Яков  Брюс, сподвижник Петра Великого, которого в народе принимали за вол­шебника-чернокнижника, был, пожалуй, самым просве­щенным деятелем России первой трети  XVIII  столе­тия. Он происходил из шотландской фамилии, давшей в XIV веке двух королей. Родился в 1670 г. в Пско­ве, где его отец, выехавший из Англии при Кромвеле, 12 лет командовал полком, стал генерал-майором. Яков получил хорошее домашнее образование. Брюс с детства обнаружил явную склонность к математическим наукам.  В  1683 г. его  и старшего брата  Романа записали в придворную службу. Они стали «потешными» юного Петра.

Яков Вилимович Брюс в чине прапорщика принял участие в Крымских походах Голицына В.В. 1687- 1689 гг., за заслуги в  которых получил поместья и денежные награды. Во время так называемого заго­вора  Шакловитого Ф.Л. (царевна Софья) Брюс уехал к Петру из Москвы в Троице-Сергиев монастырь. За верность снова получил «дачи» — земельную и денежную. Пять лет спу­стя Брюс стал участником  Кожуховского похода, то есть больших  маневров,  в  качестве поручика  второй роты второго рейтарского полка  армии «генералисси­муса» князя Ромодановского Ф.Ю.

В 1695  г. Брюс в чине капитана участвовал  в первом Азовском походе, отвечал за инженерные рабо­ты. В следующем, втором, походе на Азов командо­вал девятой флотской ротой (всего их было двадцать девять) при адмирале Франце Лефорте. Брюс составил карту земель от Москвы до берегов Малой Азии, впослед­ствии изданную в Амстердаме. За храбрость при отра­жении  вылазок турок  из  Азова Петр произвел его, уже после взятия крепости, в полковники.

19 декабря 1697 г. Брюс приехал в Амстердам, где уже находилось «Великое посольство». В начале января следующего года вместе с царем прибыл в Лондон. Здесь любознательный полковник слушал лекции по математике, посещал обсерваторию, Монетный двор. Изучал артиллерийскую технику в Вульвиче, где име­лись известный литейный завод и крупнейший в мире арсенал. Сюда же приезжал и Петр — метал бомбы, изучал морские орудия. В конце апреля царь уехал из Англии. Брюс остался изучать науки…

Генерал-фельдмаршал Брюс Я.В.

Генерал-фельдмаршал Брюс Я.В.

В 1700 г. Я. Брюсу царь пожаловал чин ге­нерал-майора от артиллерии. Когда началась война со Швецией, он получил первое назначение. Впрочем, начало было неудачным. По ряду причин Брюс был отстранён от командования полками, вместо него был назначен новгородский воевода князь Трубецкой И.Ю. Впрочем, Трубецкой, стоявший с полками в центре позиции под Нарвой, попал в плен к шведам во время злосчастного сражения 19 ноября 1700 г. И уже в сле­дующем году Яков Брюс, прощенный Петром, возглавил вместо Трубецкого Новгородский приказ.

Будучи в Новгороде, Брюс принял меры для его укреп­ления, собирал военные припасы, порох, ядра, бомбы, гра­наты, мешки с шерстью и лестницы. Выполнял пору­чения Петра по артиллерийской части — организовал подвоз пушек, мортир, всего к ним необходимого в Ладогу к Шереметеву, потом к Нотебургу.

При осаде и взятии Нотебурга (1702 г.) Брюс коман­довал всей артиллерией. У него, помимо полковых трехфунтовых орудий, было 19 пушек восемнадцати­фунтовых, 12 пушек двенадцатифунтовых, 12 мортир. С 1 по 11 октября по крепости выпустили более шести тысяч ядер от восемнадцати до шести фунтов и более двух с половиной тысяч трехпудовых бомб; израс­ходовали более четырех тысяч пудов пороха.

После взятия Нотебурга Брюс вернулся в Новгород. К нему нередко приезжал фельдмаршал Шереметев Б.П., стоявший на зимних квартирах в Пскове и Ладоге. Вскоре полки Шереметева и артиллерия Брюса вместе двинулись к Ниеншанцу. После пятиднев­ной осады, обстрела из орудий крепость капитулирова­ла, и Брюс внес свою немалую долю в успех русской армии.

Он, в числе других военачальников, высказался на военном совете за решение заложить на острове Луст-Эйланд город Санкт-Петербург, что и было сделано 16 мая того же 1702 г. А весной следующего года он уже распоряжался доставкой артиллерии из Петербур­га и Шлиссельбурга к Нарве. Всего к осажденному городу собрали 76 орудий, которыми командовал Яков Вилимович. Потом, после взятия Нарвы, сопровождал государя к Дерпту, захваченному Шереметевым.

