После победы в Полтавской битве в войну вступила Турция, приютившая шведского короля. Огромная турецкая армия численностью в 200 тысяч человек в 1711 г. окружила войска Петра I на реке Прут. И лишь ценой уступки Азова этот военный конфликт был улажен.

Однако Северная война продолжалась, и Пётр I возобновил наступление в Прибалтике. Ещё в 1710 г. шведы были изгнаны из Карелии, Лифляндии и Эстляндии. Русские войска овладели Ригой, Ревелем (Таллинном), Выборгом и Кексгольмом. В конце концов почти вся Финляндия была освобождена от шведов. Но для полной победы нужно было обезвредить шведский флот. И Россия начала ускоренное строительство кораблей. К весне 1714 г. русский флот насчитывал 16 линейных кораблей и около сотни галер.

Чтобы русский флот не пошёл прямо на Швецию, противник решил его запереть в Финском заливе,  для этого все основные силы шведского флота были собраны в самом удобном месте — у полуострова Гангут, который далеко выдаётся в море. В предыдущих схватках русские чаще применяли небольшие гребные суда. В шхерах между островами было мелко, тяжёлые, с большой осадкой шведские корабли там пройти не могли, а маленькие, неглубоко сидящие русские суденышки легко проскальзывали и таким образом обходили шведов.

Шведский флот располагал 15-ю линейными кораблями, 3-мя фрегатами, 2-мя бомбардирскими кораблями и 9-ю галерами под командованием адмирала Ватранга. Эскадра адмирала Ватранга располагала более чем 800-ми орудиями. Но на судах было плохое снаряжение, не хватало офицеров.

«Начнём, господа адмиралы, — сказал Пётр, — диспозиция будет такая: Апраксину Фёдору Матвеевичу вести гребной флот в Гельсингфорс и туда десант доставить. С кораблями же я сам пойду. Стану галеры прикрывать и силы шведа на себя отвлекать. А как к Гангуту придём, то, коли понадобится, в самой узкой части перешейка построим переволоку и перебросим суда по суше». Однако обман удался не вполне. О переволоке шведы догадались и перевели часть своих судов туда, где она выходила на северо-западный берег перешейка.

20 мая русский десант в 15 тыс. человек на 99 полугалерах и скампавеях вышел с Котлина. Командовал ими генерал-адмирал Апраксин. Шли на се­вер, потом на запад, по направлению к шхерам. При­крывал их корабельный флот контр-адмирала Петра Михайлова, то есть самого царя, из 18 кораблей, фре­гатов и шняв. Дошли до Березовых островов. Отсюда галеры поплыли в шхеры, флот — обратно, в Ревель, чтобы не дать шведским кораблям пройти в Финский залив.

20 июля к Апраксину прибыл Петр. Они решили не рисковать линейным флотом. После совещания поста­новили: так как Ватранг с эскадрой расположился у самой оконечности мыса Гангут, то нужно перебросить часть русских галер посуху, выше по полуострову, через узкую в этом месте «переволоку». Так и начали дело.

Но Ватранг узнал об этом и 25 июля направил к западу от полуострова часть своих сил — эскадру Эреншильда: фрегат, шесть галер и два шхербота — к западному концу «переволоки». Но тем самым он раздробил свои силы. Дальше — больше. Другую их часть — эскадру ад­мирала Лиллье (8 линейных кораблей, фрегат и два бомбардирских судна) — отправил в Тверминне против русского флота.

Петр, узнав о передвижениях шведов, приказал капитан-командору Змаевичу идти с 20 скампавеями в обход флота шведов. Вслед им пошли еще 15 скампавей бригадира Лефорта. Оба русских отряда прошли благо­получно и заперли Эреншильду выход в море.

Ранним утром 26 июля 1714 г., сначала прячась в шхерах, а потом, выйдя в открытое море, чтоб обойти стоявшую под берегом шведскую эскадру, первый от­ряд из тридцати пяти небольших русских галер помчался вперёд и стремительно обогнул Гангутский полуостров. На море стоял штиль, и паруса на больших швед­ских кораблях уныло и неподвижно висели. Гнаться за галерами, чтобы разгро­мить их артиллерийским огнём, шведы не могли.

Медаль за победу в морском сражении при Гангуте, 1714 г.

Медаль за победу в морском сражении при Гангуте, 1714 г.

Шведский адмирал Ватранг приказал взять корабли на буксир шлюпками и шхерботами, но тяжёлые шведские суда шли слишком медленно и догнать русский отряд не смогли. К десяти часам галеры обогнули полуостров, и адмирал Апраксин Ф.М. сразу же выслал вто­рой отряд. Теперь корабли шведов находились не у самого берега, а стояли не­сколько дальше в море, куда их отбуксировали шлюпки в погоне за галерами. Этим и воспользовались русские.

Ранним утром 27 июля Ватранг отвел свои корабли в море, и Петр снова воспользовался его ошибкой — между полуостровом и неприятельским флотом при полном безветрии, в предрассветном тумане прошли остальные суда Апраксина. Всякий раз при этих прорывах шведы открывали сильный огонь, но урон русским наносили незначительный.

