Александр Данилович Меншиков родился 6 ноября 1672 г., выходец из «подлого сословия», сын крестьянина, придворного конюха, он в молодости тор­говал в Москве пирогами с лотка, ходя по улицам. При Петре I сделал головокружи­тельную карьеру. Остроумный и бойкий, Алексашка Меншиков в 1686 г. поступил в услужение к влиятельному челове­ку — Францу Лефорту, где и был замечен молодым царем. По его воле оказался в роте «потешных», потом в денщиках у Петра. С тех пор и началось возвышение того, кого Пушкин назвал «счастья баловнем безродным».

Вероятно, Меншиков принимал участие в борьбе Петра с царевной Софьей в 1689 г., участво­вал в «потешных» военных манёврах, поездках государя и в Азовских походах. Впервые его имя появилось в переписке царя в 1694 г. Благодаря своим талантам, энергии, трудолюбию и испол­нительности он стал светлейшим князем и богатейшим помещиком, а в конце жизни даже генералиссимусом. Тщеславный Меншиков стремился породнить­ся с царской фамилией, предпринял попытки составить свою официальную родословную, пред­ставив себя потомком знатного, но обедневшего литовского рода.

Александр Меншиков был не только одаренным администратором, органи­затором, но и выдающимся военачальником, полководцем; его отличала незаурядная личная храбрость. Умение аналитически мыслить, сметливость, прекрас­ная память способствовали быстрому продвижению по службе. Хотя до конца своей жизни по свидетельствам современников он оставался неграмотным: не умел ни читать, ни писать, но неплохо говорил на иностранных языках. Однако в «Юрнале» (дневнике) Меншикова постоянно встречаются записи о том, что князь читал или просматривал бумаги. Кроме того, Меншиков был владельцем огромной и уникальной библиотеки, опись которой сохранилась до наших дней.

Меншиков А.Д.

Меншиков А.Д.

Будучи участником «Великого посольства», Меншиков вместе с Петром жадно впитывал знания, познавал искусство кораблестроения, фортификации, артиллерий­ского дела и многое иное. Постепенно становился доверен­ным царя в домашних его заботах и амурных увле­чениях.

По возвращении в Россию Александр Данилович принял активное участие в подавлении стре­лецкого мятежа и хвастался, что лично отрубил головы двадцати стрельцам. Молодой фаворит стремился всюду быть рядом с Петром и проводить в жизнь его начинания. В это время он начал приобретать всё большее личное влияние на царя: никому не удавалось так быстро укротить гнев вспыльчивого Петра, как Меншикову.

С началом Северной войны Меншиков исполнял царские поруче­ния, со временем все более сложные и ответственные. Осенью 1702 г. он во главе отряда одним из первых взобрался на крепостную стену Нотебурга и вор­вался в город, Петр, оценивший отчаянную храбрость, инициативность и воинское умение своего любимца, делает его комендантом древнего русского Орешка, только что взятого и переиме­нованного из Нотебурга в Шлиссельбург.

Морское сражение в устье Невы 1703 г. Захват Петром I и Меншиковым А.Д. шведских кораблей "Астрильд" и "Гедан"

Морское сражение в устье Невы 1703 г. Захват Петром I и Меншиковым А.Д. шведских кораблей "Астрильд" и "Гедан"

Началось строительство кораблей и метал­лургических заводов. На реке Свири Александр Данило­вич определил место для новой верфи — Олонецкой; рядом с ней располагались корабельные леса. Уже в следующем году с ее стапелей сошел фрегат «Штандарт» — пер­вый корабль русского Балтийского флота. Меншиков, по примеру царя, следил за всем — поставкой работников, заготовкой леса, постройкой кораблей, отливкой пушек. Столь же усердно и успешно действовал он и по части металлургической — организовал поиски руды, основал Петровский и Повенецкий заводы, быстро наладил изго­товление пушек.

В 1703 г. Александр Меншиков, после взятия крепости Ниеншанц в устье Невы, вместе с царем Петром I захватил на тридцати лодках с солдатами два корабля из швед­ской эскадры Нумерса: на рассвете 7 мая подкрались к ним и взяли на абордаж. Обоим командирам — Петру и Меншикову — вручили по случаю победы по ордену св. Андрея Первозванного. Кроме того, Меншиков получил право содержать за свой счет личную гвардию, по при­меру самого царя. Больше никто в России не имел та­кой привилегии.

