Наша Москва известна с 1147 года, но историки и археологи уверены в том, что на самом деле город на века и века старше. Конечно, наверное, Париж или Лондон древнее. Считается, что первый основан в III веке до н. э., а второй — в 43 году н. э. Москва не может похвастаться тем, что была застроена в единый определенный период, как, например, Флоренция или Венеция во времена Возрождения. Хотя, несомненно, в нашем городе множество стариннейших зданий, но все они — разных веков. Сейчас древнейшим признан Свято-Даниловский монастырь, построенный в конце XIII века по приказу князя Даниила Александровича (Данилы Московского).

Из реально сохранившихся старинных церковных зданий наидревнейшим считается Спасский собор Спасо-Андрониковского монастыря, построенный в 1420-1425 годах. Сам этот монастырь основан еще в 1357 году, но тогда его главный храм был деревянным. Однако после пожаров, случавшихся по Москве регулярно, решено было установить собор из белого камня, который благополучно возвышается и по сей день. Он был расписан великими живописцами земли Русской — Андреем Рублевым (ок. 1375/80 — 1428) и его сотоварищем Даниилом Черным (ок. 1350 — 1428), но, к сожалению, сейчас от росписей осталось только несколько фрагментов.

Гражданским же древнейшим зданием Москвы является легендарная Грановитая палата в Кремле. Она была возведена в 1487 — 1491 годах по указу Великого князя Московского Ивана III (деда Ивана Грозного) специально выписанными из Италии архитекторами Пьетро Антонио Солари и Марко Руффо. Первоначально строение называлось Большой палатой, которая и служила в качестве «переднего приемного покоя государева». До того, как появился Кремлевский дворец, именно Большая палата выступала как главный приемный парадный княжеский зал. Грановитой же ее потом стали величать потому, что стены ее украшены с внешней стороны каменной рустовкой, привычной для итальянских зодчих, но необычно величавой для русского глаза.

Город — крепость

Москва родилась для того, чтобы служить людям защитой: своих жителей надо было оберегать от заезжих грабителей, а границы княжества — от чужого войска. К XVI веку Москва выросла, стала столицей, но ей все еще приходилось охранять москвичей от разных напастей. Только при Иване Грозном она была уже не просто крепостью, а дважды крепостью, а к концу века стала и четырежды крепостью.

Москва - город-крепость

Москва — город-крепость

Крепость №1, самая древняя — Кремль. Вторая по счету — стена Китай-города. Ее снесли не так уж давно — в 1934 году. Но не всю: остатки сохранились между улицей Варваркой и Москворецкой набережной, а также недалеко от выхода из метро «Площадь революции» (к Большому театру).

Китай-город образовался при Иване Грозном — это название получил посад в своем укрепленном и защищенном варианте. О том, что оно означает, искусствоведы спорят до сих пор. Одни ведут его происхождение от древнерусского слова «кита» — связка жердей, другие — от монгольского слова «китай», то есть «средний». Ясно только, что к настоящему Китаю оно отношения не имеет.

Фрагмент Китайгородской стены

Фрагмент Китайгородской стены

Однако и китайгородской стены не хватило, чтобы защитить всех: к тому времени москвичи расселились вокруг Кремля до линии теперешнего Бульварного кольца. По этой линии еще в XIV веке насыпали высокий земляной вал, а перед ним прорыли ров. Но ни вал, ни ров не помешали крымскому хану Девлет-Гирею сжечь эту часть города, так что пришлось вместо них в 1586-1593 годах построить еще одну кирпичную крепостную стену с башнями — «глухими», то есть без ворот, и «воротными». Проход сквозь ворота был не прямым, а извилистым и запирался четырьмя дверями и железной решеткой, которую опускали сверху. Стену покрасили в белый цвет, после чего территория между стеной и Кремлем стала называться Белым городом. От этой крепости и вовсе ничего не осталось, кроме названий: Покровские ворота, Яузские ворота.

А четвертая линия укреплений проходила там, где нынче Садовое кольцо. В самом конце XVI века, при Борисе Годунове, Москву окружили земляным валом с деревянной стеной на нем и рвом перед ним. На стене и башнях стояли пушки. Поначалу крепость назвали Скородомом. С ней поделились названием дома, стоявшие вне стен Белого города. Когда к Москве подходил враг, их сжигали первыми, так что потом на их месте приходилось наскоро отстраивать новые. Скородом довольно скоро сгорел, после чего вал сделали выше. И, хотя на нем опять поставили деревянную стену, москвичи предпочли ориентироваться на него. Укрепление стало называться Земляным валом, а местность между ним и стеной Белого города (между теперешними Бульварным и Садовым кольцом) — Земляным городом. Земляной вал служил таможенной границей города. Как и стена Белого города, он исчез с плана Москвы в XIX веке, оставив на память москвичам названия улиц: Земляной вал, Крымский вал, Зацепский вал, Валовая.

