Шлиссельбургская крепость (Орешек) расположена на небольшом островке в истоке Невы. Крепость, основанная новгородцами в 1323 году, получила первоначальное название по местонахождению на Ореховом острове. С XVIII века она называется Шлиссельбургом, что в переводе с немецкого означает «Ключ-город». Так назвал старый Орешек Петр I, после того, как отвоевал его в 1702 году у шведов.

Первые упоминания о крепости Орешек есть в Новгородских летописях. Согласно этим записям, основана крепость в 1323 году внуком Александра Невского князем Юрием Даниловичем как пограничная твердыня Новгорода. Для Новгорода крепость имела огромное значение, так как позволяла удерживать за собой путь по Неве к Финскому заливу, важный для торговли со странами Западной Европы.

Здесь пролегал великий водный путь «из варяг в греки». Корабли, груженные товарами, из Варяжского, ныне Балтийского моря выходили в Неву, шли по ней в Ладожское озеро, дальше по Волхову поднимались в озеро Ильмень, оттуда — в реку Ловать. Волоком тащили суда до верховьев Днепра, по Днепру спешили в Черное море, к Царьграду.

Место расположения Шлиссельбургской крепости

Место расположения Шлиссельбургской крепости

Водная дорога связывала север и юг, народы двух морей. Выгодное положение маленького острова служило причиной постоянных сражений за него между новгородцами и шведами. Год основания крепости Орешек знаменателен еще и тем, что в том году был заключен первый в российской истории письменный мирный договор (договор между русскими и шведами). Назывался он Ореховецким. При строительстве крепости новгородцы учли естественную защищенность и неприступность острова: он отделен от материка двумя широкими, с сильным течением, протоками Невы.

Ореховецкий камень

Ореховецкий камень

Первоначально построенная деревянная крепость простояла недолго: в августе 1348 года шведы захватили Орешек, а 24 февраля 1349 года русские отвоевали крепость. Во время этих боев и сгорели деревянные постройки. В 1352 году русские приступили к строительству новой, на этот раз каменной крепости. Две стены, восточная и южная, следовали изгибам береговой линии острова. Крепостные стены протяженностью 351 метр, высотой пять-шесть метров, и шириной около трех метров были сложены из крупных валунов и известковых плит на известковом растворе.

Вид Шлиссельбургской крепости в XVIII в.

Вид Шлиссельбургской крепости в XVIII в.

По верху стен был устроен боевой ход с квадратными бойницами. Крепость имела три приземистых башни, которые возвышались над стенами. Двор крепости и посад были тесно застроены одноэтажными деревянными домами, в которых жили воины, земледельцы и рыбаки, купцы и ремесленники. В крепости имелся только один вход — через Воротную башню.

Крепостная стена

Крепостная стена

К концу XV и началу XVI века, когда при осаде крепостей стали применять мощную артиллерию, стены и башни Орешка, построенные новгородцами, утратили свое значение как неприступный военный бастион. В 1478 году Новгород Великий утратил политическую самостоятельность, и его земли, в том числе крепость Орешек, вошли в состав Московского централизованного государства. По указанию Москвы развернулись работы по реконструкции всех бывших новгородских крепостей — Ладоги, Яма, Копорья, Орешка. Эта реконструкция должна была обеспечить их обороноспособность в условиях применения огнестрельного оружия. Старую новгородскую крепость разобрали почти до фундамента, и на острове поднялась новая мощная твердыня. В плане крепость представляла собой вытянутый шестиугольник. Она состояла из двух частей: собственно «города» и дополнительного укрепления внутри него — цитадели.

Проход на стене

Проход на стене

В крепости было семь башен, возведенных по периметру стен: Головкина, Безымянная, Головина, Государева, Меньшикова, Светличная, Колокольная, а цитадель защищали три башни: Королевская, Мельничная, Флажная. Тогда цитадель окружал глубокий ров с водой. Через ров был построен подъемный мост. Все башни, кроме Государевой, прямоугольные. Их диаметр внизу достигает 16 метров, толщина стен 4,5 метра. Каждая башня имела четыре этажа (яруса). А в стене от одной башни к другой был сделан боевой ход.

Система обороны цитадели отличалась рациональностью. Во дворе цитадели, перед входом в Мельничную башню, был вырыт колодец. В восточной стене, возле Королевской башни, существовал запасной выход к Ладожскому озеру, защищенный воротами и коваными решетками. Канал, огибающий цитадель с западной и южной сторон, не только преграждал подступы к цитадели, но и служил внутренней гаванью. Через «водные» ворота, арка которых выложена в толще северной крепостной стены, примыкающей к Светличной башне, в эту гавань заходили корабли.

Караульная башня

Караульная башня

В XVI веке Орешек был типичным русским городом, административным и военным центром обширной округи. Внутри крепости находился гарнизон. Земледельцы, торговые люди, ремесленники жили на обоих берегах Невы. Ореховый уезд, существовавший с XV века, занимал большую территорию. В него входило 20 сел, 1274 деревни и 3030 дворов. При приближении врага население спешило укрыться за крепостными стенами. Стены и башни Орешка начала XVI века в значительно измененном виде сохранились до наших дней.

