В 1610 г. патриарх Гермоген призвал к борьбе против захватчиков, за что был арестован. В начале 1611 г. в Рязанской земле было создано первое ополчение, которое возглавил дворянин П. Ляпунов. Ополчение дви­нулось на Москву, где весной 1611 г. вспыхнуло восстание. Интер­венты по совету предателей-бояр подожгли город. Войска дрались на подступах к Кремлю. Здесь, в районе Сретенки, был тяжело ранен князь Пожарский Д.М., руководивший передовыми отрядами.

Однако развить успех русские войска не смогли. Руководители ополчения высказались за возврат беглых крестьян к их владельцам. Казаки не имели права занимать государственные должности. Про­тивники П. Ляпунова, стремившегося наладить военную организацию ополчения, стали сеять слухи, что он якобы хочет истребить казаков. Те зазвали его в казачий «круг» в июле 1611 г. и убили. Первое ополчение распалось. К этому времени шведы захватили Новгород, а поляки после многомесячной осады овладели Смолен­ском. Польский король Сигизмунд III объявил, что сам станет рус­ским царем, а Россия войдет в Речь Посполитую.

Осенью 1611 г. посад­ский староста Нижнего Новгорода Козьма Минин обратился с призывом к русскому народу о создании второго ополчения. В Нижнем Новгороде стало собираться второе народное ополчение. 1 сентября 1611 г. нижегородцы избрали своим ста­ростой купца Кузьму Минина. Умный, смелый, энергичный и решительный Минин стал вдохновителем и организато­ром всенародного ополчения.

Козьма Минин

Козьма Минин

Не раз выступая перед нижегородцами на площади перед съезжей избой в центре города, он призывал жителей подняться на борьбу с иноземными захватчиками за освобож­дение Российского государства. Он призывал бороться за православную веру, не жалеть жизни своей, а на содержание ратных людей отдать «всё злато и серебро и, если надо будет, продать имущество, заложить жён и детей своих». Призывы Минина были услышаны и получили поддержку. В городе начали собирать средства на создание нового ополчения. Размер налога на эти цели составил пятую часть всего имущества каждого горожанина.

Воззвание Козьмы Минина к нижегородцам в 1611 г., М. Фаюстов (фрагмент)

Воззвание Козьмы Минина к нижегородцам в 1611 г., М. Фаюстов (фрагмент)

Отстранив воеводу князя Звенигородского, Ми­нин принялся за сбор средств. Собирали деньги доброволь­но. Деньги поступали и из других городов. «Ратных лю­дей» набирали из нижегородских дворян, детей боярских и стрельцов, из перебравшихся в Нижний Новгород смоленских, вяземских и дорогобужских дворян, стрельцов, раз­личных служилых людей «по прибору» (по найму).

Воззвание Кузьмы Минина к нижегородцам, худ. С. Рождественский

Воззвание Кузьмы Минина к нижегородцам, худ. С. Рождественский

Военным руководителем нижегородского ополчения стал воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский, происходив­ший из обедневшего рода. Честный и прямой, не запят­навший своего имени никакой изменой, храбро сражав­шийся во время восстания в Москве в марте 1611 г., Пожарский Д.М. был опытным военачальником, осторожным, настойчивым, бескорыстным, скромным и отважным. Ко­гда начался сбор нижегородского ополчения, он залечи­вал раны в своей Суздальской вотчине.

Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин

Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин

Вначале Пожарский отказывался от приглашения в Нижний Новгород, но потом согласился. Князь потребо­вал, чтобы в помощь ему выделили человека, которому полностью доверяют. Таким человеком был Кузьма Ми­нин. Ополчение было хорошо организовано и опиралось на мощную материальную базу. «Ратным людям» плати­ли, и не по родовитости, а в зависимости от воинского искусства и боевых заслуг.

Всенародное ополчение ставило своей целью изгнать интервентов и собрать земский собор, который и решит, кого «обирать» на престол. Такая политическая направленность ополче­ния исключала «прежнее междуусобство», когда дворян­ство открыто проводило крепостническую политику, когда боролись за власть и за вотчины отдельные боярские и дворянские группировки вокруг претендентов на рус­ский престол, ставленников интервентов, группировались бояре и дворяне, стремившиеся к личной выгоде и на­живе.

Авангард всенародного ополчения под командованием князя Лопаты-Пожарского Д.П. вышел из Нижнего Нов­города 15 февраля 1612 г. 5 марта выступили главные силы, предводительствуемые Пожарским Д.М. и Ми­ниным К.З. Они двигались на Ярославль. Прямо на Москву идти было опасно. Интервенты и их прислужники из числа русских бояр имели еще достаточно сил. Среди казаков Трубецко­го Д.Т. и Заруцкого И.М., стоявших под Москвой, находилось немало противников ополчения.