Когда шведы спохватились, было уже поздно. Несмотря на сотни ядер, летевших в русские галеры, те отважно продолжали двигаться вперёд. Прорвав блокаду, которую пыталась создать швед­ская эскадра, ещё шестьдесят четыре русские галеры, обогнув Гангутский полу­остров, вошли в Рилакс-фиорд. В итоге 99 галер и 15 000 десантников с полным запасом боеприпасов и продовольствия, разорвав блокаду, вышли из Финского залива на запад.

Теперь русскому флоту предстоял жестокий, последний бой с противником, который сторожил переволоку. Шведские суда построились полукругом, имея в центре самый сильный корабль — 18-пушечный флагманский фрегат «Элефант», на борту которого находился контр-адмирал Эреншельд.

В два часа дня по сигналу Апраксина русские галеры, разделившись на три части, бросились к шведским кораблям. Командиры этих отрядов со шпагами в руках, стоя во весь рост, шли на шлюпках впереди галер.

Шведы подпустили русских на полтора кабельтова, а затем начали в упор расстреливать их. Падали убитые и раненые, кровь заливала палубы. Первую атаку шведам удалось отбить, но через полчаса началась вторая, а около четырёх часов дня — третья.

Теперь русские изменили тактику: они ударили по флангам вражеского отряда. Загрохотали орудия. Пехотные солдаты из галерного десанта обрушили на шведов ураганный ружейный огонь. Наконец подошли вплотную, и цепкие крючья впились в борта вражеских кораблей. На  палубах шведских кораблей запел рукопашный бой. Надо отметить, что царь Пётр лично участвовал в абордажной атаке, показав русским морякам пример мужества и героизма.

Вскоре, не выдержав стремительного натиска, сдался один из шведских кораблей, вслед за ним наши моряки захватили еще пять. С исключительным героизмом дрались матросы и десантные солдаты. Более ста человек пали смертью храбрых. Во время сражения жаркие схватки шли на палубах шведских судов, и здесь  показал свое мужество Голицын М.М.

Все шведские суда, прикрывавшие «Элефант», были захвачены. Однако флагман продолжал стойко сражаться. Лишь после того, как на нем начался пожар, удалось взять его на абордаж. Израненный, покрытый кровью Эреншельд сражался, не опуская шпаги, пока не упал. Тогда соратники адмирала перенесли его с горящего фрегата на шлюпку, чтобы уберечь от плена. Но это не помогло. Шлюпку перехватили солдаты капитана десантного полка Бакеева, и Эреншельд вручил свою шпагу Петру.

Вскоре стихли выстрелы. Умолкли воинственные крики. Шведский отряд был полностью разгромлен. В Гангутском сражение Россия не потеряла ни одного корабля, в личном составе потери составили 124 человека убитыми и 342 – раненными. Потери шведов: 361 человек убит, 350 — ранены, остальные были взяты в плен. Адмирал Эреншельд, командовавший шведской эскадрой, с десятью кораблями сдался в плен.

Флот Апраксина прошел беспрепятственно к городу Або на западном побережье Финляндии. Петр искренне радовался Гангутской победе, тем более что в прежних сражениях «много не только генералов, но и фельдмарша­лов брано, а флагмана ни единого». Возвращаясь домой, победоносные русские корабли шли по Неве, ведя захваченные шведские суда, тысячи жителей приветствовали их с берегов, а над Петербургом гремели залпы артиллерийских салютов.

На мосту к Петропавловской крепости в честь победителей возвышались три­умфальные ворота с разными картинами. На одной из них был нарисован орел, напавший на слона, и написано: «Орёл не мух ловит» — ведь «Элефант» — значит «слон». А вечером на торжественном обеде Петр посадил около себя Эреншельда и был к нему очень внимателен, потому что и в противнике умел уважать храб­рость.

В крупнейшем морском сражение у мыса Гангут русский галерный флот разбил сильную шведскую эскадру. Это была первая победа русского военно-морского флота над шведами. Эту победу Пётр I назвал «второй Полтавой». Участники Гангутского сражения были награждены медалью с надписью «Прилежание и верность превосходят силу».

Цели, которые поставила перед собой Россия в Северной войне, казалось, были достигнуты и Пётр I решил вступить в мирные переговоры с Кар­лом XII. Однако они были прерваны гибелью шведского короля при осаде норвежской крепости Фредериксхалль. Сменившая же его на престоле королева Ульрика-Элеонора в ноябре 1719 г. при посредничестве Франции заключила мир с Прус­сией, Данией и Саксонией.

Чтобы вынудить шведскую королеву заключить мир и с Россией, Пётр I направил в Балтийское море свой флот. Русские утвердились на Аландских островах и в течение двух лет совершали десантные высадки на восточный берег Швеции, а в июле 1720 г. разгромили шведскую эскадру у Гренгама.

30 августа 1721 г. в Ништадте был подписан российско-шведский мирный дого­вор, по которому Лифляндия, Эстляндия, Ингерманландия, часть Карелии с городами Выборгом и Кексгольмом и все острова Финского и Рижского заливов отошли к России, а Швеция получила обратно большую часть Финляндии. Россия упла­тила Швеции в качестве компенсации 2 млн. ефимков,  Швеция получила право ежегодно беспошлинно закупать и вывозить из России хлеб на сумму 50 тыс. рублей.

Длительная борьба за морское побережье за­кончилась. Россия получила выход в Балтийское море, а победа в Северной войне выдвинула её в число крупнейших европейских держав.