По указанию царя Меншиков следил за строитель­ством одного из шести бастионов Петропавловской кре­пости в новооснованном Петербурге. Он же стал губерна­тором этого города. На Васильевском острове быстро возвели для новоиспеченного вельможи дом, самый боль­шой и богатый в молодой столице России. В нем он торжественно отмечал праздники, победы русского ору­жия, принимал послов. Приветствовал и поощрял первых иноземных купцов, швартовавших свои суда к петербургской пристани. Царь был весьма доволен.

Дворец Меншикова А.Д. в Санкт-Петербурге, гравюра Петровского времени

Дворец Меншикова А.Д. в Санкт-Петербурге, гравюра Петровского времени

Дружбу царя и Меншикова скрепило ещё одно обстоятельство: именно у Александра Даниловича Пётр встретил служанку пастора Глюка Екатерину (Марту Скавронскую), взятую русскими в плен во время осады Мариенбурга в 1702 г. Меншиков «уступил» её государю. Екатерина, обязанная Меншикову своим возвышением, впоследствии не забыла услуг, им оказанных. Она всячески способствовала его продвижению к вершинам власти и ходатайствовала за него перед своим супругом.

Вскоре Пётр I и Меншиков снова вместе командовали полками, осаждая в 1704 г. Нарву. Имен­но по совету друга Петр приказал одеть два пол­ка солдат в синие шведские мундиры и, возглавив их, «напал» на русские полки в зеленых мундирах, которыми командовал Меншиков. С помощью этой хитрости шведский отряд был выманен из крепости и полностью разгромлен.

В том же году Меншиков с успехом отбил напа­дение шведского отряда на Петербург. Сильный и сокрушительный огонь из орудий заставил шведов отступить, оставив под стенами крепости немало убитых. То же произошло и при их нападении на Кронштадт. За это Меншиков получил от царя в награду чин генерал-поручика.

В следующем году Меншиков уже в Польше, где обострилась борьба между сторонниками Августа  II  и Станислава Лещинского. Командуя русской кавалерией, он вел успешные действия в пользу Петрова союзника, за что Август наградил его орденом Белого Орла. В 1706 г. австрийский император по ходатайству Петра I наградил царского фаворита дипломом князя Священной Римской империи.

Меншиков, выполняя строжайший приказ Петра, сделал все, чтобы вывести из Гродно русскую армию. Дело в том, что к городу, как всегда стремительно, в начале года пришел из Силезии Карл XII с вой­ском. Над армией нависла угроза. Войска были выведены из-под возмож­ного удара, хотя пришлось оставить часть имущества, бросить в Неман тяжелые пушки.

Карл, не сумев догнать русскую армию и навязать ей генеральное сражение, вер­нулся в Саксонию, но он оставил в Польше 8-ты­сячный корпус генерала Мардефельда, расположившийся у польского города Калиша, помимо шведского корпуса Мардефельд имел до двадцати тысяч поляков Станислава Лещинского, провозглашен­ного волей Карла XII королем Речи Посполитой взамен низложенного Августа II. Силы противостоящих сторон были примерно равными. В сражении 18 октября 1706 г. Меншиков нанёс Мардефельду сокрушительное поражение.

Меншиков и его войска одержали полную победу. Большая часть шведов полегла в сражении. По сообще­нию светлейшего, они потеряли до пяти тысяч убитыми, а поляки — до одной тысячи человек. Остатки шведского корпуса и их командующий Мардефельд попали в плен. Русские потеряли 80 человек убитыми и 320 ранеными. В решающий момент боя светлейший князь сам кинулся в пекло сражения и был легко ранен. Пётр наградил своего фаворита тростью, украшенной алмазами, изумрудами и личным гербом.