В XIV-XVII веках крепость не раз выдерживала ожесточенные осады. В 1612 году Швеция захватила Орешек, и 90 лет под названием Нотебург (Ореховый город) он находился в ее владении. В октябре 1702 года в крепости были начаты большие строительные работы. Петр I придавал отвоеванной у шведов крепости такое большое значение, что оставался в ней до декабря 1702 года и лично руководил работами по сооружению новых укреплений. В 1703 году, начиная строительство новой столицы Российского государства с Петропавловской крепости, Петр I использовал опыт строительства крепости Орешек — устройство крепостных стен, бастионов, башен. По всей России было запрещено строить каменные дома, кроме Петербурга и Шлиссельбурга.

Знаменитый архитектор Трезини, построивший Петропавловскую крепость, проектировал и руководил строительством в Шлиссельбургской крепости. По его проекту была реконструирована Колокольная башня, построены солдатские казармы. Строительство оборонных сооружений в Шлиссельбургской крепости закончилось в конце XVIII века. К этому времени она утратила оборонное значение.

Начиналась новая история крепости, которая стала использоваться как политическая тюрьма. Тюрьма, из которой не удалось ни одного побега, тюрьма, узниками которой были люди, влияющие на судьбу страны, имена которых вписаны в историю России. Шлиссельбургская крепость в течение почти 200 лет была политической тюрьмой, в которой царское правительство расправлялось со своими противниками и соперниками — членами царской семьи, всесильными временщиками, общественными деятелями, представителями революционных движений. Шлиссельбургскую крепость называли даже «русской Бастилией».

Вот некоторые примеры. В Шлиссельбургской крепости содержалась сестра Петра I по отцу Мария Алексеевна, заточённая сюда за причастность к заговору царевича Алексея Петровича против своего отца. После смерти Петра, по приказу Екатерины I в крепость привезли из староладожского Успенского монастыря Евдокию Лопухину — первую жену покойного императора. Екатерина видела в ней опасную для себя претендентку на престол. Анна Иоановна заточила в крепость князей Долгоруких, и князя Голицына Д.М., членов верховного тайного совета, которые пытались ограничить самодержавную власть императрицы.

Бирон с семьёй и братом провёл в Шлиссельбургской крепости около полугода. В крепости по секретному предписанию Екатерины II был умертвлён Иван Антонович, внучатый племянник Анны Иоановны, объявленный после её смерти императором… Секретный дом цитадели стал местом заточения декабристов, русских и польских революционеров 1830-1860-х годов, народовольцев.

Положение Шлиссельбургской крепости оказалось очень удобным для ее нового назначения. Узники, попадавшие туда, были отрезаны от внешнего мира не только стенами тюрьмы, но и водой. Нева в этом месте имеет сильное течение, которое не позволяет ей замерзать зимой. Единственный вход в крепость охранялся караулом. Часовые следили за всяким, кто приближался к острову на лодке. За все время существования тюрьмы здесь произошел только один побег, который совершил дворянин И. Ромашов. Он бежал из камеры верхнего этажа солдатской казармы в ночь с 4 на 5 апреля 1849 года при помощи часового — рядового солдата Дудкина, бежавшего вместе с ним. Ромашов был пойман на окраине Шлиссельбурга через два часа и возвращен в крепость, но уже не в казарму, а в Секретный дом в цитадели.

Узники крепости там содержались в одиночных камерах в тяжёлых условиях. Из книги «Семь лет в Шлиссельбурге» Б. Шварце, французского гражданина, сына польского эмигранта, состоявшего членом центрального комитета организации, подготовлявшей польское восстание 1863 года: «На острове было необыкновенно сыро, особенно на северной стороне, где сидел я, и где никогда не показывалось солнце. Только впоследствии я убедился, что достаточно белью пролежать несколько дней в камере, как оно совершенно покрывается плесенью. А способ, которым поддерживалась в тюрьме чистота, можно было назвать радикальным или, вернее, мокрым.

…До сих пор я был здоров. Одиночка меня еще не сломила. Но все-таки организм мой начал подаваться — у меня страшно разболелись зубы. Хотя в моей камере чисто, даже очень чисто, но чистота эта не могла изменить климата, — наоборот… Я не сошел с ума, а было от чего сойти. Как сейчас помню, была ночь. Я спал, меня разбудил стук в стену. Вскакиваю, зажигаю свечу. Другой стук, третий — внятно так, словно кто бьется головой в стену, потому что удары кулаком раздавались бы иначе. Потом стоны, снова стук и дикий крик: «Я бог! Я…» — дальше нельзя было понять».

В феврале 1917 года все узники были освобождены, и тюрьма навсегда прекратила свое существование. В 1928 году тут открылся музей. В годы Великой Отечественной войны небольшой гарнизон советских воинов почти 500 дней героически оборонял Орешек. С 1965 года Шлиссельбургская крепость является филиалом Государственного музея истории Санкт-Петербурга.

Статья написана с использованием материалов книги А. Синельников «Тайны Петербургских крепостей. Шлиссельбургская пентаграмма», М. Эксмо», 2008, с. 195 -233.