Кремлёвские стены и башни

Старинных построек в Москве достаточно. Однако в отличие, например, от старых европейских городов они не являются градообразующими. Конечно, наш Кремль стоит вот уже шесть веков. Но он — всего лишь точка на плане нашей Москвы. Началась наша земля, всем понятно, от Кремля. Здесь еще в бронзовом веке (2-е тысячелетие до н. э.) возникли первые поселения на Боровицком холме. Конечно, до объявления этого поселения городом Москвой оставались еще века. Крепость на Боровицком холме стали называть Кремлём (или Кремником) только при Иване Калите. Сначала это было городище в пределах нынешнего Кремля, Красной площади и Белого города (между улицами Варварка и Большая Никитская). Сегодня Боровицкий холм занимает примерно 27,5 гектара.

Московский Кремль при Иване III, худ. А. Васнецов

Московский Кремль при Иване III, худ. А. Васнецов

Если поглядеть с высоты, Кремль — не круг, не овал, а… треугольник, еще и не слишком правильной формы. То есть хоть и известно, что наша Москва строилась по круговой форме (такой принцип называется радиально-кольцевой), замыкающейся на Кремле в центре, но сам Кремль никакой кольцевой формы не имеет.

При Иване Калите в 1339-1340 гг. были сложены стены Кремля из вековых дубов обхватом до 70 см. Некоторые башни (тогда они назывались вежами) получились высотой с пятиэтажный дом. После «великого Всесвятского пожара» Дмитрий Донской отстроил новый Кремль из белого камня – известняка. Крепостные стены с тремя угловыми башнями и шестью проездными с воротами возвели в рекордно короткий срок, меньше, чем за два года.

Башни Московского Кремля: 1. Константино-Еленинская (Тимофеевская). 2. Набатная. 3. Царская. 4. Спасская (Фроловская). 5. Сенатская. 6. Никольская. 7. Угловая Арсенальная (Собакина). 8. Средняя Арсенальная. 9. Троицкая (Ризположенская). 10. Кутафья. 11. Комендантская (Колымажная, Конюшенная). 12. Оружейная (Конюшенная). 13. Боровицкая (Предтеченская). 14. Водовзводная (Свиблова). 15. Благовещенская. 16. Тайницкая (Пешкова). 17. 1-ая Безымянная. 18. 2-ая Безымянная. 19. Петровская. 20. Москворецкая (Беклемешевская)

Башни Московского Кремля: 1. Константино-Еленинская (Тимофеевская). 2. Набатная. 3. Царская. 4. Спасская (Фроловская). 5. Сенатская. 6. Никольская. 7. Угловая Арсенальная (Собакина). 8. Средняя Арсенальная. 9. Троицкая (Ризположенская). 10. Кутафья. 11. Комендантская (Колымажная, Конюшенная). 12. Оружейная (Конюшенная). 13. Боровицкая (Предтеченская). 14. Водовзводная (Свиблова). 15. Благовещенская. 16. Тайницкая (Пешкова). 17. 1-ая Безымянная. 18. 2-ая Безымянная. 19. Петровская. 20. Москворецкая (Беклемешевская)

12 августа 1479 года был торжественно освящен главный Московский собор —Успенский. Только что отстроенный Успенский собор был до того нов и прекрасен, что, как нарочно, подчеркивал ветхость остальных кремлевских построек. Ему требовалось достойное окружение. Снова послали за итальянцами, и тогда приехали Антон Фрязин и Марко Руффо (фрязиным, то есть итальянцем, мастера прозвали в Москве, а настоящее его имя осталось неизвестным). Им поручили сооружение новых кремлевских стен, и архитекторы начали с той стороны, что тянется вдоль Москвы-реки.

К тому времени, как работы подошли к концу, в Москве появился Пьетро Антонио Солари из Милана. Он строил стены и башни вдоль Красной площади (которой тогда еще не было). Без высоких шатровых надстроек (которые появились в XVII веке) и тем более рубиновых звезд (установленных в 30-х годах XX века) Кремль Фрязина и Солари походил на средневековый замок.

До наших дней сохранилось 20 больших и маленьких башен. Хотя все они башни одного Кремля, у каждой не только неповторимая внешность, но и своя история, а также собственное имя. (Только двум из них, у Москвы-реки, так и не нашлось никакого названия, и они известны как 1-я Безымянная и 2-я Безымянная).

Строительство Кремля началось, между прочим, с тайны. Первой построили башню с воротами и подъемным мостом у Москвы-реки. В ней были устроены колодец и потайной ход к реке, чтобы можно было носить воду во время осады. Оттого башню прозвали Тайницкой.