К сожалению, эта победа не вернула Августу II польского трона, Стани­слав Лещинский разорвал союзный дого­вор с Россией, что позволило Карлу XII двинуть свои войска в глубь России. И снова Меншиков в гуще событий. Именно под прикрытием его конницы русская армия отступала на Украину. Во время неудачного для русских сражения у Головчина Меншиков и Шереметев со своими полками стояли на правом фланге и, отрезанные болотами от центральной позиции Репнина, на которую обрушился Карл, не смогли прийти на помощь отступавшим русским полкам Репнина.

В битве у села Доброе 30 августа 1708 г. главным твор­цом победы стал князь Голицын, но немало помог делу и Меншиков, который ввел в действие свои кавале­рийские полки на одном из шведских флангов. Месяц спус­тя светлейший  вместе с Петром, главным военачальником, участвовал в сражении при Лесной. Он по поручению царя провел накануне разведку, которая показала, что корпус Левенгаупта, двигавшийся на соединение с армией Карла, насчитывал не 8 тыс. солдат, как полагали до сих пор, а вдвое больше.

Во время сражения 28 сентября Меншиков ко­мандовал одной из двух колонн. Другой руководил Петр. В победном исходе битвы — немалая доля усилий свет­лейшего, его конницы, которая преследовала отступавшего Левенгаупта, громила арьергардные части сильно поредевшего шведского войска, пленила немало солдат и офицеров. Шведский командующий привел к Карлу менее 7 тыс. солдат, деморализованных и голод­ных. Весь огромный обоз из семи тысяч телег, наполнен­ных провиантом, порохом и прочими припасами, достал­ся русским.

Меншиков и некоторые другие сподвижники Петра не сумели вовремя разгадать намерения украинского гет­мана Мазепы. В октябре, уже на Украине, князь пригла­сил его для обсуждения военных планов. Старый гет­ман вообразил, что Меншиков узнал о заговоре, пред­стоявшем его переходе на сторону Карла XII. Ска­зался больным, послал вместо себя племянника  — Войнаровского. Тот привез письмо от дяди: он-де гото­вится к смерти, ему предстоит соборование.

Когда обман раскрылся, пришлось срочно преградить путь шведам и овладеть городом Батуриным, оставленным Мазепой. В своё время гетман приказал доставить в город в огромных коли­чествах продовольствие, снаряжение и многое иное. 1 ноября Меншиков вступил в Батурин, бой продолжался два часа. Ни Карл со своей армией, ни тем более Мазепа, с которым к королю явилось только несколько тысяч казаков, ничего не могли сделать. Меншиков забрал с собой все, что мог увезти, осталь­ное уничтожил, город разрушил и сжег. Мазепа был в от­чаянии…

Именно тогда светлейший князь в отсутствие Петра фактически стал главой армии и играл ведущую роль во всех военных советах («консилиях»). Царь подарил Александру Даниловичу село Ива­новское с деревнями, принадлежавшими до этого гетману-изменнику.

В 1709 г. шведский король предпринял осаду Полтавы, оказавшуюся не­удачной. Гарнизон во главе с Келиным А.С. и горожане стойко и мужественно защищали крепость. Меншиков оказал Полтаве существенную помощь. 7 мая его отряд напал на шведов около Опошни, нанес им сильный урон. Ночью Меншиков с отрядом переправился через Ворсклу и, несмотря на сильный огонь из ружей и пушек, смял авангард отряда шведского генерала Росса и двинулся к Опошне. Росс ввел в бой свои главные силы — два драгунских и два пехотных полка. В это время русские зажгли предместья Опошни. Шведы отступили в Опошненский замок, русский отряд приготовился к штурму замка, но Меншиков, полу­чив сведения, что к шведам идут сильные подкрепления во главе с коро­лем, отвел полки на левый берег Ворсклы. Этот налет отвлек шведов от Полтавы.

Меншиков все время тревожил шведов нападениями своих отрядов. Но наладить постоянную связь с Полтавой не удалось. Взаимные маневры и нападения тянулись еще вторую половину мая и почти весь июнь. Дело шло к генеральной баталии. Петр и его генералы, по­нимая, что соотношение сил сложилось в пользу рус­ских, решили использовать этот шанс, иначе шведская ар­мия, ускользнув из окружения, может уйти за Днепр, в Польшу.

