Исторический музей — богатейшее хранилище исторических ценностей, дающих представление о развитии отечественной истории, один из культурно-просветительных и научных центров Москвы. Едва ли найдётся в России человек, которому было бы неизвестно многобашенное кирпичное здание на Красной площади. Подобно Мавзолею, кремлевским стенам, собору Василия Блаженного, оно является сооружением, без которого невозможно представить облик главной площади столицы.

Здание Государственного исторического музея не только замечательный памятник русской архитектуры конца XIX века. В истории застройки участка, истории зданий, предшествовавших Историческому музею, и в истории здания самого музея как в капле воды отразилась многовековая бурная и сложная история нашего народа и государства, нашей столицы, ее социально-политической и культурной жизни.

27 мая 1883 года открыли первые 11 залов, и началась история разносторонней деятельности музея — собирательской, научной, просветительской. Подобно тому, как историю Красной площади невозможно отделить от истории Московского Кремля так тесно переплелись их судьбы, — нельзя отделить от Кремля и Красной площади историю музея.

Исторический музей. Фасад, обращённый на Красную площадь

Исторический музей. Фасад, обращённый на Красную площадь

Превращение Кремля в великокняжескую резиденцию и духовный центр страны явилось стимулом его полного обновления и застройки в конце XV — начале XVI веков. В результате Кремль превратился в могучую крепость, отвечающую последнему слову фортификационного искусства той поры. В ходе работ особое внимание также было уделено укреплению северо-восточной, единственной незащищенной естественными водными преградами стороны, то есть той, где теперь расположена Красная площадь. В 1508 году перед кремлевской стеной был вырыт ров глубиной 12 метров, соединивший Москву-реку с рекой Неглинной. С двух сторон ров окружили стенами.

Уваров А.С., фото конца XIX в.

Уваров А.С., фото конца XIX в.

К концу XV — началу XVI веков относятся и первые документальные сведения о застройке северной оконечности будущей Красной площади, иначе говоря, того места, где сейчас высится здание Исторического музея. Здесь между Никольскими воротами Кремля и Воскресенскими воротами Китай-города уже в начале XVI века располагались здания административно-судебного назначения — Ямской двор и городское судилище с небольшим острогом. С ростом Москвы и усложнением общественной жизни в столице стала ощущаться нужда в специальном учреждении, на котором лежала бы забота о сохранении порядка и благоустройства города. Эту функцию и начал исполнять учрежденный Иваном IV (Грозным) разместившийся здесь же Земский приказ.

Красная площадь. Изображены бывшая Главная аптека, Воскресенские ворота, пушки на площади вдоль рва у кремлёвской стены. Рис. с картины Ф. Гильфердинга, 1795 г.

Красная площадь. Изображены бывшая Главная аптека, Воскресенские ворота, пушки на площади вдоль рва у кремлёвской стены. Рис. с картины Ф. Гильфердинга, 1795 г.

В 1535 -1538 годах в связи с возведением каменных стен вокруг Китай-города были сооружены и каменные Воскресенские ворота в конце современного Исторического проезда, соединившие Красную площадь с Воскресенской площадью (ныне площадь Революции). На протяжении XVII века каменная застройка на Красной площади, приобретая все большую парадность, начинала теснить деревянную.

Конкурсный проект здания Исторического музея. Фасад на Красную площадь, Даль Л.В.

Конкурсный проект здания Исторического музея. Фасад на Красную площадь, Даль Л.В.

В 1612 году Красная площадь стала свидетельницей великого народного торжества: через Воскресенские ворота по Красной площади в Кремль парадным маршем прошли войска во главе с К. Мининым и Д. Пожарским, освободившие страну и столицу от польско-шляхетского нашествия. В 1689 году стоявшие перед широким каменным мостом через Неглинную двухпролетные Воскресенские ворота кптайгородской стены надстроили двумя башнями.

На северной оконечности Красной площади на рубеже XVII-XVIII веков начал формироваться новый для Москвы тип ансамбля. Ведущая роль в нем и с точки зрения вкладываемого в него содержательного смысла, и с точки зрения функции построек, и с архитектурно-художественной точки зрения принадлежала не культовым, как обычно, а гражданским зданиям. В 1697 году в продолжение строительства, направленного на увеличение парадности застройки северной оконечности Красной площади, возвели палаты Монетного (Денежного) двора.

Почти одновременно, около 1700 года, на противоположной стороне Воскресенского проезда на месте существовавшего здесь ранее деревянного Земского приказа и на месте будущего музея было возведено новое каменное здание. В 1700 году, Петр I упразднил Земские приказы, повелев временно ведать их делами Стрелецкому приказу, а в здании бывшего Земского приказа оставить Главную аптеку, которая размещалась здесь и прежде.

