Еще в 1680 г. боярин князь Голицын В.В. возглавлял проведение во­енно-окружной реформы, по которой к пограничным округам-разрядам добавили еще несколько. Снизили численность дворянского ополчения с 37,5 тыс. (1651) до 16 тыс.; полков же нового строя увеличили (до 80% численности русской армии): рейтар (кавалеристы) — с 1,5 до 30,5 тыс.; солдат насчитывалось 61 тыс. Стрельцов стало 55 тыс.

В последней трети XVII в. стрелецкое войско по своему устройству, обуче­нию, вооружению, а также укладу жизни являло собой анахронизм. Стрелецкие полки размещались семьями в стрелецких слободах Москвы. Они комплектовались из детей стрельцов, свободных от тягла родственников посадских и вообще из не­закрепощенных людей. Служба была пожизненной, а получаемое от казны жало­ванье – скудным, да и выдавали его нерегулярно и к тому же с середины XVII в. уменьшили вдвое.

Поэтому стрельцы, обремененные семьями, вынуждены были изыскивать дополнительные доходы. Менее обеспеченные промышляли ремеслом, состоятельные совершали торговые сделки, иногда довольно крупные. Низы стре­лецкого общества подрабатывали наймом, причем не только на хозяйственных рабо­тах, но и при выполнении служебных обязанностей своих разбогатевших собратьев.

Портрет Петра I, худ. А. Шхонебек, гравюра 1705 г.

Портрет Петра I, худ. А. Шхонебек, гравюра 1705 г.

Стрельцы, будучи частью русской армии, несли охрану Кремля, следили за порядком в столице, подавляя при слу­чае народные волнения, выступления против властей и зна­ти. Стрелецкое войско отличалось низкой боеспособностью. Привязанные к своим торгам, промыслам и к семейному очагу, стрельцы крайне неохотно покидали сто­лицу и выражали недовольство, если отлучки были продолжительными.

Царевна Софья Алексеевна

Царевна Софья Алексеевна

В столице насчитывалось 20 стрелецких полков, два из них находились на особом режиме и пользовались особыми привилегиями — сопровождали царя в поездках в монастыри, участвовали во всякого рода церемониях.

Новый этап в истории стрелецкого войска связан с памятными событиями июля 1662 г., когда разразился «Медный бунт». В отличие от восстания в Москве 1648 г., когда стрельцы находились в одном лагере с посадскими, во время «медного бунта» они показали себя преданными царю опричниками и устроили москвичам, прибывшим к царю в Коломенское, кровавое побоище. По свидетель­ству современников, стрельцы изрубили и утопили в Москве-реке тысячи москвичей.

Брат царицы, Нарышкин Лев Кириллович

Брат царицы, Нарышкин Лев Кириллович

С этого дня положение стрельцов резко изменилось в лучшую сторону — верность их была высоко оценена царем Алексеем Михайловичем. Подачки следовали одна за другой: отправлялся царь на богомолье — стрельцы получали щедрые подарки про­довольствием либо деньгами; многочисленные праздники царь отмечал подно­шениями стрельцам. Кроме того, были созданы благоприятные условия для их занятий торговлей и промыслами.

Одной из основных целей, созданного Тайного приказа, было снабжение стрельцов мясом, мукой, сухарями и на­питками из дворцовых вотчин. Так продолжалось по день смерти царя Алексея Ми­хайловича. Смерть эта принесла стрельцам множество невзгод. Прежде всего, был упразднен Приказ тайных дел, а вместе с ним прекратилась выдача продовольствия и денежных вознаграждений сверх жалованья.

Царь Иван Алексеевич

Царь Иван Алексеевич

В период правления Фёдора Алексеевича стрельцы превратились для командиров полков в неиссякаемый источник грабежа и насилия: стрелецкие полковники присваивали причитавшееся стрельцам жалованье, уподобляли их крепостным крестьянам, принуждая выполнять не относившиеся к службе работы, подвергали жестоким истязаниям, вымогали взятки и т. д.

Стрельцы решили воспользоваться вступлением на престол нового царя, 10-летнего Петра, 30 апреля 1682 г. они обратились к правительству с жалобой на полковника Семена Грибоедова, который чинил стрельцам «налоги и обиды и всякие тесноты»: принуждал стрелецких жен обрабатывать огороды, созданные на захваченных у стрельцов землях, посылал стрельцов в свои вотчины копать пруды и сооружать плотины, рубить лес и косить сено, за взятки освобождал от караульной службы и участия в походах.

Стрелец, около 1670 г.