Русская армия 25 июня заняла позиции у деревни Яковцы. На следующий день строили редуты в лесном проходе к равнине, на которой в укрепленном лагере по­ставили главные силы. Меншиков со своей кавалерией сыграл очень боль­шую роль в ходе Полтавской битвы. Он сообщил Петру о наступлении шведской армии, начавшемся рано утром 27 июня. Внезапного нападения у шведов не получилось.

В ходе Полтавского сражения конница Меншикова — 23 полка и один эскадрон несколько раз  отбивала на­тиск шведской кавалерии. Князь выполнил свою задачу, имевшую вспомогательное значение для дальнейшего раз­вития событий. К тому же взял в плен батальоны неприятеля, укрывшиеся в лесу. Несмотря на приказ Петра I об отступлении, Меншиков храбро и бесстрашно сра­жался у редутов, под ним убило трёх лошадей. По приказу царя он разгромил отрезанную колонну Шлиппенбаха, взял генерала в плен. По пути разбил и почти полностью уничтожил 4-тысячный резервный отряд шведов. Остатки колонны Росса, укрывавшиеся в лесу, приказал добить Ренцелю.

На поле сражения остались лежать более 8 ты­с. шведов. Оставшиеся полки бежали к Днепру. Их преследовали драгуны и солдаты Голицына и Боура. По­том во главе полков, преследовавших побежденных с их королем-полководцем, встал Меншиков А.Д. 30 июня шведы были у Переволочны, у разгромленной переправы. Нашлось несколько лодок. На них спаслись, переплыв Днепр, только Карл со своей охраной, а несколь­ко раньше Мазепа с ближайшими приспешниками.

Три часа спустя показалась конница Меншикова — всего 9 тыс. человек. Левенгаупт, оставленный ко­ролем за командующего, имел 16 тыс. чело­век. Но он по требованию светлейшего капитулировал. Победителям достались все вооружение — артиллерия и ружья, снаряжение, более 400 тысяч рублей казны. В плен попали генералы Левенгаупт, Крейц, Круз и другие.

После побед под Полтавой и Переволочной Меншиков получил от Петра чин фельдмаршала, города Почеп и Ямполь. Число его крепостных выросло до 43 ты­сяч человек, больше в России имел только царь Петр Алексеевич.

В апреле 1710 г. Меншиков направлен Петром под Ригу, чтобы ускорить ее взятие войсками медлитель­ного Шереметева. Но подготовленный штурм отложили из-за эпидемии чумы. Князь вернулся в Петербург. В 1712 г. Меншиков, известный своими военными талан­тами, напористостью и деловой смёткой, был назначен главнокомандующим в Поме­ранию, для изгнания шведов из континентальной Ев­ропы. В январе следующего года Меншиков с армией загнал шведов в Фридрихштадт.

Они, разрушив шлюзы, затопили его окрестности, на двух дамбах на пути к крепости расставили пушки. Прибывший сюда Петр предложил союзникам вместе атаковать неприятеля, но те отказались, поскольку были уверены в безнадежности подобной затеи. Две колонны русских солдат, пехотная и конная, во главе с Петром и Меншиковым, повели наступление по обеим дамбам, заставив шведов броситься наутек.

Генерал Стенбок скрылся в крепости Тонинген. Уехавший Петр оставил за командующего Меншикова, который организовал очень плотную блокаду города с суши и моря (с помощью датских кораблей). Несмотря на интриги союзников, крепость Тонинген удалось заставить капиту­лировать, в плен сдалось около 11 тыс. шведских солдат. Меншиков получил артиллерию (около 100 орудий) от саксонцев и в сентябре 1713 г., располагая 24-тысячной армией, начал обстрел Штеттина. 18 сентября гарнизон объявил о капи­туляции.

После осады Штеттина Меншиков возвратился в Пе­тербург. Длительная болезнь легких не позволила ему участвовать в последующих событиях Северной войны. Как петербургский губернатор, он следил за постройкой флота, комплектованием его матросами и офицерами, снабжением всем необходимым. Светлейший князь постоянно участвовал в заседаниях сената. В 1716 г. возглавлял в Ревеле строительство гавани для военных кораблей. Сле­дил за строительством дворцов, дворов, пороховых погре­бов и прочего в Петербурге, Петергофе, Кронштадте. Как президент Военной коллегии, то есть военный министр, он занимался управлением всеми военными делами, внес ве­сомый вклад в усиление военной мощи государства Рос­сийского.