В определенной мере изменение назначения постройки оказалось связанным с изменившейся функцией рва перед кремлевской стеной. Уже с конца XVI века в нем не было воды. Одно время ров использовали в качестве зверинца: держали там царских львов; позднее, во второй половине XVII века, развели Аптекарский сад. В обязанности Главной аптеки входило снабжение лекарствами армии и больших городов. Для нее в Китае была заказана специальная фарфоровая посуда с изображением герба и вензеля Петра I — факт, красноречиво свидетельствующий о значении, которое придавал император этому учреждению.

В 1755 году усилиями великого русского учёного Ломоносова М.В. в помещении Главной аптеки был торжественно открыт первый в России – Московский университет. После переезда университета на Моховую в бывшем здании Главной аптеки помещались разного рода административные учреждения: магистрат, городская дума, губернские Присутственные места. Новый этап формирования застройки северной части Красной площади начался в 1870-е годы. Ее судьба была непосредственно связана с проектированием и строительством Российского Исторического музея, комплектованием его фондов и созданием экспозиции, с его культурно-просветительной, научной и собирательной деятельностью.

Своим основанием Исторический музей обязан инициативе и усилиям либерально и демократически настроенной интеллигенции, направленным на просвещение народа. В 1867 году по инициативе незадолго до того созданного при Московском университете Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии была организована и с большим успехом прошла этнографическая выставка. Собранные к выставке экспонаты послужили основой для создания этнографического отдела Румянцевского музея. Несколькими годами позднее на базе экспонатов организованной тем же обществом антропологической выставки в Москве был открыт Антропологический музей.

Однако особенно значительной но размаху, широте культурно-просветительных мероприятий оказалась Политехническая выставка 1872 года в Москве, приуроченная к 200-летней годовщине со дня рождения Петра I. Устроители выставки — члены все того же Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, впервые задались целью представить современную жизнь России во всей полноте и многообразии. На ней помимо технических и естественноисторических функционировали два исторических отдела. В одном, так и называвшемся историческим, демонстрировались древние памятники из ризниц крупнейших монастырей — Тихвинского, Кирилло-Белозерского, Троице-Сергиевой лавры и т. д., во втором — севастопольском — материалы, связанные с Крымской войной. Исторические материалы имелись, кроме того, в военном и морском отделах.

В процессе подготовки Политехнической выставки в среде устроителей севастопольского отдела родилась мысль о создании музея отечественной истории. В январе 1872 года комиссия по устройству севастопольского отдела подала в правительство докладную записку об основании в Москве Исторического музея. 14 февраля того же 1872 года последовало разрешение на его устройство.

В начале 1874 года была создана специальная ученая комиссия для решения научных вопросов, связанных с определением облика музея и характера отделки залов, выявления находящихся в распоряжении историков памятников, отбора экспонатов, обозначения событий, достойных увековечения в произведениях живописи и скульптуры. В её состав вошли историки, придерживавшиеся разных взглядов. Ученые, составляющие гордость отечественной исторической науки, славные своими прогрессивными убеждениями, — Соловьев С.М. и Ключевский В.О.; крупный историк Иловайский Д.И., академик Бестужев-Рюмин К.Н., выдающийся специалист в области русской и славянской филологии, основатель отечественного искусствоведения Буслаев Ф.И. и др.

Однако непосредственными создателями музея по нраву должны считаться историки Уваров А.С. и Забелин И.Е., входившие не только в ученую, но и в начавшую функционировать в том же 1874 году строительную комиссию. Недавно я прочитала следующее: «…археологи Алексей и Прасковья Уваровы четко увидели в 1860 году Будущее — здание своего Исторического музея, которое будет построено только почти четверть века спустя, в 1883 году. Той зимой Уваровы вышли по заснеженной Тверской улице к Красной площади. И вдруг… Глыба взвивающегося вверх огромного дома заслонила весь вид. Да и не дом это вовсе — то ли замок, то ли дворец с двумя башнями по бокам, а наверху…
— Гляди-ка! — крикнул Алексей молодой жене. — На башнях львы и единороги, а на крыше снег. Словно крыша, поднимаясь, зачерпнула его с земли!

Но Прасковья не видела белого снега. Она смотрела вниз, к подножию невесть откуда взметнувшегося здания, — там на тротуаре алела кровь. Пятно разливалось, растекалось, увеличивалось…
— Ах! — И Прасковья в ужасе упала на руки мужа.

Прошло больше двадцати лет, и в 1883 году состоялось открытие главного детища графа и графини Уваровых — Императорского Исторического музея. Прямо на Красной площади вознесся прекрасный дворец-замок, созданный по проекту архитектора Шервуда В.О. и инженера Семенова А.А. На башнях его поселились золоченые львы и фантастические единороги, а на крыше навсегда лег белый российский снег.

