Во время Великой Отечественной войны, в 1941-1943 гг. почти 500 дней (точно 498) небольшой советский гарнизон героически оборонял Шлиссельбургскую крепость (Орешек). Несмотря на многочисленные попытки, гитлеровским войскам так и не удалось переправиться на правый берег Невы и замкнуть кольцо блокады Ленинграда. Мужественная оборона крепости возродила былую военную славу древнего Орешка.

Захватив 8 сентября 1941 г. Шлиссельбург, немцы перерезали все сухопутные коммуникации по левому берегу Невы и водный путь по реке. Началась блокада Ленинграда. Крепость Орешек оказалась на передней линии Ленинградского фронта. Оставив Шлиссельбург, 1-я дивизия войск НКВД под командованием полковника Донскова С.И. под натиском превосходящих сил противника переправилась на правый берег Невы.

В начале сентября 1941 г. эта дивизия заняла оборону на участке от деревни Кошкино до Невской Дубровки, а Шлиссельбургская крепость стала важным опорным пунктом 1-й дивизии войск НКВД. Поселок имени Морозова оборонял 2-й полк дивизии, которым командовал с сентября 1941 г. по апрель 1942 г. майор Золотарев А.А. Командование поставило перед ним задачу — в первую очередь укрепить Шлиссельбургскую крепость, которую враг не занял, и не дать немцам возможности форсировать Неву.

Руины крепости Орешек

Руины крепости Орешек

От наших войск на правобережье гарнизон крепости отделялся широким протоком реки Невы, что сильно затрудняло его снабжение продовольствием и боеприпасами. На всю жизнь остались памятными переправы через реку бойцам Евгению Устиненкову и Василию Касаткину, которые служили лодочниками. Как особенно трудный вспоминали они период белых ночей, когда даже самый маленький предмет на водной глади был виден на 1000-1500 метров. Пройти на шлюпках незамеченными было практически невозможно.

На шлюпках чаще всего удавалось прорваться только в одну сторону. От крепости к берегу путь был несколько легче, чем с берега в крепость. Противник держал лодку под прицелом до середины реки и постоянно накрывал пулемётным огнём. Когда лодка выходила из сектора пулеметного обстрела, по ней начинали бить минометы. С риском для жизни гребцы Касаткин, Устиненков, Коргалев и другие ежедневно совершали этот героический переход с правого берега в крепость.

Памятник «Клятва» в Шлиссельбургской крепости

Памятник «Клятва» в Шлиссельбургской крепости

Гарнизон Шлиссельбургской крепости насчитывал около 300 бойцов. Первоначально он состоял из стрелковой роты. В октябре 1941 г. в крепость прибыла 409-я морская батарея под командованием капитана Кочаненкова П.Н., и численность гарнизона увеличилась на 60 человек. Пять 45-мм орудий батареи разместили в бойницах Королевской башни и на бастионе.

Гарнизон разместился в нижних ярусах башен: в Королевской — моряки 409-й батареи, в башнях Флажной, Головкина и Головина — подразделения пехотинцев. Медицинский пункт расположился в подземной части Светличной башни. Санитарка Шура Васильева, несмотря на вражеский огонь, вынесла много раненых бойцов-разведчиков со льда Невы. Она сама получила несколько ранений, но продолжала выхаживать раненых. Военврач Муртазин оперировал раненых на месте и этим спас многим бойцам жизни.

С конца сентября 1941 г. фашистская артиллерия начала массированные обстрелы крепости, для солдат гарнизона настали трудные дни. Недаром комиссар гарнизона крепости Марулин В.А. свои воспоминания озаглавил: «Рушился камень, но люди стояли…»

О том, какие тяжелые огневые налеты врага приходилось отражать защитникам крепости, свидетельствует дневник немецкого офицера, найденный на месте боев в Шлиссельбурге в 1943 г. Из записи, относящейся к 21 сентября 1941 г.: «Вот уже сутки стоит красная туча над крепостью. Десятки наших тяжелых орудий бьют по ней беспрерывно. Из-за этой тучи нам не видно стен. Сплошной гром. Мы оглохли от этого шквала. А как они? Во всяком случае, я не хотел бы быть на их месте. Мне жаль их… 13 часов. Наши орудия прекратили огонь. Рассеялась туча. Крепость стоит, как скала с обгрызенными утесами. Опять нам ничего не видно. Русские открыли огонь из крепости. Кажется, их еще больше стало. Не поднять головы, их пули поджидают нас на каждом шагу. Как им удалось уцелеть?»

Положение на участке Ленинградского фронта, проходившем по Неве, было напряженным. С 10 по 26 сентября наши войска провели Синявинскую наступательную операцию, заняли плацдарм в районе Московской Дубровки, на левом берегу Невы, и пытались его расширить. В ночь на 28 сентября по приказу командования 2-й стрелковый полк 1-й дивизии войск НКВД под прикрытием артиллерии предпринял попытку выбить гитлеровцев из Шлиссельбурга (советское название Петрокрепость), переправившись на лодках через Неву. К сожалению, операция прошла безуспешно.

После этого наступления фашисты стали круглосуточно обстреливать крепость из дальнобойных орудий и минометов. А вскоре на крепость стали обрушиваться и немецкие авиабомбы. Все здания были разрушены, а гарнизон ушел под землю — в подвальные помещения и землянки. Обеспечение крепости усложнилось. Но команда гребцов каждый день мужественно выполняла свою трудную и смертельно опасную работу. И что удивительно — ни один из лодочников не был убит или ранен.