В 1704 г. царь поручил ему исправлять должность генерал-фельдцейхмейстера (главный начальник артиллерии), звание которого, правда, со­хранялось за Александром Арчиловичем, царевичем име­ретинским, попавшим в плен к шведам. В ноябре того же года Петр, посетив Нарву, призвал Брюса дополни­тельно доставить сюда и в Петербург по 7 тысяч трех­пудовых и по 700 десятипудовых бомб, по 400 выстре­лов пороха, увеличить личный состав артиллерии. У Якова Брюса, конечно, прибавилось забот и хлопот. Не хватало ни припасов, ни денег.

Нужно сказать, что русская артиллерия четыре-пять лет спустя после начала Северной войны сильно отлича­лась от той, с которой войска Петра выступили против шведов под Нарвой. Орудия отливались уже не по образцам XVII века (пищали, тюфяки, волконейки и др.), а по новым, более совершенным, облегченным по весу. Артиллерия начала действовать в конном строю, например, в сражении под Гуммельсгофом. В ее личном составе уже было много русских, обученных за границей или в России, при школах Артиллерийского приказа.

В то же время артиллерия не имела еще строго определенных штата, строевого устава, способов снаряже­ния, даже собственных лошадей. Генерал-фельдцейхмейстер обходился без штаба и канцелярии. Многие орудия были в не­исправности. Недоставало мастеров для проведения ре­монта. В плохом состоянии находи­лись сараи, телеги, колеса. Генерал-майор Брюс принял срочные и эффективные меры…

В начале лета 1704 г. Брюс из Смоленска поехал в Витебск, затем в Полоцк, где его догнал Петр I. И они 1 июля вместе с армией, которой придана полевая артиллерия, перешли в Вильно. По указам Петра, письмам Репнина он посылал нужные в полках для осады орудия и припасы. В начале осени приехал в Гродно, где расположилась главная русская армия. Здесь получил от Августа II орден Бело­го Орла, недавно им учрежденный.

Во время сидения в Гродно в русскую артиллерий­скую технику ввели, вероятно, по инициативе Брюса, но­вое измерение — место аршинов и вершков заняли анг­лийские фунты и дюймы. В начале 1706 г. русская армия в Гродно попала в блокаду от подошедшей сюда армии Карла XII. Брюс был занят в это время отливкой 26 трехфунтовых пушек и 100 шестифунтовых «мортирцов». При отходе из Гродно, который начался 24 марта, «пушки и свинец и всякие припасы полковые артиллерные пометали в реку, а телеги пожгли».

8 мая армия появилась в Киеве, где Брюс снова хлопотал об устройстве артиллерии. Царь произвел Якова Брюса в генерал-лейтенанты. Позднее он был при Калише, где Меншиков 18 октября 1706 г. наголову разгромил шведов. Накануне князь вызвал Брюса к себе с артиллерией. За участие в сражении царь пожаловал Якову Вилимовичу золотую медаль со своим порт­ретом, осыпанным бриллиантами.

28 сентября 1708 г. Брюс участвовал в битве при Лесной. Во время Полтавской битвы Брюс командовал  всей походной ар­тиллерией из 72 орудий. Сначала пушкари громили шведов из выдвинутых вперед редутов перекрестным огнем батарей. Потом Брюс расставил пушки перед первой линией главной армии. Вместе с ней шел вперед и в упор расстреливал рвавшихся на русские колонны шведов.

Выстрелом из пушки какой-артиллерист раз­бил носилки шведского короля. После виктории, в которую Брюс внес немалый вклад вместе со своими подчи­ненными, он получил из рук Петра орден св. Андрея Первозванного. Под Полтавой с врагом сражались и царь Петр, и солдаты, как написал Пушкин:

И Шереметев благородный.
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин.

Ученый генерал успевал делать и следить за многим. Еще 1 января 1709 г. в Москве издали кален­дарь, который в народе прозвали Брюсовым. На самом деле приготовил его Василий Киприянов, но под наблюдением генерала Брюса. Артиллерийский начальник покровительствовал «изобретателю» календаря и впоследствии.

21 декабря Брюс участвовал в триумфальном шест­вии Петрова войска в Москве по случаю Полтавской баталии. А в мае 1710 г. приплыл с артиллерией в Юнгфергоф, под Ригой, сразу начав бомбардировки го­рода. В июне выпустили свыше трех тысяч бомб. 4 июля Рига была взята русским войском. Затем последовали другие походы, взятие Динамюнде, Пернова, Ревеля. В конце года Брюс получил другое назначение.

В ноябре турецкий султан объявил России войну. В новой кампании Яков Брюс возглавил артиллерию. В его распоряжении находилось 122 орудия (наполовину — полковых), 16 понтонов на телегах, 200 подвод с пороховыми ящиками, телеги с бомбами и ядрами. Его подчиненные, как и другие участники несчаст­ливого Прутского похода 1711 г., испытали страшный голод, жажду.