Нужно было укрепить и расширить базу ополчения. Пожарский Д.М. двинулся к Ярославлю — большому торговому городу, многолюдно­му и богатому, стоявшему на важных путях, соединяв­ших Север, Сибирь и Поволжье, Москву и Архангельск. Заруцкий сделал попытку предупредить ополчение, напра­вив свои отряды к Ярославлю, но первыми в город всту­пили отряды Пожарского. Не удалась и попытка Заруцкого подослать казака для убийства князя. Вскоре Заруцкий порвал с Трубецким и ушел с отрядом казаков в Коломну. Ополчение прочно обосновалось в Ярославле. Его поддержало купечество и ремесленный люд го­рода.

Несмотря на то, что прибывшее войско было рассредоточено по пригородам у Ярославля, здесь оказалось большое скопление народа и вскоре началось «моровое поветрие». Его жертвами стали тысячи людей, а с 15 мая эпидемия приняла ужасающие размеры. Мёртвых не успевали хоронить на приходских кладбищах города и его окрестностей.

Для борьбы с эпидемией князь Пожарский был вынужден прибегнуть к самым жёстким мерам, приказав никого не выпускать и не впускать через городские заставы. Проводились и другие карантинные мероприятия. А кроме того был совершён крестный ход, который сопровождался колокольным звоном всех ярославских церквей. Вскоре мор прекратился…

В течение четырёх месяцев Ярославль был временной столицей освобождённых от польских захватчиков территорий. Здесь продолжало формироваться общерусское ополчение за счёт присланных отрядов из Вологды, Романова, Углича, Твери, Кашина, Торжка, Суздаля и других городов. Ярославское купечество внесло значительный вклад в формирование общерусских вооружённых сил. Из Ярославля направлялись отряды по борьбе с поляками в северных областях страны, назначались воеводы.

В Ярославле был создан «Совет всея Земли», который управлял освобождёнными от интервентов территориями и выполнял функции временного правительства. В него вошли и представители знатных княжеских родов — Долгоруких, Куракиных, Бутурлиных, Шереметевых и др. Возглавляли совет Пожарский и Минин. Поскольку Минин был неграмотным, то вместо него подпись на грамотах ставил Пожарский.

«Стояние» в Ярославле и меры, принятые «Советом всея Земли», самими Мининым и Пожарским, дали свои результаты. К ополчению присоединились большое число понизовых и подмосковных городов с уездами, Поморье и Сибирь. Постепенно устанавливался порядок на всё более значительной территории государства.

Между тем в Ярославль пришли вести о продвижении к Москве на выручку осажденного польского гарнизона войск гетмана Яна Ходкевича. 28 июля 1612 года, после молебна в Успенском соборе ярославского Кремля, земское ополчение вышло из города на освобождение Москвы. Его численность составляла более 20 тысяч человек (по некоторым данным, до 30 тысяч), то есть за время пребывания в Ярославле оно увеличилось более чем в семь раз! Именно здесь ополчение превратилось в общерусскую военную силу.

Впереди двигались отряды дворянской конни­цы под командованием Д. Лопаты-Пожарского, М. Дмит­риева и Ф. Левашова. 3 августа первый конный отряд ополчения подошел к Москве и стал у Белого города меж­ду Тверскими и Петровскими воротами. 12 августа при­была остальная конница, а в ночь на 20 августа подошли главные силы ополчения, предводительствуемые По­жарским и Мининым.

22-24 августа 1612 г. разверну­лись решающие бои под Москвой. Войско гетмана Ходкевича состояло из хорошо вооружен­ной шляхетской конницы, 2,5 тыс. человек, наемной пехо­ты — главным образом немцы и венгры – 1,5 тыс. человек и запорожских казаков, до 8 тыс. человек. Кроме того, в Кремле сидело до 3 тыс. поляков и наемников. Всего, таким образом, ополчению противостояло около 15 тыс. вражеского войска.

Силы нижегородского народного ополчения уступали в численности войску интервентов. Казаков, конных и пеших, в нем насчитывалось около 4 тыс. человек, воору­женных огнестрельным оружием, из которого они метко стреляли. Стрельцы — их было около тысячи — кроме хо­лодного оружия имели «огненный бой» — пищали.

Другая половина войска состояла из дворянского ополчения и отрядов крестьян и посадских людей. Среди них выделя­лось хорошо вооруженное и закаленное в пограничных стычках с польско-литовскими шляхтичами смоленское дворянство. Неплохо были вооружены и снабжены всем необходимым и нижегородские ополченцы. Что же касает­ся отрядов крестьян и посадских людей, а их в ополче­нии было немало, то их вооружение составляли копья, рогатины, топоры, бердыши, Только некоторые имели огнестрельное оружие. Артиллерийских орудий в ополче­нии было немного.