Стрелец, около 1670 г.

Если бы подобная челобитная была подана правительству, располагавшему сильной властью, то стрелецким спинам не миновать бы соприкосновения с батогами. Но трон занимал десятилетний ребенок, за спиной которого находилась мать — женщина, по отзыву князя Куракина Б.И., совершенно не искушенная в политике.

Царица-регентша Наталья Кирилловна, не располагавшая опытными советниками и пребывавшая в растерянности, удовлетворила все требования стрельцов. Грибоедова не только отстранили от должности полков­ника, но и подвергли наказанию батогами; с него велено было взыскать согласно росписи, поданной стрельцами, присвоенные им деньги и уплатить стрельцам за все выполненные ими работы; его вотчины подлежали конфискации.

Стрельцы, 1613 г., литография

Стрельцы, 1613 г., литография

Одна уступка повлекла за собой другие. В тот же день правительство вынужде­но было удовлетворить требования стрельцов остальных 19 полков. Правительство оказалось в растерянности, а стрельцы обнаружили, что они являются хозяевами положения.

Не известно, кому в лагере Милославских пришла в голову мысль в борьбе с Нарышкиными опереться на стрельцов: то ли опытному интригану Ивану Михайловичу, то ли коварной и честолю­бивой Софье Алексеевне, мечтавшей водрузить на свою голову царскую корону. Как бы то ни было, но Милославским и Софье удалось направить гнев стрельцов в угодное для себя русло.

Милославские и Софья развили бурную деятельность и, по образному выражению Соловьева С.М., «кипя­тили заговор»: по ночам в дом к Милославским приезжали представители стрелецких полков, а от покоев Софьи разъезжали по слободам ее эмиссары, не жалевшие ни вина, ни денег на подкуп стрельцов.

Нарышкины срочно вы­звали из ссылки Матвеева А.С., который возглавлял прави­тельство в конце жизни царя Алексея Михайловича. Нарышкины рассчи­тывали на то, что по приезде в Москву он наведет порядок. Но эти надежды не сбылись.

15 мая по зову набата, с развернутыми знаменами к Кремлю двигались вооруженные стрелецкие полки. Поводом для внезапного появления стрельцов в Кремле явились слухи о том, что Нарышкины «извели» царевича Ивана. Их распространяли активные сторонники Софьи и Милославских, в том числе Петр Андреевич Толстой и его брат Иван. Позже оба они приобретут репутацию верных слуг Петра I.

Узнав о причине волнения стрельцов, царица Наталья вместе с патриархом и боярами вышла на Красное крыльцо с царевичами Иваном и Петром. Внизу буше­вала разгневанная толпа, а на крыльце стоял перепуганный и конечно же не по­нимавший значения происходивших событий Петр — так состоялась его первая встреча со стрельцами.

Казалось бы, что, убедившись в добром здравии царевича, стрельцы должны были разойтись по домам. Но в том-то и дело, что вопрос о царевиче являлся всего лишь поводом для появления стрельцов в Кремле. Лица, руководившие стрельцами и направлявшие их недовольство против Нарышкиных, подбросили им список «изменников-бояр», подлежавших уничтожению.

Разгулу страстей помогли горе-руководители Стрелецкого приказа отец и сын Долгорукие — бояре Юрий Алексеевич и Михаил Юрьевич. В тот самый момент, когда в толпе стрельцов раздались вопли о выдаче «изменников-бояр», Михаил Долгорукий приказал им возвратиться в свои слободы, угрожая наказаниями. Стрельцы рассвирепели.

Некоторые из них взобрались на крыльцо, схватили Ми­хаила Долгорукого и сбросили на копья своих товарищей, стоявших внизу. На копья полетели тела других бояр и «изменников», оказавшихся в списке. Среди них — бояре Матвеев А.С. и Языков И.М., стольник Салтыков Ф.П., убитый по ошибке вместо брата царицы Ивана Кирилловича, другой ее брат, Афанасий Кирил­лович, думный дьяк Ларион Иванов и др. Стрельцы глумились над убитыми, во­локли трупы по земле, выкрикивая: «Вот боярин Артамон Сергеевич, вот Долго­рукий, вот думный едет, дайте дорогу!»

Не угомонились стрельцы и наследующий день. Был убит Иван Кириллович Нарышкин, казнен царский доктор немец Даниил фон Гаден, обвиненный в отравлении царя Федора. 18 мая в челобитной на имя Петра стрельцы по­желали, чтобы его дед, Кирилл Полиевктович, был пострижен, а еще через два дня новая «просьба», звучавшая как ультиматум, — выслать из Москвы оставшихся в живых Нарышкиных. «Просьбы» стрельцов тотчас удовлетворили: всех родствен­ников разослали в дальние края. В итоге майских событий Нарышкины были либо перебиты, либо сосланы.