Вот только спустя полтора года после открытия музея граф Уваров умер. Но Прасковья Сергеевна продолжила дело мужа. И даже когда началась революция, и революционный произвол вынудил ее бежать из Москвы в Майкоп, первое, что сделала эта уже старая и небогатая женщина, было начало новых раскопов курганов и дольменов возле южного города. И уже потом, уплывая на последнем пароходе из Новороссийска и глядя на тающий родной берег, Прасковья Сергеевна Уварова вспомнила видение той далекой снежной, но счастливой Москвы — взметнувший ввысь фантастический дворец. Вот только граф Уваров увидел тогда диковинных львов и единорогов на башенках с ликующем белым снегом на крыше, а Прасковья Уварова, пережившая мужа, — лужи крови на мостовой. Все так и вышло…» (Е. Коровина «Москва: мистика времени», М., Полиграф, 2013, с. 12-13).

Алексей Сергеевич Уваров (1825 — 1884) принадлежал к числу видных ученых-историков и выдающихся организаторов отечественной науки. О значении его деятельности дают представление следующие факты. Уваров — один из основателей археолого-нумизматического общества (позднее оно стало называться Русским археологическим обществом), Московского археологического общества (1864) и Исторического музея. Ему принадлежала идея создания в Москве памятника первопечатнику Ивану Федорову.

Усилиями Уварова было положено начало регулярному проведению археологических съездов. При непосредственном участии Уварова прошли первые шесть съездов в Москве, Петербурге, Киеве, Казани, Тифлисе и Одессе. Под руководством ученого в 1850-е годы велись раскопки курганов во Владимирской и Московской губерниях, Ольвии, Херсонесе, Неаполе (Скифском), а раскопки палеолитической стоянки Карачарово и неолитической Волосовской приобрели характер открытия. Широту интересов ученого характеризуют его труды о классических, византийских и русских древностях — «Исследование о древностях Южной России и берега Черного моря», «Меряне и их быт по курганным раскопкам», «Археология России. Каменный период». Последняя по праву считается наиболее капитальным исследованием Уварова.

Заслуживает упоминания и его целенаправленная собирательская деятельность. Усилиями ученого была создана большая коллекция русских и славянских рукописей. Эта коллекция, как и коллекция копий с мозаик киевских храмов работы Прахова А.В., пополнила фонды Исторического музея. На втором археологическом съезде в 1872 году Уваров поднял вопрос о мерах по сохранению древних памятников. По его настоянию в 1877 году Синодом был издан указ, обязывающий согласовывать перестройку храмов со специалистами археологических обществ.

При непосредственном участии и под руководством Уварова архитектором Поповым А.П., видным московским, создавалась отделка первых 11 залов музея. В 1881 — 1884 годах Уваров занимал пост товарища председателя (фактически директора музея). Официально во главе управления музеем, носившим первоначально имя наследника, а затем императора Александра III, стоял председатель. Пост первого председателя занимал один из устроителей севастопольского отдела Политехнической выставки 1872 года и инициаторов создания Исторического музея Зеленой А.А. Позднее, как особо важный и почетный, пост перешел к членам царской фамилии.

После смерти Уварова его должность товарища председателя наследовал Иван Егорович Забелин (1820 — 1908). Без малого четверть века — с 1884 по 1908 год он возглавлял музей. Под его научным руководством музей превратился в богатейшее хранилище памятников по истории России. Велика роль Забелина и в определении характера самого музейного здания. Ему принадлежит обоснование выбора стиля фасадов будущего музея.

От здания, в котором должен был разместиться музей, имеющий целью «служить наглядною историей главных эпох Русского государства», требовалось стать зримым воплощением начала русской народности. Отсюда значительность смысловой нагрузки, которую авторам проекта предстояло выразить в облике сооружения. Оно рассматривалось как символ России, олицетворение русской истории и согласно представлениям того времени могло быть выстроено только в русском стиле, что для людей XIX века означало — с использованием форм древнерусского или народного зодчества.

Первоначально под здание музея было отведено место между Никольской и Сенатской башнями перед кремлевской стеной. Однако 16 апреля 1874 года городская дума приняла решение о безвозмездном отводе под музей земельного участка между кремлевской стеной и Иверскими (Воскресенскими) воротами, который первоначально предназначался для строительства нового здания городской думы. На этом месте после разборки бывшего здания Главной аптеки и был сооружен музей. Удостоенный на конкурсе первой премии проект Шервуда В.О. и Семенова А.А. был утвержден 8 августа 1875 года. 20 августа того же года состоялась торжественная закладка будущего здания.