Вот одна из записей в журнале боевых действий: «17 июня 1942 г. С 6.00 по 11.30 направление с юга, координаты не установлены, противник вел по крепости огонь из тяжелых орудий бетонобойными снарядами. Выпущено 248 снарядов. Разрушена Королевская башня, выведены из строя 4 пушки моряков».

Наступившая зима усугубила трудности. Стояли сильные морозы, с Ладожского озера дули леденящие ветры. Особенно тяжело приходилось бойцам, которые несли службу на огневых точках и наблюдательных пунктах. Продовольственный паек был скудным. Бывали дни, когда бойцы получали такую же норму продуктов, как жители блокадного Ленинграда. Но крепость не сдавалась, разрушались укрепления и огневые точки врага. Бойцы гарнизона крепости держала фашистов в постоянном напряжении. Весь иссечённый пулями и осколками над Шлиссельбургской крепостью развивался красный флаг… Защитники крепости поклялись умереть, но Ленинград отстоять.

Весной 1942 г. немцы усилили обстрелы крепости. Фашисты особенно злобствовали накануне праздника 1 Мая. Ночью 1 мая моряки подняли на колокольню Иоанновского собора новый красный флаг, который с наступлением дня увидели и на правом, и на левом берегу. В ответ гитлеровцы ещё более ожесточили обстрел Шлиссельбургской крепости. Сначала они вели огонь только из легких орудий и минометов, потом в крепости стали рваться и тяжелые снаряды. Враг не жалел ни мин, ни снарядов. В отдельные дни, как, например, 17 июня 1942 г. на крепость было обрушено больше тысячи снарядов и мин.

Артиллерия крепости нанесла большой урон врагу в живой силе и технике. Например, в 1942 г. только одна 409-я батарея уничтожила 4 отдельных орудия, 2 минометные батареи, 3 отдельных миномета, 11 дзотов и блиндажей, 17 пулеметных точек противника. Ею были подавлены 5 артиллерийских батарей, 4 отдельных орудия, 1 минометная батарея, 5 отдельных минометов. 76-миллиметровое орудие под названием «Дуня» прибыло в крепость в июле 1942 г. взамен орудия того же калибра, разбитого при обстреле. Расчет «Дуни» — командир сержант Русинов С.А., наводчик Канашин И.И. — вскоре стал одним из лучших в крепости.

Пулеметы, установленные в амбразурах крепостной стены, обращенной к Шлиссельбургу, занимали удобную позицию: отсюда можно было вести огонь по главным улицам города и по оборонительным рубежам немцев на  Новоладожском  канале. Высокой результативностью отличились пулеметчик Траньков В.М. и его второй номер Яковлев Н.А., Идиат Атаулин. Снайперы крепости: Собольков П.И., Долинский И.Т., Левченко С.А., Чубцов И.Е. и другие уничтожили десятки фашистов.

В результате жестоких обстрелов фашистской артиллерией гарнизон крепости понес значительные потери в личном составе. В списке раненых и убитых бойцов крепости, хранящемся в Государственном музее истории Ленинграда, числится 115 человек. Более половины из этого числа защитников Шлиссельбургской крепости получили тяжелые ранения и были эвакуированы, несколько десятков бойцов умерли — некоторые в крепости, другие в госпиталях уже после эвакуации из крепости. Немало воинов погибло при переправе через реку Неву.

Вражеские обстрелы не сломили стойкости гарнизона. Среди защитников Орешка были подлинные герои. В их числе бойцы Иван Долинский, Степан Левченко, Евгений Устиненков, Владимир Траньков, Василий Касаткин, Серафим Кузнецов, матросы Константин Шкляр, Владимир Коньков, Владимир Шелепень, Николай Конюшкин и многие другие.

10 сентября 1942 г. в крепости был праздник: за проявленное мужество и героизм в борьбе с фашистскими захватчиками были награждены многие матросы и командный состав 409-й батареи. Командир батареи Кочаненков П.Н. был награжден орденом Ленина, ордена Красного Знамени были удостоены военком батареи Морозов А.Г., матросы Конюшкин Н.В., Шкляр К.Л., Шелепень В.И. Несколько человек были награждены орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». Орденами и медалями были награждены многие командиры и бойцы стрелковых подразделений крепости.

Положение крепости зависело от тех событий, которые происходили на соседних участках Ленинградского фронта. Шлиссельбургская крепость была передовым опорным пунктом 46-й стрелковой дивизии (бывшей 1-й дивизии войск НКВД), оборонявшей правый берег Невы. Из всех подразделений дивизии гарнизон Орешка находился к противнику ближе всего, поэтому на нем лежала особая ответственность: он должен был первым принять на себя удар фашистских войск, если бы они перешли в наступление. Гарнизон крепости своими боевыми действиями показал, что для выполнения этой ответственной задачи он был готов.

Но фашистским войскам было не до наступления. Утром 12 января 1943 г. на невских берегах грянул гром артиллерийских орудий, возвестивших о начале наступления советских войск с целью прорыва блокады Ленинграда. Огонь артиллерии Орешка сыграл важную роль в прорыве блокады. 18 января 1943 г. Шлиссельбург был освобожден от гитлеровцев. Если бы немцам удалось взять Орешек, то он стал бы для них удобным плацдармом для высадки частей для движения вдоль восточного берега Ладожского озера на соединение с финскими войсками, и обстрела Дороги жизни, единственной трассы, соединявшей осажденный Ленинград с Большой землей.