Тайники-колодцы сделали и в двух угловых башнях, также обращенных к реке: Свибловой (она защищала брод в устье реки Неглинки) и Беклемишевской. Первую назвали по фамилии боярина Свибло, отвечавшего за ее строительство, а вторую — в честь боярина Беклемишева, чей двор находился рядом. Несмотря на эти сходные обстоятельства, судьбы двух башен сложились по-разному. При сыне Ивана III Василии беклемишевский двор вместе с башней превратился в тюрьму для опальных бояр. А в Свибловой башне инженер Христофор Галовей установил в XVII веке водопровод — подъемную машину, которая по свинцовым трубам подавала воду для нужд царского хозяйства. Оттого эту башню называют еще Водовзводной.

Спасская башня, самая знаменитая из двадцати, заменила старую белокаменную, времен Дмитрия Донского. Прежде она называлась Фроловской по кремлевской церкви Фрола и Лавра, до наших дней не дожившей. В XVII веке над воротами поместили икону Спаса Нерукотворного, и москвичи дали башне новое имя. То ли благодаря этой иконе, то ли оттого, что Кремль с его многочисленными церквями напоминал один большой монастырь, только в народе как-то сам собой установился обычай снимать шапки перед Спасской башней, проходить в ворота с непокрытой головой — так, как входят в храм. Нарушителей москвичи заставляли класть перед образом Спасителя 50 поклонов.

Стены из красного кирпича пришли на смену белокаменным, построенным во времена Дмитрия Донского. Именно с этого времени столицу и стали называть Белокаменной. Ну а когда возвели стены Белого города, название укрепилось еще более. Красные стены Кремля возвели на рубеже XV и XVI веков — между 1485 и 1516 годами. Строили их основательно — целых тридцать лет. И стоят они до сих пор!

Впрочем, существует и мистика такой легендарной устойчивости. Предания гласят, что под каждую из двадцати башен поместили по живому человеку, который добровольно согласился пожертвовать собой ради защиты всего народа московского. Конечно, скорее всего, эти легенды выдуманы. Но ведь ничего не возникает на пустом месте. Значит, за время постройки кремлевских стен погибло множество народа. Впрочем, иначе такие постройки в те времена и не могли бы возникнуть. Стройка-то шла вручную. Кремлёвские стены охватили территорию, площадью более 27 гектаров. А длина самих стен чуть больше 2 километров и 200 метров.

Успенский собор

При Иване III своды старенького Успенского собора были уже подперты толстыми бревнами, и обеспокоенный митрополит Филипп понял, что пора торопиться с возведением нового: ему представлялась копия Успенского собора во Владимире — это было лучшее, что доводилось видеть главе русской православной церкви.

Интерьер Успенского собора Московского Кремля, худ. П. Корин

Интерьер Успенского собора Московского Кремля, худ. П. Корин

Призвали мастеров, Кривцова с Мышкиным, отправили во Владимир изучать образец, а Филипп тем временем велел возить в Москву камень. Тут-то и начались знамения. На Рождество «явися на небеси звезда велика», от которой тянулся луч «толст и светел», похожий на хвост огромной птицы, — комета. На Крещение прилетела вторая — хвост у нее был потоньше, зато длиннее. Они красовались попеременно на одном и том же месте, пугая суеверных москвичей.

Новый храм начали возводить вокруг старого с тем расчетом, чтобы он получился просторнее и выше владимирского. Прежний разобрали уже после того, как новые стены возвели высотой в человеческий рост. А на месте будущего алтаря поставили временный деревянный храм. Такого солидного здания в Москве еще не было, и горожане, затаив дыхание, следили за тем, как оно растет. За два года храм успели достроить до самых сводов. И вдруг майским вечером на закате стены его с грохотом обрушились. К счастью, никто из людей не пострадал. Один из летописцев утверждает, что как раз тогда в столице произошло землетрясение.

Как бы то ни было, столица третий год жила без главного собора, требовалось спасать положение. Иван III позвал тогда псковских мастеров, но те не взялись за работу, а построили вместо того личную церковь великого князя. Наконец Иван решился отправить посла в Венецию. Архитекторов посол нашел множество, но никто не согласился ехать в Москву, кроме Аристотеля Фиораванти.