Что блестяще удалось Шервуду и что в полной мере может оценить сегодня каждый, это органическая связь здания музея с окружающими его шедеврами древнерусского зодчества. Архитектор сумел придать своему творению «лица необщее выражение», сохранив связь с композицией древних построек, в частности собора Василия Блаженного, и развив черты, присущие зодчеству послепетровского времени. Композиция главного фасада Исторического музея, выходящего на Красную площадь, симметрична. Придавая типичную для послепетровской архитектуры фронтальность и значительность главному фасаду, этот прием подчеркивает самостоятельное значение и выделяет здание в ряду прочих. Однако не настолько, чтобы противопоставить окружению, скорее, чтобы помочь Историческому музею органично войти в окружающую среду, слиться с ней, что достигается опять-таки особенностями объемно-пространственной композиции.

Планировка залов, кажущаяся нам сейчас излишне сложной, далекой от привычной, анфиладной, полна значения. Она символизировала, по мнению Шервуда, особенности русской истории и неоднородность источников культурно-исторической жизни народа. В музейные залы из сеней вели два входа. Один — в залы камня, бронзы, славянские языческих времен, другой — в залы христианского отдела. Обе группы помещений вливались в Киевский зал, отмечая слияние в Киевской Руси древнего язычества и древнего христианства.

Символом этого слияния должна была стать расположенная в месте их соединения статуя князя Владимира. Вслед за Киевским периодом на Руси наступил период раздробленности. Выдвинулись новые центры — Владимир и Суздаль, Новгород и Псков. Исторические пути единого недавно государства как бы раздвоились. В планировке это нашло отражение, отмечает Шервуд, в двух выходах из Киевского зала, ведущих в расположенные параллельно владимиро-суздальские и новгородские. Затем они сходились в залах московского периода, чтобы впредь никогда более не расходиться. Символический смысл приобретали их размеры и освещенность (небольшая величина залов времен феодальной раздробленности, полумрак в залах Смутного времени) и т. д.

В системе художественного убранства интерьеров Исторического музея важное место принадлежало росписям и историческим картинам. В их исполнении приняли участие многие видные художники второй половины позапрошлого века. В частности, специально по заказу Исторического музея Васнецовым В.М. был создан фриз «Каменный век», ставший событием в художественной жизни России. Значение его трудно переоценить. И не только для интерьеров Исторического музея, жемчужиной которых он является, демонстрируя гармоническую связь с пространством и масштабностью сравнительно небольшого круглого зала…

До Октябрьского переворота в Историческом музее залы второго и третьего этажей постоянно использовались для разного рода выставок. О довольно интенсивной выставочной деятельности свидетельствовали следующие факты. 5 августа 1892 года в помещениях Исторического музея открылись археологическая и географическая выставки, организованные Международным конгрессом доисторической археологии. В апреле 1894 года в аудитории Исторического музея проходил первый съезд русских художников и любителей художеств по случаю дарования в 1892 году П.М. и С.М. Третьяковыми городу Москве художественной галереи. Исторический музей предоставлял свои залы Московскому товариществу художников.

В числе постоянных участников выставок этого общества мы находим художников Поленова В.Д., Поленову Е.Д., Архипова А.Е., Коровина К.А., Левитана И.И., Малютина С.В. и других. Летом 1899 года в Историческом музее работала Пушкинская выставка, приуроченная Обществом любителей российской словесности к вековому юбилею со дня рождения поэта. Там же с 11 мая по 18 ноября 1891 года функционировала среднеазиатская выставка. Широкое общественное значение приобрели также выставка в память 200-летия Полтавской битвы и выставка, приуроченная к 100-летию со дня рождения замечательного русского поэта Кольцова А.В.

Музей не прекращал работу даже в самые тяжелые месяцы 1941, когда враг непосредственно угрожал столице. Характерен для жизни музея первых военных месяцев такой эпизод. Во время одной из бомбардировок осенью 1941 года от взрыва бомбы вылетели стекла, однако музей закрыли для посетителей всего на несколько дней. 7 ноября 1941 года после знаменитого парада на Красной площади он вновь принимал посетителей. На службу великой цели победы над фашистами была поставлена ведшаяся чрезвычайно оперативно выставочная деятельность.

Через два месяца после начала войны, в сентябре 1941 года, открылась «Антифашистская выставка», в январе 1942 года — «Суворовская выставка», в мае 1942 года — выставка «700-летие Ледового побоища» и «Разгром немецко-фашистских войск на подступах к Москве». В 1943 году выставочная деятельность продолжала развиваться столь же интенсивно. Среди открытых в тот год выделяются выставки по истории защищавших Москву гвардейских частей и о партизанах Белоруссии. Победное окончание Великой Отечественной войны и возвращение в 1945 году из эвакуации ценнейшей части коллекций позволило сотрудникам Исторического музея вернуться к задачам, которые ставились как основные накануне войны, — к созданию основных тематических экспозиции. К концу 1945 года работали уже 30 экспозиционных залов…