Одно время его фавор у царя пошатнулся, и весьма изрядно, по вине выявившихся хищений, махинаций с подрядами, казнокрадства светлейшего, принявших огромные размеры. Но после на­казания (возвращение части награбленного в казну или обиженным людям) царская милость ему была возвра­щена. Однако прежней близости с царём уже не было. Меншиков выполнял поручения Петра — укреплял Кронш­тадт ввиду ожидавшегося нападения английской эскадры Норриса на Петербург (1719 г.); собирал новые кава­лерийские полки на Украине (1720 г.).

В 1718 г. про­ходило следствие по «делу» царевича Алексея Петровича – старшего сына Петра I. Меншиков включился в него с особым усердием. Он лично проводил допросы и присутствовал при пытках. 24 июня 1718 г. был подписан смертный приговор царевичу. Среди подписавших приговор имя Меншикова значилось первым. Впоследствии, после воцарения сына Алексея Петра II и возвышения врагов Меншикова князей Долго­руких, светлейшему не раз, наверное, приходилось с горьким сожалением вспоминать эту минуту своей жизни.

После смерти Петра императрицей стала его супруга, Екатерины I, чему немало способствовал Меншиков, он снова стал президентом Военной коллеги, от этой должности его освободил покойный император незадолго до смерти. Светлейшему был пожалован город Батурин, чего князь безуспешно добивался от Петра. Все его долги были забыты.

Когда же скончалась и Екатерина, Петр II, новый император, сделал Александра Даниловича, по его же подсказке, генералиссимусом и адмиралом. Его старшую шестна­дцатилетнюю дочь Марию, в соответствии с пожеланием покойной императрицы, провозгласили невестой двена­дцатилетнего императора. Меншиков А.Д. уже мечтал о регентстве при малолетнем императоре…

Однако судьба переменчива — вскоре после помолвки императора и Марии Меншиков внезапно заболел и потерял возможность видеться с Петром и влиять на него. Кроме этого, быст­рое возвышение при государе князей Долгоруких, вра­гов светлейшего, привели, в конце концов, к его опале и ссылке. Произошло это осенью 1727 г. Надо отметить, что у Александра Даниловича, обладавшего огромным богатством и властью, не было одного: друзей, готовых заступиться за него при дворе. Его боялись, а потому ненавидели.

8 сентября 1727 г. был подписан указ о домашнем аресте Меншикова, а затем о ссылке его в крепость Ранненбург (близ Воронежа) с конфискацией имущества и лишением всех чинов и наград. В Ранненбурге Меншиков не раз подвергался допросам: его пытались обвинить в государственной измене в пользу Швеции, но он опроверг все обвинения. Целью допросов было и получение информации о спрятанных огромных сокровищах бывшего князя; однако обнаружить их не удалось.

В апреле 1728 г., опасаясь заговора с целью освобождения Меншикова, правительство издало указ о ссылке его в глухой сибирский город Берёзов. По дороге в Сибирь скончалась жена Меншикова —  Дарья Михайловна, урождённая Арсеньева. Несколько позже в Берёзове умерла от оспы его старшая дочь Мария. Младшие дети Меншико­ва — сын Александр и дочь Александра — после его смерти в 1729 г. были возвращены из ссылки.

По свидетельствам современников, ссылка не сломила дух Меншикова: бывший царский вель­можа вёл себя достойно и принимал превратности судьбы с истинно философским спокойствием. Роскошные камзолы и парики Меншиков сменил на простую мужицкую одежду, оброс бородой.

Умер Меншиков А.Д. 12 ноября 1729 г. Его похоронили возле церкви, которую он сам же срубил. Впоследствии могила Меншикова затеря­лась. Однако память о нём до сих пор жива. Велик вклад Меншикова в дело преобразования России. Велики и его военные заслуги — он был героем Нотебурга, Калиша и Полтавы. Неординарная, противоречивая личность Меншикова, его взлёты и падения, его недостатки и достоинства в полной мере отражают противоречия той великой эпохи, в которую он жил и действовал.