Московский Кремль, XVII в.

Московский Кремль, XVII в.

Казалось бы, в решающих боях под Москвой преиму­щество в численности, вооружении, командном составе было на стороне поляков. Но у ополчения имелось одно огромное преимущество — моральное состояние вои­нов, решивших бороться за Москву, за Россию до послед­ней капли крови, твердо веривших в правоту своего дела. И этот чрезвычайно важный фактор сыграл решающую роль.

Летом 1612 г. со стороны Арбатских ворот войска К. Минина и Д. По­жарского подошли к Москве и соединились с остатками первого ополчения. Позиции нижегородского народного ополчения были хорошо выбраны. Правда, их не успели как следует укре­пить, но они примыкали к каменным стенам Белого горо­да и располагались по валу, господствовавшему над мест­ностью. У Чертольских ворот, на левом фланге, распола­гались войска под командованием Туренина. Они подходи­ли к самой Москва-реке.

На правом фланге, у Петровских ворот, стояли отряды М. Дмитриева и Ф. Левашова. Меж­ду ними, у Арбатских ворот, находился отряд  Лопаты-Пожарского и главные силы под командованием Пожарского Д.М., Минина и Хованского. Замоскво­речье должны были защищать отряды Трубецкого, зани­мавшие позиции у Яузских ворот и на Воронцовом поле. Таким образом, ополчение, по сути дела, заняло весь Бе­лый город. Преисполненное «духа ратного», ополчение го­товилось к решающему бою.

"Изгнание польских интервентов из Московского Кремля", худ. Э. Лисснер

"Изгнание польских интервентов из Московского Кремля", худ. Э. Лисснер

21 августа высланная навстречу интервентам разведка донесла, что их войска быстро приближаются к Москве. На заре 22 августа Ходкевич двинулся от Новодевичьего монастыря, имея целью разбить ополчение, прорваться в Кремль и освободить запертый в нем польский гарнизон. Бой начался столкновением конницы.

Через несколько ча­сов Ходкевич ввел в бой пехоту. Сражение развернулось на территории только что возведенного деревянного город­ка, изрытого укреплениями и ямами. Русской коннице пришлось спешиться. Началась кровопролитная сеча. Интервенты пытались опрокинуть русских в Москва-реку. Осажденный в Кремле польский гарнизон несколько раз предпринимал вылазки, но каждый раз, понеся большие потери, откатывался назад, оставляя на поле боя много убитых. Стрельцы захватили знамена неприятеля.

Что же касается Трубецкого, командовавшего остатка­ми первого ополчения, то он решил не принимать уча­стия в битве. Однако казаки не могли спокойно наблюдать за тем, как гибнут русские воины. Пять конных сотен, накануне отпущенных Пожарским по просьбе Трубецкого в его «табор», и еще четыре атамана со своими казаками перешли через реку и вступили в бой. К концу сражения, потеряв большую часть войска, Ходкевич отошел за Мо­сква-реку, к Поклонной горе. В ночь на 23 августа 600 гай­дуков прорвались в Кремль, усилив его гарнизон.

Решающая битва произошла 24 августа. Ходкевич стремился во что бы то ни стало пробиться в Кремль и доставить продовольствие осажденному гарнизону. К это­му времени Пожарский и Минин перестроили свои войска. Главные силы Пожарский перебросил на юг, к берегу Мо­сква-реки, а сам перешел от Арбатских ворот к Остожен­ке, где находился и Кузьма Минин.

Часть русского войска переправилась через Москва-реку и заняла позиции в Замоскворечье. Главными опорными пунктами ополче­ния здесь являлись Земляной город и Климентовский острожек. Тут же у Лужников стояли казаки Трубец­кого.

Вначале в пятичасовом бою Ходкевичу удалось разбить дворянские нижегородские сотни. Интервенты нанесли поражение и Трубецкому, захватили укрепления Земля­ного вала, прорвались в глубь Замоскворечья и овладели острожком на Ордынке. Но русские продолжали упорно сопротивляться. Дмитрий Пожарский бился плечом к пле­чу с рядовыми воинами. Казаки сами бросились в бой, устремились в атаку и выбили поляков из острожка у церкви Климента. Почти все наемники полегли в бою у острожка.

Настал полдень. Пожарский и Минин сосредоточивали войска. Келарь Авраамий Палицын уговаривал казаков Трубецкого, стоявших в Замоскворечье, начать решитель­ные действия, суля им монастырскую казну. Казаки по­клялись сражаться не щадя жизни. К казакам и стрель­цам стали присоединяться спешенные дворянские сотни, засыпавшие врага тучей стрел. За бурьянами, в ямах и оврагах засели стрельцы с пищалями.