Милославские и Софья стремились теперь закрепить победу юридически. На сцене вновь появляются стрельцы. 23 мая в очередной челобитной они потребовали, чтобы страной управляли оба брата, а 26 мая — чтобы первым царем считался старший из них, Иван Алексеевич. Серию челобитных о судьбах трона завершает требование, чтобы по случаю малолетства царей страной правила их старшая сестра, Софья.

Царевна Софья — дочь царя Алексея Михайловича от первого брака к моменту провозглашения регентшей имела неполных 25 лет (родилась 17 сентября 1657 г.). При дворе она получила хорошее для того времени образование, учи­лась у просветителей Симеона Полоцкого, Сильвестра Мед­ведева, Кариона Истомина. Современники отмечают ум, честолюбие, энергию царевны.

Казалось, Софья достигла желанной цели. Между тем стрельцы вышли из-под конт­роля — джинн был выпущен из бутылки. Вместо реальной власти она приобретала лишь ее призрак, ибо хозяевами положения в столице стали стрельцы во главе с новым руководителем Стрелецкого приказа Иваном Андрееви­чем Хованским. За склонность к демагогии, болтливость и хвастовство его прозвали Тараруем. Он так умело лавировал, потакая стрельцам и обнадеживая Софью, что летом 1682 г. олицетворял власть в Москве.

В это же время по требованию стрельцов последовал указ, который присваивал стрелец­ким полкам новое наименование – «надворная пехота», чем подчеркивалось их при­вилегированное положение в вооруженных силах. Развитие событий показало, что стрельцы стали недоступны влиянию власти, что перечить им было опасно. А заигрывание со стрельцами и безропотное выполнение их требований стало чревато опас­ностями для судеб скипетра, фактически находившегося в руках Софьи.  Не надо было обладать проницательностью, чтобы сделать вывод о непрочности положе­ния регентши: стрельцы, вручившие ей власть, с такой же легкостью могли ее и отобрать.

Они овладели положением в столице, диктовали свою волю правительству. Конец весны, лето и начало осени 1682 г. прошли под знаком политического всесилия восставших стрельцов и их сторонников. В честь их заслуг (во время событий 15-17 мая) на Красной площади соорудили «столп» (обелиск).

20 августа 1682 г. Софья покидает столицу, прихватив с собой обоих цареви­чей, и отправляется в сопровождении свиты в Коломенское. Ей надобно было выиграть время для мобилизации сил, способных противостоять мятежным стрельцам. Такой силой было дворянское ополчение. От имени царей она и обратилась к дворянам с призывом срочно собираться у стен Троице-Сергиева монастыря.

Князья Хованские, отец и сын, знатные Гедиминовичи, обвинённые в заговоре против обоих царевичей и царевны Софьи, были казнены. У стрельцов сработал инстинкт самосохранения, и они схватились за оружие, чтобы дать отпор боярам. Но прошло несколько дней, а непосред­ственной угрозы со стороны дворян не последовало. Напротив, двор и бояре двинулись не к Москве, а в противоположную от столицы сторону — к Троице-Сергиеву монастырю.

Перевес сил на 18 сентября был на стороне стрельцов, ибо незадолго перед тем брошенный правительством клич о мобилизации дворянского ополчения еще не дал и не мог дать реальных результатов. В то же время стрельцы придерживались не наступательной, а оборонительной тактики. Объясняется это, прежде всего, отсутст­вием у них лидеров движения. Иван Михайлович Милославский, подогревавший вместе с царевной Софьей выступление стрельцов против Нарышкиных, теперь находился в правительственном лагере в Воздвиженском и таким образом из вре­менного союзника превратился в противника. Сменившему его Ивану Андреевичу Хованскому отрубили голову. В итоге обезглавлен был не только Хованский, но и стрелецкое войско.

Более того, стрельцы опасались встретить вооруженное противодействие сто­ронников правительства. До сих пор хозяевами положения были стрельцы, практи­чески не встречавшие сопротивления: правительство безропотно выполняло их во­лю, находясь у них как бы на положении заложников. Теперь правительство освобо­дилось от контроля стрельцов и энергично сколачивало вооруженные силы. Таким образом, в перспективе предстояло вооруженное противоборство.