Мастер осмотрел руины, похвалил качество кладки, сказал, что известь плохая и камень не тверд, после чего принялся за дело. Съездил сначала во Владимир — ознакомиться с русской архитектурой. Потом в Калитникове построили под его руководством кирпичный завод, где изготавливали кирпич тверже и уже, чем делали до того на Руси. Он научил строителей замешивать известь особой прочности. А свой вариант собора стал возводить на очень глубоком фундаменте. И к августу 1479 года столица получила свой главный храм. С тех пор он стоит уже более 400 лет…

История Красной площади

Главной площадью столицы Красная площадь стала не сразу. Было время, когда она не отличалась особой торжественностью, да и называлась совсем по-другому. А было и такое время, когда никакой площади не было. В те годы москвичи селились поближе к кремлевской стене. Так оно было надежнее на случай войны. У самого Кремля голосили петухи, в избах топились печи, в лавках шла торговля. Там, где нынче собор Василия Блаженного, стояла церковь Троицы, а при ней имелось и небольшое кладбище.

Красная площадь, худ. А. Васнецов

Красная площадь, худ. А. Васнецов

Поскольку Москва выросла на месте леса, строили в основном из дерева. В 1493 году огонь уничтожил все постройки вдоль кремлевской стены, так что образовался длинный и широкий пустырь. Тогдашний государь Иван III больше всего испугался за Кремль, который как раз только что отстроил заново: с одной стороны крепость защищала от пожара вода Москвы-реки, с другой речка Неглинка, зато с востока была суша, а на ней горючий и каждую минуту готовый вспыхнуть материал. И царь запретил застраивать выгоревшее пространство. Он решил не подпускать к новеньким стенам жилые дома ближе, чем на 109 сажен, а сажень по нашим меркам — это 2,13 м.

Казнь боярина, худ. В. Владимиров

Казнь боярина, худ. В. Владимиров

Так образовалась площадь, намного шире теперешней (и немощеная). Ее стали называть Троицкой — по церкви Троицы (та была каменной и потому уцелела). Жить у Кремля царь не велел, но торговать разрешил. Только не в лавках, а с рук. По этой причине площадь получила еще одно название — Торг. Но ничего красивого («красного») народ в ней не находил до тех пор, покуда на месте Троицкой церкви не встал собор Василия Блаженного. Когда же в XVII веке надстроили верх Спасской башни с курантами, москвичи окончательно уверовали в красоту площади и начали называть ее Красной, что и было узаконено царским указом.

Красная площадь в XVII веке была самым людным в Москве местом. Она служила москвичам и рынком, где продавалось все на свете от перин до барабанов, и клубом, куда приходили узнать новости или выпить вина в кабаке. На двух помостах — «раскатах» — стояли тогда пушки для защиты Кремля. Раскаты были так велики, что под ними помещались торговые лавки и кабак. Но главные торговые ряды находились на месте нынешнего ГУМа. На Красную площадь являлись недовольные — бунтовать. У собора Казанской Богоматери помещалась «яма» — тюрьма, где держали должников, пока они не выплатят долги.

Случалось, что на площади устраивали публичные казни. В 1698 году, например, там рубили головы стрельцам, поднявшим мятеж против Петра I. С Лобного места — каменного помоста напротив Спасских ворот читали царские указы. А в 1702 году у Никольских ворот выстроили по приказу Петра деревянную «комедийную хоромину» — первый московский театр «для всех».

Собор Василия Блаженного

Собор Василия Блаженного — самый многоглавый из русских храмов: глав у него восемь, а в середине — шатер. Это изобилие не просто так, для красоты. На самом деле, собор составлен из девяти церквей. Восьми церквям по главке, а девятой — шатер. Его появление — результат исторического события. В 1552 году Иван Грозный возглавил военный поход против Казанского царства — остатков Золотой Орды. Крещеное войско отправилось воевать с мусульманами — татарами. Церковный же календарь, по которому жил грозный царь, устроен таким образом, что почти на каждое число приходится в нем какой-нибудь православный праздник или день памяти святых.

Как только у стен Казани происходило что-нибудь значительное, в Москве у церкви Троицы, на месте теперешнего собора, ставили деревянную церквушку, посвященную соответствующему святому. Возвратившись с победой, царь узрел восемь таких церковок и повелел заменить их каменными, для чего были приглашены мастера Барма и Постник. Те же симметрии ради спроектировали девять: одну посередине, а восемь вокруг,- и все на одном основании. Те, что вокруг, ориентированы по сторонам света, так что получился собор-компас. Если кому-нибудь вдруг понадобится прямо на Красной площади выяснить, в какой стороне Северный полюс, он может развернуться в том направлении, куда смотрит церковь с бело-голубой главкой.

Центральную церковь посвятили празднику Покрова Богородицы, отчего собор получил название Покровского: собор Покрова, что на рву (ров имелся рядом, у кремлевской стены, — он соединял реку Неглинку с Москвой-рекой). Прошло несколько лет, и у стены собора похоронили известного в Москве юродивого Василия Блаженного. В том месте к храму пристроили десятую церковь, благодаря которой он и получил свое второе название.