Наступал решительный час. Минин попросил у Пожар­ского выделить ему воинов. Получив три дворянские сот­ни и сотню ротмистра Хмелевского, Минин перешел че­рез реку и обрушился на литовские конную и пешую роты, стоявшие у Крымского двора. Это был переломный момент боя.

Враг обратился в бегство. Тогда русские пере­шли в общее решительное наступление. Открыв сильный огонь из ружей и луков, ополченцы очистили от интервен­тов рвы и валы Земляного города, захватили их огромный обоз, стоявший на Большой Ордынке. Разгром врагов довершила атака русской конницы. Во время этой атаки полегло 500 поляков. Множество пленных, шат­ры, знамена, литавры, обоз в 400 возов стали трофеями рус­ских воинов. Остатки отрядов Ходкевича отошли к Дон­скому монастырю, а наутро отправились к Можайску.

Мужество, стойкость, воинское искусство, горячая лю­бовь к Отчизне, твердая вера в свое правое дело обеспе­чили победу народного нижегородского ополчения над сильным противником. В августовских боях под Москвой ополченцы проявили исключительную храбрость и волю к победе.

Гетмана отбросили от столицы. Теперь надо было осво­бодить её от интервентов. Началась осада Китай-города и Кремля. Последний взяли в кольцо укреплений. Днем и ночью трудились воины народного ополчения, обводя Кремль глубоким рвом и двойным плетнем с насыпанной между его стенками землей. В районе Тверской, Дмитров­ки, Кулижек, Пушечного двора стояли пушки, обстрели­вавшие Кремль ядрами и зажигательными снарядами, Несколько пушек поставили вблизи ворот Кремля со сто­роны Москва-реки.

Желая избежать кровопролития, Пожарский обратился к польскому командованию, предлагая капитуляцию и га­рантируя всем жизнь и возвращение на родину. На это предложение интервенты ответили в грубой и оскорби­тельной форме. 22 октября под звуки рогов с развернутыми знамена­ми русские пошли на штурм Китай-города и вскоре во­рвались в него. Именно 22 октября 1612 г. на день обретения иконы Казанской богомате­ри, сопровождавшей ополчение, был взят Китай-город. Поляки заперлись в Кремле. Видя безнадежность своего положения, они вступили в пере­говоры и 26 октября сдались на милость победителей.

Москва была освобождена полностью. В воскресенье 1 ноября русские войска вошли в Кремль. От Арбата шли полки Пожарского, от Покровских ворот — Трубецкого. Бесчисленное множество народа радостно встречало побе­дителей. Историческая заслуга нижегородского ополчения, ставшего поистине всенародным, состоит в том, что оно сконцентрировало в себе патриотические силы русского народа, сняло нависшую над страной угрозу по­рабощения. Спустя два столетия, в 1818 г., в Москве на Красной площади был установлен памятник Минину и Пожарскому.

Сразу же по русским городам были отправлены грамоты о созыве Земского собора. Он открылся в янва­ре 1613 г. и включал 700 участников, в том числе казаков и даже черносошных крестьян. Пред­выборная борьба была ожесточенной, но в итоге из всех претендентов — князей Д. Трубецкого, И. Голицына, Д. Черкасского и даже Д. Пожарского — наиболее предпочтительным оказался 16-летний Михаил Федорович Романов. Представитель славного боярского рода, по молодости своей он в «измене» не был, а его родственники находились в обоих лагерях – и в Москве, и в Тушино. Под давлением казаков и под влиянием лживого утверждения о том, что якобы царь Федор завещал Романовым престол, Михаил и был избран царем в феврале 1613 г.

В 1618 г. было заключено Деулинское перемирие с Польшей: Россия уступила ей Смоленск, Чернигов и ряд других городов. К 1619 г. удалось справиться и с казачьей вольницей: часть казаков получили жалованье и даже поместья, других отправили служить по разным городам и границам.

Смута была испытанием Москов­ского государства на жизнестойкость. Подточенное внутренними конфликта­ми, расшатанное натиском интервентов, оно чуть было не рухнуло, чуть было не распалось… Однако в этот критический момент русскому народу хватило сил и мудрости «собрать землю», вывести её из состояния всеобщей войны и хаоса, отстоять свою независимость и государственность. В ре­зультате войны Московское государство было унижено, ограблено, потеряло многие свои тер­ритории, в том числе Смоленск, но оно выстояло и показало тем самым свою небывалую, колос­сальную внутреннюю прочность. И это явилось главным залогом его блестящего будущего.