14 июня, после перехода через реку Днестр, у города Сороки состоялся военный совет у царя. Брюс, вместе с русскими генералами и против возражавших немцев, высказался за продвижение вперед. Во время дальнейшего похода он с артиллерией шел следом за гвардией царя. 24 июня пришел в лагерь Шереметева у Чучоры на берегу реки Прут.

Вечер и ночь с 9 на 10 июля армия Петра отражала атаки турок. Орудия Брюса стреляли двойными зарядами — ядром и картечью. Турки, наступавшие густыми толпами, несли огромные потери. Эти атаки ошеломили их, что было одной из главных причин начавшихся вскоре переговоров и заклю­чения мира.

Русская армия вышла из окружения, избежав, каза­лось бы, неминуемой капитуляции. С Прута направилась на Украину, и здесь, в Яворове, 3 августа Брюс был утвержден царем в звании генерал-фельдцейхмейстера, в признание его больших заслуг и под Полтавой, и на Пруте, и в других службах. Брюс, по указанию Петра I, разыскивая в разных германских городах, нанимал нужных России людей — офицеров, мастеров. В Торгау познакомился с Лейбницем…

В 1712 г. Брюс командовал русской, датской и сак­сонской артиллерией во время Померанского похода союз­ников. В 1714-1715 гг. он, вместе с Меншиковым, Апраксиным и некоторыми другими военачальниками, попал под следствие по делу о хищениях, казнокрадстве. Но царь их простил, более того, «изъявил о том и сердечную свою радость при­нятием Меншикова, Апраксина и Брюса к столу своему с пушечною пальбою».

Брюс продолжал заниматься делами по артиллерийскому ведомству, переводил книги, все больше вникал в науки естественные. Начал собирать кабинет редкостей в своем доме на Литейном проспекте. Яков Вилимович все больше удалялся от дел военных и перехо­дил к гражданским, ученым. Вместе с Фиксом, нанятым Петром на русскую службу, готовил коллежскую ре­форму.

В 1717 г. Брюс стал сенатором и президентом Берг- и Мануфактур-коллегий. Одновременно заведовал Монетным и Денежным дворами. По-прежнему ведал и артиллерийским делом, ему подчинены пороховой завод, все крепости с артиллерией, амуницией, цейхгау­зами и прочим.

Тогда же на Аландских островах начался мирный конгресс по предложению шведского правительства. Для ведения переговоров Петр назначил двух министров – Брюса  Я.В. и Остермана А.И. Переговоры шли долго, с перерывами и военными демонстрациями рус­ского флота и армейских полков. В конце концов, четыре года спустя представители подписали мирный договор в Ништадте. За свои заслуги Брюс получил титул графа. «Николи, — отметил Петр, — наша Россия такого полез­ного мира не получала».

Надо отметить, что к концу правления Петра Великого полевая и гарнизонная артиллерия, состоял из – 5 тыс. орудий (не считая пол­ковых и корабельных); при них — более 5,5 тыс. артиллерийских чинов. Медные орудия отливали в Москве и Петербурге, чугунные — в Воро­неже и Олонце, Сестербеке и Екатеринбурге. В ряде городов имелись склады для тяжелой артиллерии. На московском и петербургском, охтинском и сестрорецком заводах изготовляли порох; на тульском и сестербекском — оружие. И в этом была немалая заслуга Якова Брюса.

При Екатерине I и Меншикове, которые хорошо к Брюсу относились, осыпали милостями, он все же при дворе долго не остался. 6 июля 1726 г. по его прошению дали отставку, пожаловав чин генерал-фельд­маршала. Поселился Брюс в своем имении — деревне Глинки Богородского уезда, в 42 верстах от Москвы. Прожив еще около десяти лет, он все внимание сосредо­точил на занятиях своими любимыми науками — мате­матикой, астрономией, физикой.

Иногда наезжал в столи­цу, занятую придворными переворотами и сплетнями. Но ученого фельдмаршала это не интересовало — он ночи напролет просиживал в обсерватории на верхнем этаже Сухаревой башни, занимался астрономическими наблюдениями и вычислениями. Здесь, в отличие от его деревенской глуши, имелись приборы, пособия. Москов­ские люди часто видели свет в верхней палате башни и уже тогда слагали о Брюсе легенды. И в то время, и позднее, вплоть до XIX столетия, они поражали вообра­жение русских людей, городских и деревенских, своей загадочностью, необычностью и таинственностью.

19 апреля 1735 г. ученый, потомок шотландских королей, фельдмаршал России окончил свои дни в дере­венском уединении. В памяти россиян он остался как полководец-артиллерист и инженер, астроном и матема­тик, ботаник и минералог, географ и сфрагист, автор и переводчик научных сочинений, один из самых просве­щенных сподвижников Петра Великого.

Статья написана по материалам книги В.И. Буганов, А.В. Буганов «Полководцы. XVIII в.», М., «Патриот», 1992 г., с. 210-220.