После казни Хованского И.А. роли переменились — не стрельцы диктовали свою волю правительству, а правительство диктовало свою волю стрельцам, причем, чем дальше, тем в большей мере. Коренным образом менялось содержание и тональ­ность правительственных указов стрельцам: ранее оно отступало и уступало жела­ниям стрельцов; теперь оно разговаривало с ними языком ультиматумов.

Убедившись в безопасности пребывания в столице, Софья решила вернуться в Москву. 2 ноября правивший Москвой боярин Головин М.П. получил указ о подготовке к торжественной встрече царей и Софьи. Жизнь в стрелецких полках постепенно нормализова­лась…

Таким образом, возглавив придворную партию Милославских и их сто­ронников, Софья умело и последовательно овладела положением в столице; с помощью дворянского войска, собранного вокруг Москвы, за­ставила осенью 1682 г. восставших капитулировать. После усмирения стрелецкого бунта наступило семилетнее правление Софьи. Она направляла действия но­вого правительства, которое возглавил канцлер и её фаворит князь Голицын В.В.

В 1689 г. Петр женился по совету матери на боярской дочери Евдокии Лопухиной. После женитьбы он считался совершеннолет­ним и имел все права на престол; столкновение с Софьей и ее сто­ронниками стало неизбежным. Москва была полна слухов о приго­товлениях к схватке как стрельцов, так и «потешных». Подкупом стрельцов занимался новый фаворит Софьи – Шакловитый Ф.Л.

Августовской ночью 1689 г. Петр был разбужен в Преображен­ском одним из своих сторонников с сообщением о том, что стрелец­кие полки подняты по тревоге и готовы схватить его. Петр ускакал в Троице-Сергиев монастырь. Последствием пережитых ужасов этого и прежних стрелецких выступлений была болезнь Петра: при силь­ном волнении у него начинались конвульсивные подергивания лица. Вскоре в монастырь с развернутыми знаменами пришли вызванные Петром верные Преображенский и Семеновский полки. Петра под­держали многие бояре и дворяне, московский патриарх и даже не­сколько стрелецких полков.

Софью, оказавшуюся в изоляции, заклю­чили в Новодевичий монастырь в Москве. Руководитель стрельцов  Шакловитый был казнен, Голицын В.В. отправлен в ссылку. Трон перешел к Петру. Со смертью царя Ивана (1696) установилось единовластие Петра I.

После отстранения Софьи в 1689 г., устраивая маневры —  «марсовы и нептуновы потехи» — Петр I стрелецким  полкам всегда отводил роль побежденных. Так было осенью 1690 г. К маневрам следующего года были привлечены значительные силы. Одной армией, состоявшей из потешных и солдатских полков, отрядов рейтар и драгун, командовал «генералиссимус Фридрих» — Федор Юрьевич Ромодановский, другой, стрелецкой армией — тоже «генералиссимус»  Иван Иванович Бутурлин. Маневры завершились пленением Бутурлина, захватом обоза и знамен, а затем совместным пиром победителей и побежденных, громом залпов. В сентябре – октябре 1694 г. в окрестностях деревни Кожухово царь устроил новые маневры, и вновь стрельцы были повержены.

Летом 1698 г. Петру неожиданно пришлось прервать посольства (не состоялась поездка в Вене­цию, которая была союзницей по «Священной лиге»). В Вене он получил донесение о новом стрелецком мятеже в Москве. Еще до приезда Петра мятеж был подавлен правительственными войсками. Четыре стрелецких полка, шедшие на Москву, были разбиты под Новым Иерусалимом (ныне район города Истры под Москвой). Бо­лее 100 стрельцов казнили, многие из них были наказаны кнутом и сосланы в различные города.

Однако по возвращении царь заставил пересмотреть приговор. Он лично возглавил новое следствие. Была установлена связь восставших стрельцов с московским боярством и опальной Софьей. В ходе «стрелецкого розыска» казнили уже более 1000 стрельцов, в казнях участвовали сам государь и его прибли­женные. Софья, постриженная в монахини под именем Сусанны, под строжайшим надзором прожила до конца своей жизни (1704) в Новодевичь­ем монастыре.

Стрелецкое войско подлежало расформирова­нию, силы боярской оппозиции были подорваны. 16 московских стрелецких полков Петр приказал рас­кассировать; стрельцов вместе с семьями выслали в разные города и там записали в посадские люди (ремесленники, торговцы). Эту операцию в народе назвали «стрелецким разорением».

При написании статьи использованы материалы книги Павленко Н.И. «Петр Великий», М., «Мысль», 1994 г.