бригады состояли из 2-3 полков, дивизии — из 2-3 бригад. Главным родом войск была пехота, конница составляла примерно четверть состава армии. При Петре I значительно возросла роль артиллерии, начали появляться инженерные войска.

В 1708 г. Петр I довел число пехотных полков до 52-х, а кавалерийских — до 33-х. К 1725 г., т.е. уже после окончания Северной войны, полевая армия насчитывала всего 73 полка (около 130832 человек). В первой четверти XVIII в. на вооружении пехоты состояла главным образом фузея (гладкоствольное семилинейное ружье). По тем временам это было лучшее оружие, хотя реальная дистанция огня составляла всего 60 шагов (при общей дальности боя в 300 шагов). Фузея с 1704 г. была снабжена модернизированным штыком для рукопашного штыкового боя.

Важнейшим моментом организации новой армии были артиллерийские части. У пехоты — это легкие мортиры, пушки «калибром» (т.е. по весу ядра) в 3 фунта, в гренадерских ротах — тяжелые гранаты, а гаубицы и мортиры — у кавалерии. В полевой артиллерии к 1725 г. было 2620 человек.

Однако огромная армия, численность которой к концу царствования Петра I достигла 200 тыс. человек (не считая около 100 тыс. казаков), позволила России одержать блестящую победу в изнурительной Северной войне.

Ключевский В.О. о Петре I: «Война была главным движущим рычагом преобразовательной деятельности Петра, военная реформа — ее начальным моментом, устройство финансов — ее конечной целью. Преобразованием государственной обороны начиналось дело Петра, к преобразованию государственного хозяйства оно направлялось; все остальные меры были либо неизбежными следствиями начального дела, либо подготовительными средствами к достижению конечной цели…

Военная реформа была первоочередным преобразовательным делом Петра, наиболее продолжительным и самым тяжелым как для него самого, так и для народа. Она имеет очень важное значение в нашей истории; это не просто вопрос о государственной обороне: реформа оказала глубокое действие и на склад общества и на дальнейший ход событий».

За короткий срок Петр I осуществил глубокую милитаризацию страны. Идеалом организации жизни для него была армия. Весь народ был поставлен «под ружье». Армия стала «опричниной» Петра I, а вся остальная «земщина» была придатком гарнизона и казармы. На военные цели при Петре I уходила львиная доля государственных доходов. Такое положение вещей за исключением немногих периодов сохранялось вплоть до второй половины 80-х гг. XX в. Русским людям приходилось жить «от войны до войны».

Справедливости ради, надо отметить, что  создание мощного военно-морского флота и содержание сильной и многочисленной регулярной армии, значительно увеличило рост военных расходов и как следствие — привело к покрытию их за счёт жесточай­шего выжимания средств из простого народа. Сам царь-реформатор называл деньги — «артериею войны».

Очень скоро рост военных расходов привёл к хроническому недостатку средств, а возможности губернаторов по сбору денег с населения для размещения и содержания в губерниях «приписанных» к ним полков, оказались не без­граничными. Тогда в 1724 г. был введён налог – подушная подать, размер которой определялся суммой, необходимой государству для содержания армии. Подушной податью облагалось всё мужское население, не несшее государственной службы: крестьяне, мещане, купечество и др.

Одновременно с созданием регулярной армии формировались и принципы управления военной силой страны, т.е. создавались учреждения, ведавшие хозяйством войска, боевой подготовкой солдат и офицеров, обмундированием и снаряжением и т. д. К концу царствования Петра эти функции были переданы Военной коллегии во главе  с князем Меншиковым А.Д.

Реформирование армии неотделимо от личности Пет­ра I — выдающегося полководца и государственного деятеля. В этих реформах он руководствовался идеями «общей пользы», «государственного интереса». Несо­мненно, Петр I был наделен чертами харизматического лидера. Царь все время находился в движении — создавал флот и регулярную ар­мию, реформировал аппарат власти, брил бороды и создавал научные центры, руководил военными действиями. В конкретных условиях того времени петров­ские преобразования носили прогрессивный характер. Объективные ус­ловия развития страны породили адекватные меры по ее реформирова­нию.

Наиболее чутко угадал и понял суть того времени и роль Петра I в нашей истории А.С. Пушкин. Для него, с одной стороны, Петр — гениальный полководец и политик, с другой — «нетерпеливый помещик», чьи указы «писаны кнутом». И действительно, Петр создал дворянскую империю, которая просуществовала до 1917 г.

Ценой огромных жертв Петру I удалось построить новую Россию. Его можно назвать не только царем-реформатором, но и царем-революционером. Пётр I умер, простудившись при спасении людей с тонущего судна (одна из версий). Он спас 20 человек, но сколько жизней полегло, воплощая его идеи и военные планы — не считал никто. Погиб в тюрьме, ожидая исполнения смертного приговора, и сын Петра I — царевич Алексей Петрович, который не поддерживал политики и реформ своего отца…